Нова Наэр
Где капля счастья тонет в море горя...
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Нова Наэр


воскресенье, 6 декабря 2015 г.
Рано или поздно все умирает... Нова Наэр 14:17:23
 ­­

Этот пост будет о том, что когда-то, маленькие восторженные дети умирают в ком то из нас. Те создания, которые видели все иначе, у кого фантазия работала как вечный двигатель, и творили они взахлеб, не вспоминая про время.
Рано или поздно мы вырастаем из этого возраста. И тем, кто смог сохранить в себе этого ребенка очень и очень везет. Я не смогла. И чувствую огромную утрату, каждый день вспоминая те ощущения, которые та девочка дарила мне.
Когда я начала писать мне было пятнадцать. Ничего особо выдающегося в моей жизни не происходило, я начинала только узнавать о взрослой жизни и мне все казалось таким интересным и захватывающим. Я жила вымышленными историями, прогоняя их через себя и наслаждалась теми событиями, которых не было в реальности.
Я пишу все это, потому что до сих пор некоторые мне что-то пишут, просят скинуть какие-то из фанфиков,дописать незаконченную историю,а я не могу себя заставить.
Та девочка во мне умерла. Её задавили взрослая жизнь и появившиеся в моей жизни отношения. И знаете, что я вам скажу? Даже порой жестокие мои фанфы были куда приятней реальности. Эти мужчины сломали то самое дорогое во мне, что я лелеяла, чем гордилась. А они, парой резких рывков, выдернули меня из мира сказок и фантазий и больно удалили о землю реальную, не забыв при этом втоптать в грязь.
Время идет, я оправляюсь, переоцениваю ценности, учусь доверять и не подпускать плохих людей. Я взрослею, становлюсь на ноги, развиваюсь. Но той девочки больше нет. И я словно ношу траур несколько лет, и при воспоминаниях о том, как я писала сердце сжимается, и страшно даже открыть ворд. Я делаю попытки что то написать, даже начала один проект, но он двигается так, словно я улитка, хотя раньше я могла навоять одну главу за пару часов. Потерялась та тонкая грань, когда я писала то, что приходило в голову, не особо заморачиваясь что-то придумывать. Оно само рождалось в голове и выливалось в строчки и рассказы.
Но все заканчивается. Я жалею об этом. И горюю до сих пор. Я не смогла её сохранить. Не уберегла от жестоких и эгоистичных людей. Но жизнь идет, время капает, и быть может, скоро на прилавке вы возьмете в руки мою книгу, и когда будете её читать, узнаете в стиле, в словах что-то знакомое. Но так и не сможете вспомнить, откуда же эта ностальгия. И если это чувство посетит вас, это будет большой наградой той пятнадцатилетней девочке, что начала писать так яростно и с наслаждением...
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 20 июля 2015 г.
Нова Наэр 20:57:08
Запись только для меня.
пятница, 16 августа 2013 г.
Бабочка (8 и последняя) Нова Наэр 16:42:46
 Спасибо большое МиланаIМилаIАверман­... Благодаря ей я таки собрала воедино с первой по последнюю главы бабочки))) Ещё раз огромное спасибо!!!

­­

CENTER]8[/CENTER]

Подробнее…Гаара, с грацией, свойственной только ему, сел на диван, пригубив вина из бокала. Я же стояла напротив него, наблюдая. Он разглядывал меня как хозяин, придумывая наверно, что можно со мной сотворить.
- Раздевайся.
Я на миг оторопела, но потом послушно стала снимать с себя кофту.
- Нет, медленно, со страстью.
- Я не стриптизёрша!
- Меня не волнует!
Прикусив язык, я стала медленно стягивать лёгкую кофточку, потом юбку, когда дошла до лифчика, остановилась.
Гаара прищурился, как бы спрашивая, почему я остановилась. Но мне хотелось провалится сквозь землю. Я не могла на него смотреть, опустив глаза в пол я спустила одну лямку лифчика, затем вторую, наконец расстегнув его и скинув с себя.
- До гола, - Гаара сидел с видом собственника разглядывая мою грудь, скользил голодным взглядом по животу, натыкаясь на всё те же ни в чём не повинные трусы. Я помахала головой в знак отказа. Не собираюсь так унижаться. Ладно, я делала это не раз, и не только это, но если я сниму перед ним последнюю одежду, значит я ему подчинилась. А я не подчинилась! Я делаю это для Жана!
Гаара отставил бокал, и подошёл ко мне. Сначала он погладил меня по щеке, спускаясь на шею, по груди на талию, вниз, где двумя пальцами зацепился за краешки трусов и спустил из до конца, легонько чмокнув меня в живот. По моему телу пробежала дрожь и я схватилась за его плечо. Он улыбнулся, продолжая покрывать мой живот поцелуями, держась руками за бёдра. Он гладил мои ноги, так легко и так возбуждающе. Затем стал подниматься выше, к груди, положив одну руку мне на спину. не позволяя отстранится.
- Нравится?
- Нет, - тщетно простонала я, хватаясь за его рубашку, когда он в очередной раз провёл языком по соску.
- Не верю.
Гаара принялся посасывать его, вырывая из моего рта стоны наслаждения. Я чувствовала на своей коже его горячее дыхание, ощущала прикосновения его рук к моей горячей коже, чувствовала этот его ни с чем не сравнимый запах, сводящий с ума.
Оторвавшись от груди, он стал цепочкой лёгких, как взмах крыльев бабочки, поцелуев подниматься к моей шее, оставив на ней несколько сильных и страстных поцелуев, поднявшись к уху. Он укусил меня за мочку, лизнув её, тихо прошептав:
- Я заставлю тебя желать меня. Ты придёшь ко мне и будешь умолять взять тебя. Ты будешь хотеть меня так сильно, что тебе и не снилось.
А потом поцелуй. Томный, страстный, сводящий с ума...
Когда нам обоим стало нечем дышать, Гаара отстранился, повернув меня к себе спиной. Он поцеловал основание шеи, захватив в обе руки мои груди, стал нещадно мять их, дразня соски. А потом поцелуи. Море, море поцелуев! Он расцеловал каждый сантиметр моего тела, обдавая жаром своего дыхания. И всё что могла делать я - это стоять, позволяя ему делать всё что он захочет, издавая громкие, протяжные стоны.
- Где ты была?
Я устало плюхнулась на диван, закинув ноги на спинку.
- Где я только не была...
- Я требую объяснений, Лиа! Мне сказали что ты уехала с Собаку. Как это понимать? Что, опять в старый бизнес потянуло? - Жан кричал во весь голос, чуть ли не начав бить посуду и мебель. Боже, как баба!
- Я тебя спасала.
- Это не оправдание!- Ну вот, бедная вазочка!
- Прекрати истерить! Хочешь лишиться всего только из-за своей гордости?
- Я тебя купил, и ты принадлежишь мне!
- Ах вот мы как запели! Значит все признания в любви, все эти разговоры, что прошлое в прошлом, что ты никогда не заикнёшься об этом были лишь ложью? - Я подорвалась с дивана, посмотрев на него полным ярости и обиды взглядом. - Я могла оставаться и в преть на той работе, там меня хоть не упрекали и не стыдили! Да, Жан, я проститутка! Я ей была, есть и останусь навсегда, пока все меня так воспринимают!
Ну вот. Снова эти предательские слёзы! Но я не могу их унять, закрыв лицо руками, убегаю наверх в свою комнату. Хотя...
Кого я обманываю, нет здесь ничего моего. Даже Жан, и тот меня купил...
Уткнувшись в подушку продолжаю рыдать. Слышу как распахивается дверь и влетает Жан.
- Я ещё не закончил! Ты унижаешь меня при людно, потакая этому молокососу! Что, между ног загорелось? Так давай я тебе вставлю и всё пройдёт!
При этих словах у меня внутри всё загорелось. Я вспомнила ласки Гаары, его вкрадчивый бархатный голос, его запах.
- Не смей так говорить! Ты меня кажется в невесты брал а не шл*ху покупал!
- Да нет, шл*юху два года назад как раз купил!
Я не выдержав подскочила к нему и дала пощёчину. Но заметив, как он разозлился, отскочила от него, пятясь назад.
- Значит так ты со мной. Я тебя из этого д*рьма вытащил, а ты значит пощёчину. Что, унизил тебя? А ты? Как ты поступила, поехав с ним? У меня тоже терпение не безгранично, Лиа, мне осточертело это терпеть. Я тебя купил, и ты должна слушаться меня, как собачка, поняла?
- Ни за что. Уж лучше я буду втоптана в грязь Гаарой. Он хоть прямо говорит свой отношение ко мне. Не то что ты.
- Тогда уматывай к нему.
- Что?
- Что слышала! - Жан принялся собирать мои вещи, срывая их с вешалок, разворошил комод, швыряя их в меня. Нет, я так больше не могу. Хватит!
Пробежав мимо него, я схватила ключи от машины и выбежав из дома, завела свой чёрный порш, надавив на газ.
Ночной Париж - зрелище неописуемое. Всюду гуляют парочки, светятся огнями вкусно пахнущие кафешки. И Эйфелева башня.
Я сижу на лавочке на мостовой, наблюдая как сверкает это чудо света. Тёплая звёздная ночь. Вместо алкоголя я купила горячий латте с пончиками и сижу их жую.
Не могу никак понять, что же происходит. Если честно, сейчас хочется прибежать к Госпоже, к моим девчонкам, обнять их, посидеть повеселится, как раньше. Мы были как семья, пока я не пленённая безнадёжными мечтами и обеспеченным французом не покинула их. Как они там? Я так соскучилась.
И Гаара... Так хочу увидеть снова того заботливого Гаару, который откачивал меня той ночью. Той ночью... когда я в него влюбилась...
Да даже если он такой гад и сволочь как сейчас, я всё равно хочу к нему. И не потому, что безумно желаю, а потому, что безумно люблю. Хочется обнять его, уткнувшись в шею, вдохнуть его запах, зарыться пальцами в его красные волосы. Услышать его голос, увидеть его улыбку. Пускай даже это будет просто ухмылкой, но главное чтоб его...
По щекам потекли слёзы, но я не утруждаюсь смахивать их с лица, продолжаю жевать пончик, запивая кофе. Лёгкий тёплый ветерок остужает горящие щёки, до ушей доносятся голоса чаек, устроившихся где-то неподалёку. Так хорошо, но и так плохо... Болит сердце, ноет от тоски и непонимания.
- Боже мой, Гаара, как я хочу к тебе...
- Неужели?
Я чуть не дожёванным пончиком не подавилась! Оглянувшись увидела озадаченного Гаару. Он был не в костюме, а в обычных джинсах и футболке. Он присел рядом на лавочку, взяв из моих рук латте и отпил немного.
- Пончики ещё остались?
- Неа, - немного срывающимся голосом ответила я, вытирая слёзы.
- Погоди. Он подскочил, выудив из припаркованной рядом с моей машины пакет с пончиками и кофе.
- Тоже латте любишь?
- Ага. А с чем пончики?
- С шоколадом. А разве моделям можно пончики?
- Надоело питаться травой.
- Так уйди из модельного бизнеса.
- Куда? Хотя... я и так скоро из него уйду.
- Почему?
- Больше не хочу видеть Жана. Да и он меня наверно тоже. Мы поругались, - пояснила я, откусив пончик, из которого потёк ещё горячий шоколад, скатившись капелькой по моему подбородку. Гаара, засмеявшись, вытер её, облизав палец. Он сейчас был таким не таким, что мне снова захотелось плакать. У меня задрожали губы и полились слёзы. Но Гаара, снова улыбнувшись, вытер их, поцеловав в лоб.
Наконец, еле дожевав пончик, я посмотрела ему в глаза:
- Что это значит? Это твоё странное поведение?
- Странное? Обычное.
- Но не для меня! Ты всегда был таким...
Он поцеловал меня, заставив замолчать.
- Давай забудем, что было до этого?
- А потом ты выкинешь что-нибудь такое, после чего мне будет невыносимо больно!
- Нет. По правде. Давай начнём сначала.
- Почему? - Я не понимала ровным счётом ничего, что сейчас происходит. Что это значит? Почему он такой? Он задумал что-то?
- Понимаешь, все эти два года я думал только о тебе. И мне пришло в голову, что если я буду так с тобой поступать, то ты меня возненавидишь, и никогда не будешь со мной. Вот решил, измениться что-ли...
- Не понимаю.
- Ох, ну как это объяснить! - Гаара взлохматил себе волосы, прикрывая ладонями глаза. Он пытался что-то объяснить, но я никак не понимала.
- Короче, я типа... тебя, ну...
Он открыл глаза, посмотрев на меня.
- Короче хочу чтобы ты была моей.
- Хорошо.
- Что? - он округлил глаза, ожидая пламенных речей в духе: ты такой гад, такой козёл, ты мне столько всего плохого сделал, да я никогда с тобой не буду! А тут.. Хорошо. Что значит хорошо?
- Хорошо.
- Это я уже слышала.
- Знаешь, я ведь от тебя ашь в Париж сбежала, но и тут ты меня достал. Так что логичней будут больше не убегать а быть с тобой. Так хоть далеко ходить не надо чтоб сделать мне пакость.
- Я не собираюсь делать пакости.
- Ты врёшь.
- Я правду говорю!
- Не верю!
- Боже! Ладно, не веришь, не надо. Всё! Забудь что я говорил! - Он подскочил и побежал к машине. Я рванулась за ним, вцепившись сзади. Он тщетно пытался убрать мои руки, но это у него не получалось. Или он просто не особо этого хотел...
- Не уходи... Я не могу больше делать вид что ничего не происходит. Я люблю тебя, Гаара, даже после всего, что ты сделал. Даже если ты столько же сделаешь! Я люблю тебя.
- Там пончики ещё с кофе остались. Пошли доедим что ли?
- Пошли.
И он взяв меня за руку повёл обратно на лавочку.
Так мы до самого рассвета сидели с ним на той лавочке. Болтали, смеялись, целовались...
И всё было так хорошо. Наконец всё было хорошо!

Рассвет поднимался над Парижем, освещая своими розовыми лучами парочку, которая просто сидела в обнимку на лавочке. Они просто сидели рядом, наслаждаясь друг другом. Впереди у них ещё много всего. Всего хорошего, разумеется! Но это уже друга история. История о том, как они вернулись в Японию. Как Гаара предложил ей выйти замуж. Как Лиа, которая навсегда для него останется Бабочкой, родила ему сына. А потом и дочь. А потом ещё одного сына!
Эта другая история, о том, как они обрели счастье. А ведь начиналось всё так ужасно. Но... Вот секрет времени. Оно заставляет людей переосмысливать свои поступки и в одну секунду менять как их характер, так и жизнь...


Категории: Гаара
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
среда, 7 августа 2013 г.
Бабочка (5-7) Нова Наэр 16:27:24
 ­­

К сожалению, это всё что я нашла у себя в закромах. Конец я так и не нашла((( Печально(( Хотя, если кто-нибудь хоть примерно помнит чем закончилась Бабочка, прошу писать мне, буду восстанавливать!))

Подробнее…
5


Обычные дни в школе. Тоска зелёная. Учитель что-то рассказывает, но его мало кто слушает. Я же просто разглядываю небо. Синее, без единого облачка. Погода прямо противоположна моему душевному состоянию. Мысли крутятся возле одной темы, всё больше погружая в депрессию. Он просто купил меня. Вот так просто. А теперь даже не замечает меня. Буд-то меня и нет вовсе. Саске с Саем лишь ехидно ухмыляются, и только Наруто улыбается как всегда. Он конечно тоже козёл, но на него почему-то трудно злиться.
Звенит звонок, и я отправляюсь на улицу. Свежий воздух, слегка прохладный ветерок, пачка апельсинового сока в руке – жизнь прекрасна! Наверно…
Гуляю вокруг школы, совершенно ни о чём не думая, выгоняя из головы все ненужные мысли. Однако, свернув за угол, натыкаюсь на не очень приятную картину.
В одном из укромных мест в школе, прижав девушку к стене стоял Гаара, жадно целуя её. Она не сопротивлялась, напротив, расстёгивала ему штаны.
Если честно, я потерялась. И что мне делать? Если двинусь, они меня заметят, а не двинусь, что, смотреть на это?
Однако из трудного положения меня вывел ровный, без эмоциональный голос.
- Хочешь посмотреть? – Гаара слегка повернул ко мне голову, тем временем как девушка спустилась на колени и полезла к нему в трусы.
Я подавилась возмущением. Развернувшись, просто пошла обратно, сделав вид что ничего не видела. Однако внутри всё перевернулось от ревности. Я просто задыхалась от злости, мечтая порвать их обоих на мелкие кусочки. Я неосознанно сдавила руку, и мой пакетик с соком лопнул. Я с грустью проводила последние капли, стекающие с моих пальцев. Жаль, там было больше половины. И вдруг небо стало не такое синее, и погода не такой тёплой, да и ветер не прохладным, а ледяным.
Я снова и снова прокручиваю в голове всё что происходило до той ночи. Почему он так поступил? Для чего вообще это ему было надо? Из-за того, что я не пала перед ним ниц, когда наткнулась ненароком? Но его поведение…странное. Он так легко меняет свой характер, что становится страшно. Ведь он был милым, заботливым, пусть немного грубоватым, но был же! Я совершенно ничего не понимаю.
На работе мне урезали зарплату на пару месяцев за моё поведение. Госпожа невероятно злилась, кричала громче, чем когда-либо. Сказала, чтобы я забыла о Собаку и больше не повторяла ошибок, что мне следует помнить, кто дал мне шанс на хорошую жизнь. Я молча выслушала её, со всем согласившись. В тот вечер я работала на автопилоте. Даже не помню, сколько у меня было клиентов.
О потом меня ошарашили одной новостью…

С того раза, как я видела Гаару с той девушкой, они менялись не раз. Почти каждый день новая, и все как на подбор стройные, красивые, но слишком доступные. Я усердно старалась ничего не замечать, пропуская мимо ушей колкости со стороны Саске. Оказывается, уже вся школа знала, что меня отымели. Девушки надменно смотрели на меня, хотя какого чёрта? Они же через пару часов оказывались под ним же! Ааа! Бесит!

Я медленно шла на остановку, смотря куда-то в пространство. Этот день был на удивление спокойным и тихим. Меня не окрикивали и не отпускали в мой адрес гнусные шуточки, не ставили подножки завистливые девушки, я не видела Гаару с другими…
Было тепло и солнышко щекотало кожу нежными лучами. Скоро каникулы, а значит мой отъезд. Мысленно я уже водрузилась на вершину горы из чемоданов, в платьице от Chanel и лодочках Manolo Blahnik. На голове причудливые кудряшки и французский парфюм. Париж! Город любви и моды! Рассказать поподробней?
Один из моих клиентов – продюсер модельного агентства. Один из самых моих обеспеченных и влиятельных мужчин. Он уговорил Госпожу подписать контракт, в котором говорилось, что моя специальность менялась. Я прекращаю заниматься проституцией и начинаю модельный бизнес. Проценты от моей выручки будут отходить нашему заведению, вроде как я и не прекращала приносить прибыль. Госпожа сразу же согласилась. Она сказал, что желает мне иной жизни, что у меня есть возможность начать с нуля. Сказала, что все девочки для неё как дочки, и она желает нам только счастья.
Вот так я и отправляюсь в Париж! Не верится! Уехать отсюда, туда, где нет его.
А пока я медленно шла на остановку, не замечая ничего вокруг. Когда у человека хорошее настроение его трудно испортить. Но возможно…
- Чего такая счастливая? – Сзади послышался голос Гаары и я обернулась. Красив как всегда. Холоден и притягателен.
- А что, нельзя?
- Почему же? – Он подошёл ко мне справа, обвив рукой талию, и подтолкнул вперёд. Я попыталась стащить его руку, но он сильно сжал мой бок, пришлось стерпеть.
- Чего ты хочешь? Я сегодня не работаю, так что клиентов не принимаю. – Хмуро пробубнила я, недовольная его поведением. Что на этот раз ему в голову пришло? Он же сделал то что хотел! Так пусть отвалит!
Гаара многозначительно улыбнулся, теснее прижав меня к себе. Он ничего не ответил. Всё время что мы стояли ожидая автобуса, и он зашёл в него со мной, сел рядом, продолжая обнимать. Я что типа сейчас закричу «маньяк!» и убегу? Он молчал, и эта тишина действовала угнетающе.
- Почему ты это делаешь? – Я посмотрела ему в глаза, ожидая хоть в них найти ответ.
- Что это?
- Едешь со мной! – Но его взгляд, как и голос не выражал никаких эмоций. Он закрылся наглухо в этой броне безразличия.
- Хочу и еду, - Повисло неловкое молчание, ну, по крайней мере, оно было таковым для меня.
Его рука, лежащая на моей талии, была тёплой. Он слегка поглаживал её, от чего по моему телу пробегали мурашки удовольствия. Сейчас хотелось мурлыкать как кошке, прижаться к его груди и забыть жестокую реальность.
- Похоже, ты сам не знаешь, что делаешь. Что, эти одноразовые девушки надоели?
- Они как бабочки-однодневки. Не такие красивые и не такие редкие. Облепляют со всех сторон, только выбирай. Хотя, в этом есть и преимущество: каждый раз новые ощущения. Хотя, не такие сильные и фееричные как с тобой.
От такого потока слов я ашь замерла, слушая его странные речи. Гаара продолжал смотреть вперёд, однако его рука всё плотнее прижимала меня к себе.
- Я тебя не понимаю, - Мои мысли путались, накатила вселенская усталость, хотелось сию минуту завалиться в кровать и уснуть. Но его тепло, нежные движения пальцев на моём боку, запах его парфюма, всё заставляло сердце сжиматься.
- Я тоже себя не понимаю, - Гаара повернул ко мне голову, наклонился и поцеловал в шею. Я подпрыгнула на месте, пытаясь отодвинуться от него. Но он продолжал меня прижимать, уткнувшись носом в мою шею и положил вторую руку мне на ноги.
- Прекрати это! Я больше не поведусь на провокацию! – Я стала повышать голос, и на нас стали озираться другие пассажиры. Гаара выпрямился, убрав руку с моих ног. Однако ту, что была на талии, поднял на плечи и принялся накручивать на палец пряди моих волос. – Знаешь, ты ведёшь себя очень странно. Что происходит?
- Не знаю.
- Садистские порывы?
- О чём ты? – Его бархатный голос звучал почти сонно и отстранённо. И это выводило из себя.
- Тебе так нравится причинять мне боль?
- Нет. Больше нравится доставлять удовольствие.
Господи! Что он мелет? Он что думает, так поступив со мной, может теперь говорить такое?
- Мне плевать, что тебе там нравится, просто отстань от меня! Я больше не хочу иметь с тобой дело! Понял.
- Тише ты! – Наконец он проснулся! Повернувшись ко мне, он убрал руку с моих плеч. Его бирюзовые глаза заставляли бабочек порхать в животе. И снова накатили воспоминания о той ночи, когда я напилась, о его заботе и нежности, потом та ночь, когда мы были вместе… У меня в горле встал ком. Я быстро отвернулась, чтобы не заплакать прямо у него на глазах. Но надо взять себя в руки и отпустить эти чувства. Скоро он уйдёт из моей жизни. Нужно забыть его.
Тогда, почему бы на последок не… Нет, ни в коем случае! Будет больно, очень больно. Я буду вспоминать его, наш последний раз, его запах, тепло, ощущение его крепкого тела, его взгляд, голос…
Я не сдержалась. Слёзы покатились по моим щекам, падая на белую блузку. Сердце разрывалось на куски, а мысли просто в бешеном потоке роились в голове, не давая успокоиться.
- Ты что, плачешь? – Как по сердцу ножом. Его гол совсем рядом, вот он, возле уха. Его рука обвивает меня за живот, как бы успокаивая. С чего он вдруг такой добрый?
Я не ответила, просто закрыв лицо руками, не позволяя ему взглянуть на меня. Нет, не хочу его видеть, ни сейчас, ни когда либо!
Открылись двери автобуса, и не особо раздумывая, я вырвалась из его рук и выбежала.
Я слышала, как он кричал, чтобы я остановилась, но не сделала этого. Повернувшись, я смотрела, как он уезжает на автобусе. Перед ним закрылись двери, и он просто стоял и смотрел на меня, упершись руками в створки дверей. Его взгляд выражал столько эмоций, что я просто не могла их всех расшифровать. Но три я точно поняла: тоску, безнадёжность, боль…
Ну вот и ты их почувствовал. Приятно, любовь моя? Мне тоже не сладко…
Я наблюдала, как он уезжает от меня в этом автобусе, провожая взглядом. Слёзы текли ручьями, но я не могу их остановить. Что мне делать? Как быть?
Забуду. Я забуду его, там, в Париже. Где нет его. Но до конца учебного года осталось две недели…
Я медленно пошла, не разбирая дороги. Достала из кармана телефон и сигареты. Закурив, набрала номер моего французского доброго феи-крёстного.
- Жан, Лиа. А не получится уехать раньше? У меня возникли некоторые проблемы.
Его мелодичный голос, с лёгкой картавостью и хрипотцой так явно контрастировал с бархатом голоса Гаары. Но это было даже приятно. Он что-то защебетал на своём французском, но явно было слышно ,что он рад моей просьбе.
- Конечно, Cheri!Всё для те6я! Я завтра заеду за тобой!
- А школа?
- А сначала в школу, потом за вещами! Я так рад, моя ненаглядная! Мне не терпится показать тебя этим напыщенным толстосумам! Пускай посмотрят, какой я бриллиант здесь нашёл! – Он болтал без умолку, прогоняя ненужные чувства, навевая настроение перемен. С стало легче. Намного легче!
Да, я трусиха. Да, я убегаю. Убегаю от себя. И я знаю, что придётся трудно, но ведь без трудностей неинтересно жить, правда?

Увидев Бабочку с каким-то блондином, Гаара не особо удивился, так как знал, где она работает. Однако когда их пошла провожать к машине директриса, он напрягся. Всё это было донельзя странным. Бабочка выглядела счастливой, какой не была никогда. И почему-то на Гаару накатила тоска, когда он наблюдал из окна, как его некогда игрушка, садится в дорогое, как и этот француз, авто и уезжает.

На следующий день её не было. И на следующий тоже. И через неделю и две. Она исчезла, как сон. Буд-то и не было её вообще. Однако сердце Гаары подпрыгивало каждый раз, когда открывалась дверь в класс.
- Сенсей? – Он поднял руку, что не делал никогда в принципе, от чего весь класс в ожидании, и с каким-то трепетом замолчал. – А где Асано Лиа? Её не было на церемонии закрытия. И вот уже вторую неделю нет.
- А я вам не говорил? – Он почесал затылок. – Простите! Она уже давно во Франции ,строит свою жизнь на поприще модели!
От этих слов у Гаары внутри всё перевернулось. Он впал в ступор. Как во Франции? Но…
Он вспомнил француза, её счастливое лицо…
«- Ясно, значит вырвалась из этой бардельной трясины…»

Трап самолёта, платье от Chanel, туфли Manolo Blahnik, французский парфим и игривые кудряшки. Меня ведёт под руку мой француз, который просто не может оторвать от меня ни глаз, не рук. Нас встречает человек пять из обслуживания и стоит роскошный белый лимузин.
- Это сказка, да? – Я не могу поверить ,что это реально. Смотрю на моего Жана, он лишь лучезарно улыбается, нежно шепча:
- Я мир брошу к твоим ногам, если ты будешь моей. Я безумно люблю тебя, моя Бабочка…
И вдруг, даже через ослепительную улыбку, можно было заметить гримасу боли, но лишь на мгновенье. Минутная слабость, так сказать. Больше я такого себе не позволю.
- Всё возможно! – Я поцеловала его в уголок губ, затем быстро развернулась и прокричала:
- Ну здравствуй, Париж! Я иду!
Счастье подобно бабочке. Чем больше ловишь его, тем больше оно ускользает. Но если вы перенесете своё внимание на другие вещи, оно придет и тихонько сядет вам на плечо.


6


Гаара монотонно переключал каналы. Они всей своей шайкой-лейкой собрались дома у Наруто, смотреть матч по футболу. Уже было закуплено пиво и приготовлены чипсы. Саске ходил попятам за Наруто и нудил, что тот делает всё в последний момент. Неджи доставал бокалы, а Сай уплетал орешки в сторонке. Гаара же примостился на диване, бесцельно щёлкая каналы. С окончания школы прошло два года. Вот им уже по девятнадцать. Почти все работают. Почти потому что то, чем занимается в компании Наруто трудно назвать работой. И вот только в такие вот субботние вечера им удаётся отдохнуть.
Канал за каналом Гаара переключал с безразличием и скукой, пока…
На одном из каналов промелькнуло знакомое лицо. Он быстро переключил назад.
По подиуму, под прицелом сотен камер и стольких же зрителей шла она… На ней было длинное красное платье в пол, без лямок, длинные волнистые волосы и томный взгляд из под пышных ресниц. Гаара не мог отвести глаз от экрана. Он забыл обо всём на свете, наблюдая, как она поворачивается и уходит обратно. Однако через пару секунд возвращается в обнимку с тем самым французом, которого некогда видел Гаара.
Вокруг телевизора уже собрались и другие парни, не веря ни глазам, ни ушам. Там, на экране, этот самый француз стал на колено и протянул их Бабочке коробочку с кольцом. Та заулыбалась и подала руку. Мужчина с восторгом надел ей на палец кольцо. Зрители зааплодировали и кричали поздравления, а парочка под рёв толпы удалилась. Всё это происходило под молчаливым и пристальным надзором парней, которые просто были в шоке.
- Н-народ, так это ж…
Наруто тыкал пальцем в монитор телека, пихая локтем Саске.
- Она стала моделью, здорово, - Сай как всегда был невозмутим, снова натянув фальшивую маску. Неджи искоса взглянул на Гаару. Тот сидел мрачнее тучи. Он сжал пульт с такой силой, что по нему пошли трещины.
Кажется, футбол на сегодня отменяется.
Гаара поднялся, схватив бутылку пива, сигареты и ключи и ушёл, не сказав ни слова.
- Может за ним пойти, мало ли? – Наруто проводил друга взглядом. Все эти два года Гаара не мог забыть Бабочку. Все его девушки были чем-то похожи на неё: цвет волос, стрижка, цвет глаз или голос, смех. Это превратилось в манию, пока самого Гаару не начало тошнить от этих подделок. Тогда он впал в депрессию. Только это не та депрессия, что бывает у нормальных людей. Его депрессия вылились в миллионные доходы компании его отца. Гаара полностью ушёл в работу, порой забывая обо всём. И тут такое. Мало того, что она объявилась спустя два года, так ещё и помолвлена оказывается. Да, для Гаары это шок.


Я медленно брёл по улице, попивая пиво. Всё кругом светилось и раздражало. На улице праздник, а у меня трагедия. Я свернул в более тёмную и мало оживлённую улицу, наконец, спокойно вздохнув. Закурил. Дым приятно пробежал по лёгким, даря какое-то странное облегчение. Значит выходит замуж…
Я пнул валяющуюся под ногами банку с такой силой, что та, ударившись о мусорку, образовала там вмятину.
- Чёрт!
Внутри всё кипело от злости и ревности. Я всей душой ненавидел её. Какого чёрта она улетела?
Хотя я и самого себя не понимаю. Ведь это было лишь игрой, временное развлечение. Она была такой гордой и несгибаемой, что мне захотелось поломать её. Но как оказалось, она поломала меня. Моя Бабочка, как она и сказала, не превратилась в гусеницу, а так и осталась прекрасной, и продолжает свободно порхать. Там, в Париже, там, где нет меня. Я наверно был для неё как нарыв, от которого она могла избавиться только радикальными методами. И она это сделала.
А я… Я возомнил себе, что она падёт к моим ногам, будет умолять меня быть с неё, будет биться в истерике, моля принять её. А я буду принимать и кидать её, чтобы помучить, ведь она будет сходить по мне с ума. Но она оказалась другой. Той, что для меня недоступна. И я не о теле говорю, о душе, которую она бережёт, укутав в кокон, далеко-далеко, где её никто не потревожит.
Но ведь рано или поздно из кокона должна вылезти бабочка…
У меня были девушки после неё. Много. Но ни одна не смогла подарить того, что подарила она. Желание обладать ей, и это чувство, когда ты получаешь то, чего так сильно хочешь.
Хотя всё могло быть иначе, поступи я тогда по-другому. И она была бы со мной. Но нет, я решил повыёживаться. И вот результат.
Снова вывернул на шумную улицу, выкинул пустую бутылку из-под пива. Всё вокруг горит и сияет, и в самом центре, там, где ярче всего, висит огромный плакат моей Бабочки. Она улыбается с него, и её глаза сияют счастьем.
Счастье, да? Тогда я тебе его поломаю…

Частный самолёт опустился на посадочную площадку. Открылись двери и оттуда вышел молодой парень в строгом чёрном костюме, идеально сидящим на крепком, сильном теле. Он засунул руки в карманы и направился к подъехавшему автомобилю.
Из машины вышел мужчина, открыв перед ним дверь.
- Прошу, господин Собаку.
Парень сел в машину и когда она тронулась, на его лице отразилась довольная, но уж больно злобная усмешка. Он замыслил втоптать счастье одной девушки в грязь, заодно и её тоже, чтобы после этого, она точно приползла к нему, умоляя принять её…


- Дорогая! В этом платье ты прекрасна! – Жан в восхищении развёл руки, окидывая меня томным взглядом, - Все мои партнёры по этому делу будут поражены наповал!
- Что ты! По-моему, это платье довольно скромное.
Я оглядела своё чёрное платье, которое было чуть ниже колена и поднималось под самое горло, и пришла к выводу, что оно действительно великолепно. Поэтому и я в нём должна смотреться неплохо!
- А кто там будет?
- О, дорогая, я сам не помню всех их имён! Это же банкет, представь, сколько там народу!
Мой француз обвил мою талию руками, даря нежный поцелуй. Его прикосновения всегда были такими мягкими и нежными, будто он гладил не женщину, а кошку, и если мне что не понравится, то я его цапну или поцарапаю.
- В общем, я должна быть милой и улыбаться.
- Любовь моя, ты вольна вести себя как пожелаешь! Ты же не эскорт, ты моя невеста! – Жан возмутился, сердито на меня уставившись. – Ты всё никак не можешь забыть что было в прошлом? Ты больше не ночная Бабочка, Cheri! Ты известная по всему миру модель, которую боготворят!
- Не правда! Я ещё не так популярна!
- Ох уж мне эта твоя скромность! – мужчина притворно закатил глаза, беря меня под руку.
Возле шикарного двухэтажного дома стояла не менее шикарная машина, которая должна была отвезти нас на банкет Жана. Сам Жан просто светился от счастья, с того момента как я сказала «Да». И вот сейчас он будто сияет. Улыбка не сходит с его лица и глаза лучатся счастьем. Да и я тоже, вроде…счастлива. Хотя… Нет! Я счастлива!

7

Шикарный зал был полон гостей. Богато украшены столы, вокруг снуют официанты с подносами, предлагая шампанского. Я взяла один бокал, осушив его залпом. Меня не переставая расспрашивали о предстоящей свадьбе, не хотим ли мы завести детей, не прекращу ли я свою карьеру. Больше не могу! Это выше моих сил! Они наверно живут сплетнями!
Слава богу, что у Жана есть связи и он смог утаить тайну моего прошлого, иначе…
А вот и он. Странно улыбается, скорее кривится. Подходит ко мне и берёт за талию.
- Я хочу представить тебя кое-кому. Он очень влиятельный человек в бизнесе, не смотря на свой юный возраст. От того, понравишься ты ему или нет, может зависеть твоя карьера в будущем, учти. Будь почтительна и улыбайся.
Он тащил меня через толпу, а я всё гадала, кто же то может быть. Вообще мой новоиспеченный жених редко меня представлял, или даже наоборот прятал, а тут…
Мы пришли к балконам, где стояла толпа людей, с кем-то оживлённо разговаривая. Слышался смех женщин и одобряющие голоса мужчин. Когда мы подошли достаточно близко, толпа расступилась, позволяя нам увидеть таинственного незнакомца.
У меня перехватило дыхание, остановилось сердце и подкосились ноги. Жан чудом меня поймал, непонимающе и раздражённо уставившись на моё бледное лицо. А я не мигая смотрела как ухмылка открывает оскал белоснежных зубов, как бирюзовые глаза щурятся в дьявольской усмешке. Этого не может быть. Просто не может! Почему? Ну почему ты не можешь оставить меня в покое?
- Лиа, познакомься, это – Собаку но Гаара. Он…
- Я думаю, нет смысла ей рассказывать. Мы знакомы, да, Бабочка?
По моему телу прошли волны дрожи, руки затряслись. Я сжала ладонь Жана, и попыталась спрятаться за его спину. Гаара приехал не просто так. Он точно что-то задумал, и это что-то мне ничего хорошего не принесёт.
- Это было в прошлой жизни. Сейчас я вас совершенно не знаю, господин Собаку. И прошу, у меня есть имя.
В ответ ещё более приторная ухмылка. Он медленно оглядел меня с ног до головы, потом так же мелено подошёл. Жану это тоже похоже не нравилось, как и мне, поэтому он быстро поменял ситуацию.
- Может выпьем за встречу и новые знакомства, господа? Не будем заострять внимание на мелочах жизни, давайте веселиться, это же банкет всё-таки!
Люди загалдели и принялись искать выпивку. Я же воспользовавшись моментом шепнула жениху что выйду в дамскую комнату и удалилась. До туалета я бежала. Но видимо вывеска женский туалет, его не останавливала.
С грохотом захлопнулась дверь кабинки. Я больно ударилась затылком об стенку, и оказалась к ней прижата. Гаара нависал надо мной почти на голову. Он вырос… От него исходил до боли знакомый аромат, вперемешку с запахом сигаретного дыма и шампанского. Его лицо было до безобразия близко. Губы возле моих. И так захотелось снова почувствовать их на себе, попробовать на вкус, утонуть в поцелуе и забыть что есть вокруг.
Но я уже изменилась. Пусть немножко, слегка, но другая. И я этого не сделаю. Потому что знаю, что это будет концом всего, к чему я стремилась…
- Что ты хочешь?
- А разве не понятно?
- Нет.
Гаара приблизился настолько, что мне стало тяжело дышать. Он буквально вдавил меня в стенку. Его губы касались моих и заставляли трястись от возбуждения. Моё тело ещё не забыло его. Я попыталась отпихнуть нахала, но он оказался сильнее и не позволил даже шевельнутся.
- Если ты меня не отпустишь, я буду кричать.
- Я тебе не позволю.
- Зачем ты это делаешь?
- Хочу узнать, как отреагирует пресса, находящаяся на банкете, увидев, что я и ты выходим из одного туалета и растрёпанные. Представляешь, какая будет потеха?
- Это будет скандал!
- Ты чертовски права, Бабочка.
- Не называй меня так! Никогда! Всё в прошлом, слышишь? Оставь меня в покое, пожалуйста, Гаара! Я помолвлена, у меня хорошая работа, нова жизнь, но надо же было снова появится тебе…
Я закрыла глаза, пытаясь заглушить закипающую злость. Ну что ему надо? Почему он не может оставить меня в покое?
- Ещё ни одна женщина, которую я хочу не сбегала от меня. Ты первая, но будь уверена, это будет последним, что ты сделаешь наперекор моим желаниям. Я обещал поломать тебе крылышки, помнишь? Так вот забудь. Я полностью втопчу тебя в грязь!
И он начал рвать моё платье, чулки, он растрепал мои волосы и не смотря на мои крики никто не пришёл на помощь. Когда от моего платья остались лишь лохмотья, Гаара наклонился к моему зарёванному лицу и впился резким и очень больным поцелуем, оставляя сильный укус на нижней губе. А потом расправил свой галстук, расстегнул пару пуговиц на рубашке и ушёл.
Я не двигаясь сидела на полу туалета. По щекам текли слёзы. Скорее всего тушь полностью растеклась. Меня сотрясали рыдания, я закрыла рот рукой, давя желание зарыдать в голос.
Через пару минут в мою кабинку ворвался Жан. Он испуганными глазами смотрел как я корчусь на полу.
- Милая, что он сделал?
- Он хочет меня уничтожить, Жан. Понимаешь? Стереть в порошок моё счастье. Почему? Почему он это делает? Я не понимаю…
Жан легонько при обнял меня за плечи и стал гладить по голове. Он что-то говорил, но я его не слушала. В голове стояло только одно: «Я полностью втопчу тебя в грязь!»


- Нет, ну ты только посмотри! «Знаменитая молодая модель Лиа, ещё не успев выйти замуж за своего жениха, известного богатого бизнесмена Жана Дюма, изменила ему с молодым выдающимся японским миллиардером Собаку но Гаарой в туалете на банкете одной корпорации…» Как только наглости хватает такое писать?
Жан носился по комнате, махая газетой сегодняшнего числа. Я лишь безразлично смотрела за этим, потягивая кофе. Я знала, что это произойдёт, и была полностью готова. И это только цветочки…
- Не нервничай, это вредно.
- Как ты можешь так просто к этому относится? Они же…
- Жан! – я прикрикнула на него, после чего мужчина остановился, наконец, перестав метаться по комнате. Он не понимающе смотрел на меня. – Это их работа - из ничего раздувать новость глобального масштаба. К тому же это Гаара подстроил, поэтому не удивительно, что всё разошлось так быстро.
- Но…
- Жан, - я поднялась с дивана и пре обняла его. – Просто не думай об этом.
Он лишь грустно вздохнул, и, поцеловав меня в щёку, уехал на работу. У меня же в двенадцать должна была быть съёмка для журнала. Я нехотя потащилась собираться…


Я сидел и довольно наблюдал, как синеет, бледнеет и зеленеет Бабочка. Она пытается скрыть свою ярость, отвращение и ненависть, но у неё это плохо выходит. Она пытается позировать фотографу, но моё присутствие ей сильно мешает.
- Да что с тобой сегодня?! – фотограф возмущённо развёл раками. – Просто невозможно работать! Соберись, Лиа!
- Простите, но я не понимаю, почему ЭТОТ человек должен присутствовать?
- Он главный спонсор, и его желание – закон! Давай, детка, работай! Начинай уже работать!
Бабочка скрипнула зубами, но работать всё же начала. Я лишь сидел, наблюдая за тем, как она меняет позы, изучал изгибы её тела, уже представляя, что я могу с ней сделать. Я снова хочу её, но эта атмосфера…охоты, возбуждает ещё сильнее.
Её пухлые губы, необычный разрез глаз, рыжие локоны и округлости в купе с природной изящностью и грацией делают её до чёртиков красивой. И как представлю, что её жизнь и её счастье зависят т меня… Даже секса не надо!
-Всё, мы закончили. Ну ведь можешь, когда захочешь! – Фотограф поцеловал Бабочку в щёку и ушёл к другим работникам съёмочной площадки. Я же направился к недовольной и сердитой девушке.
- Отлично смотришься, не зря я в тебя деньги вкладываю.
- Больно надо. Что на этот раз задумал? Публичное изнасилование?
- Нет, что ты! Я же не сумасшедший!
- Тогда?
- А ты знаешь, что если я захочу, то твой жених станет нищим?
Она обречённо вздохнув потёрла виски.
- Что ты хочешь от меня?
- Я уже говорил.
- Что ты хочешь чтобы я сделала, чтобы ты не трогал Жана?
Хммм… Заманчиво…
- Тогда переодевайся и мы кое куда поедем.
- Куда?
- Узнаешь…

Когда дверь красного Порше закрылась за мной, я поняла, что попала. Ведь гарантии, что он сдержит слово, нет. А вот факт того, что все видели, как я села к нему в машину и куда-то поехала есть. Боже, куда я вляпалась на этот раз?
Мы приехали куда-то за город. Небольшая, но довольно дорогая вилла встретила нас тишиной и темнотой. Гаара включил везде свет и пошёл за вином. Я огляделась. Всё довольно мило и уютно.
Того что будет я не боялась. Я привыкла торговать собой. Если это спасёт Жана, я согласна продаться ещё раз. К тому же это Гаара. И почему-то страха я не чувствовала совсем, только восторг и возбуждение.
Всё-таки я продажная тварь…



Категории: Гаара
комментировать 12 комментариев | Прoкoммeнтировaть
суббота, 3 августа 2013 г.
День Святого Валентина (7-8 части) Нова Наэр 09:31:31
 ­­

Подробнее…
7 часть

Рин, укутавшись в одеяло, сидела на кровати Темари и смотрела на стену. Может она зря вспылила? Ну какая муха её укусила!? Ляпнула глупость не подумав. А теперь что делать?
И всё же она сказала то, о чём много думала. Он всё время хочет близости, не особо увлекаясь романтикой. А ей хотелось бы погулять за ручку, сходить в кафешку, поесть сладостей, просто быть рядом. Не сопровождая это «рядом» движениями взад-вперёд, ну или вверх-вниз…
Рин откинулась на спину, теперь сверля взглядом потолок. И что они будут делать, когда она уйдёт? Почему его это не волнует? Девушка себе все мозги уже вынесла думая об этом, ища решение. Но ведь что она может? Она простой джонин…
В дверь тихо постучали.
- Войдите. – Из-за двери показалась растрёпанная красная макушка. Гаара как-то неловко сел на край кровати, не смотря в глаза Рин. Он просто сидел так с минуту, сложив руки на коленях. Это выглядело забавно, видеть его таким, и Рин, не удержавшись, хихикнула.
- Что я смешного сделал? – Наконец он взглянул на неё. В его глазах был виден хаос из эмоций и чувств, приправленный чувством вины.
- Прости, просто ты был таким милым. – Рин снова уставилась в потолок, ожидая следующего шага Гаары. Она обижена, и не собирается мириться первой.
- Рин.. я понятия не имею, как себя вести. И если… своим напором я тебя обидел или испугал – прости! – Он говорил это, внимательно рассматривая кисти рук. Но тут на его плечо легла тёплая рука и Гаара слегка расслабился. – Мне казалось, что тебя всё устраивает. Я исправлюсь, но… я не знаю как.
- Просто будь рядом. Просто. – Она обняла его за плечи, утыкаясь носом в его шею. И жизнь снова наполнилась смыслом! По телу пробежала приятная дрожь и разлилось тепло. Хотелось смеяться и плакать, просто так, от счастья. – Давай сегодня будем просто валяться на кровати, и ничего не делать.
- Тогда может пойдём на мою кровать? Врятли Темари обрадуется если мы займём её комнату.

(От лица Гаары)
Около получаса мы просто лежали. Я на подушке, закинув руки за голову, а она на моей груди. Рин всё время что-то говорила, но в детали я не вдавался. Казалось, что я сплю. Приятная нега и запах её волос дарили блаженство, от которого хотелось нарушить обещание. Но я держал себя в руках, не давая похоти взять верх над чувствами.
И вот только теперь я понял, о чём она говорила. Рин встала с меня и кровати, направившись в туалет. Она кинула что скоро вернётся и просила не уходить. А я осознал, что лежать одному на этой кровати без приятной тяжести на груди тоскливо. Стало снова одиноко и холодно, будто вернулись дни того прошлого. Прошлого, к которому я не хочу возвращаться. Рядом с ней я чувствую себя живым и нормальным, таким как все. Особенность конечно хорошо, но только когда она в меру. Ведь если ты отличаешься от других, они отдаляются, и, в конце концов, ты остаёшься один.
Примерно через месяц, она уйдёт, а когда вернётся не известно. Что я буду делать без неё? Да я от тоски за неделю умру! Или сойду с ума. Нет, лучше умереть…
И вот Рин вернулась. С мягкой улыбкой и теплом в глазах. Она до сих пор смущалась. Ну разве не мило?
- Я люблю тебя. – Если честно, случайно вырвалось. Подумал в слух. А вот Рин этого хватило чтобы залиться краской.
- Неожиданно! – Она села рядом, повернувшись спиной. Нет, так не пойдёт!
Я поднялся, обхватывая её талию и притягивая к себе. Когда её спина тесно прижалась к моей груди стало лучше.
- Чего неожиданного? Я ведь это уже говорил.
- Да, но я только вышла из туалета, а тут такое… - Она взволнованно взглотнула, ощущая моё дыхание на своей шее. Поёрзав попой по покрывалу, она повернула голову ко мне и поцеловала. А как же «просто полежать»?
Я отстранился, вопросительно заглядывая в её сводящие с ума глаза. Она опустила пушистые ресницы и облизала губы.
- Но хоть поцелуи-то можно. – Прошептала она, ложа ладошку на моё плечо. Тело отреагировало само, сокращая мышцы. Рин улыбнулась, приближая лицо к моему и становясь на колени, второй рукой облокачиваясь о кровать. Нет, ну как понять этих женщин?
- По-моему это ты хотела просто побыть вместе. – Я усадил Рин к себе на колени, заводя её ноги себе за поясницу, и поцеловал ямочку между ключиц.
- Да, но… Когда ты рядом моё тело живёт своей жизнью, и оно требует ласки. – Она краснела как ребёнок, но всё равно продолжала говорить и гладить мою спину. Боже! Я даже через водолазку ощущаю её горячие руки. А губы находились в опасной близости от моих и продолжали шевелиться. Рин что-то говорила, но биение моего сердца, стоящее в ушах заглушало её слова. Я медленно приблизился и поцеловал уголок её рта. Затем другой и поцеловал нос. Снова опустился к губам, еле касаясь их. Она открыла ротик, жадно вдыхая воздух и заёрзала на мне. Подняв руку с её талии, я распустил её волосы, зарываясь в приятную прохладу шёлка. Они упали до самой поясницы, дотрагиваясь и до второй руки.
А тем временем, Рин тоже стала действовать. Она залезла под край водолазки и стала поднимать руки выше, задирая её. Тонкие пальчики гладили каждый очерченный мускул на моей спине, ноготки приятно царапали и возбуждали. Рин тесней прижалась ко мне грудью, сжимая мою поясницу ногами сильнее и прижимаясь к уже довольно давно {censored}. Я схватил её за ягодицы и возмущённо заметил, что она в штанах. Но всё равно стал гладит круглые формы, сжимая и сильнее прижимая.
Всё это время мы не целовались. Наши губы были в миллиметре друг от друга. Я чувствовал её горячее дыхание, видел как подрагивают прикрытые ресницы и как она жадно смотрит на мои губы. С легкой ухмылкой в уголках глаз я поцеловал её. Поверхностно, дразня и возбуждая. Я мягко прикасался до её пухлых губ своими, затем облизнул кончиком языка нижнюю, прошёлся по верхней, чуть затронув её горячий язычок и снова чмокнул.
Я покусывал их, посасывал, отстраняясь и снова целовал. Рин уже стонала и готова была плакать.
- Поцелуй же меня! Не мучай! – Молила она о пощаде, сжимая в кулаке мои волосы и ещё теснее прижимаясь.
Я лишь улыбнулся, погружаясь своим языком в её горячий рот. Поцелуй был невероятным! Чувства, доведённые до предела, захлестнули по полной. Страстно целуя её, я стал расстегивать кофту, затем снял лифчик. Она стащила с меня водолазку, гладя мою грудь. Оторвавшись от её губ, я перешёл на грудь. Лизнув сосок, я взял его в рот и стал сосать, как ребёнок. Рин выгнулась, прижимая мою голову ближе. Она стонала, вскрикивая, когда я прикусывал розовый сосок.
Когда пульсирующая боль внизу стала совсем не выносимой, я приподнял её с себя и перевернул, падая сверху. Спускаясь поцелуями по животу, стал расстегивать её штаны. Стащив их, я продолжил цепочку поцелуев медленно стягивая розовые трусики. Рин закинула руки за голову, вцепившись в покрывало и стонала. Громко и возбуждающе.
Быстро скинув штаны с себя я раздвинул её ножки и примостился между ними, но она упёрлась руками мне в грудь.
- Что? – Мне хотелось быстрее погрузиться в неё, но на отталкивала меня.
- Я хочу сверху. – Пролепетала она краснея, как рак.
Боже! Твоё желание, и я повинуюсь! Приподняв девушку за талию я перевернулся на спину и усадил её сверху. А так даже лучше! Я вижу её всю! Но она ничего не делала.
- Что не так? – Мне не терпелось приступить к делу.
- Вот блин! – Выругалась она. – А ведь я хотела просто полежать!
Она подняла голову, на её лице сияла счастливая и озорная улыбка. Не теряя больше времени, Рин взяла моё достоинство в руку и села на него. Я хотел подняться, что бы быть ближе, но она не дала, снова опрокидывая меня на кровать. Когда она двигалась, её грудь подпрыгивала, так и маня! Я не выдержал и схватил её грудь. Рин положила свои руки поверх моих. Странное ощущение, но довольно приятное!
По её шее прокатилась капелька пота. Она скатилась между грудей и проскользила по животу, исчезая там… Громко вскрикнув, Рин опустилась последний раз. Внутри неё всё сжималось до такой степени, что я тоже кончил, хотя сдерживался как мог. Она повалилась сверху на меня. Я чувствовал как по моему низу живота и ногам стекает кое-что тёплое, и скорее всего принадлежащее мне. Где-то далеко в сознании промелькнула мысль, что от этого рождаются дети, но сейчас меня больше волновало, откуда кое-что моё вытекало. Странно осознавать, что мы с ней были так близки. Странно, но до жути приятно.
Приятно чувствовать как она громко и тяжело дышит. Приятно чувствовать жар её тела. Приятно прикасаться к её коже. Вот так просто гладить её по спине и наслаждаться моментом. Так вот значит как это, иметь кого-то, с кем не хочешь расставаться даже на секунду. Хочется вечно так лежать. С ней. И больше ни с кем.
- Я хочу чтобы ты осталась в Суне.
Рин еле поднялась, устало ложа руку на мою грудь.
- Это возможно?
- Да. Я напишу Цунаде. Надеюсь она поймёт.
- А если нет?
- Ей придётся…
Иначе я умру, любовь моя…

8 глава

Рин нервно переминалась с ноги на ногу. Цунаде уже в который раз перечитывала письмо Гаары и её лицо меняло выражения так часто, что сложно было определить, в каком она настроении.
- Хм... - Протянула она, наконец удостоив куноичи взглядом. - Знаешь, это конечно не положено, да и по политическим и военным взглядам полный абсурд, но так как я в этой ерунде не особо разбираюсь, то даю добро!
Она с оглушительным звуком поставила печать на письме и, завернув его, отдала испуганной девушке. Рин неуверенно протянула руку и приняла запечатанный конверт.
- Спасибо, Цунаде-сама! Я очень благодарна! – Она поклонилась в пояс, прижимая к груди конверт. Сердце билось настолько сильно, что она думала оно вот-вот выскочит!
С сияющеё улыбкой и ярким румянцем на щеках, Рин выбежала из резиденции к уже сходившей с ума Темари.
- Ну? – Выкрикнута она, вцепляясь в плечи девушки. – Она согласилась?
- Да!
- Ура!!! – Темари заскакала по площади, привлекая внимание прохожих. Она кинулась обнимать Рин, и всё время повторяла слово «да». В общем, она была счастлива не меньше самой возлюбленной казекаге.


- Гаара?
- …
- Гааааараааа!?!
- Что тебе, Канкуро?
- Слушай, ты уже всё с ней перепробовал? Все позы?
Бедный Гаара подавился чаем. Всё таки плохой идеей было поужинать вместе с братом. Он знал, что тот начнёт задавать подобные вопросы. Но сам виноват! Его никто не заставлял…
- Почему я должен это с тобой обсуждать?
- Я твой брат.
- Не весомый аргумент.
- Брось! Неужели не хочешь поделиться восторгом?
Гаара обречённо вздохнул. Канкуро конечно и раньше его раздражал, но вот в последнее время уже совсем задрал.
- Жри свой рис и помалкивай или я сделаю тебе больно…очень. – Юный казекаге снова пригубил чая.
- А она громко стонет?
- ………..
Чётка отбивая ступени лестницы, Гаара поднялся на верх и с силой захлопнул дверь в свою комнату.
На кухне остался неподвижно лежать покалеченный трупик Канкуро, который грустно бубнил что извиняется.

Гаара рухнул на постель, сгребая в кучу одеяло и простынь, которые до сих пор пахли ей. Он зарылся лицом в бельё, а сердце невольно стало стучать быстрее. Ему было плохо. Очень. Без неё всё казалось каким-то не таким. Всё казалось не нужным. Уже неделя прошла, как она покинула его и отправилась в Коноху. Но три дня туда, три обратно. Скорее всего она решила со всеми попрощаться и задержалась ещё на день. Тогда она должна вернуться ни сегодня, завтра. Но почему-то было тревожно.
Казекаге поднялся с кровати и подошёл к окну. Унылый пейзаж коричневых стен не особо поднимал настроение. Вдруг вспомнилось их первое свидание. Праздник Влюблённых, фестиваль в его честь.
Первые прикосновения, неуверенные улыбки, невинные поцелуи, постепенно переросшие в что-то гораздо большее… Первое «люблю»…
Гаара схватил себя за волосы и облокотился на стену, скатываясь по ней. Почему так страшно? Чего он боится? Ведь всё будет хорошо, правда?


Гаару разбудил жуткий грохот и звук распахнувшейся двери.
- ГААРА! – Ворвался испуганный и запыхавшийся Канкуро. – Там на заставе говорят что посреди пустыни, где-то недалеко от Суны идёт бой. И они уверены, что видели Темари! Я ничего не понимаю, но надо проверить.
Чертыхнувшись, Гаара подорвался с кровати, застёгивая плащ и хватая тыкву. Они мчались, что есть сил к тому месту. И страх накатывал всё больше. Чувство бессилия сводило с ума и заставляло сжимать челюсть до боли. А в голове уже мелькали жуткие образы его Рин, мёртвой…

- Какого…
Дальше Канкуро не договорил. Да и не надо было. Вокруг лежали шиноби, в крови и мёртвые. Парни быстро пробежались по ним глазами. Наёмники. Кругом лежало оружие и были отчётливо видны на светлом песке следы крови. Но Канкуро и Гаару не интересовало всё это. Они искали лишь две фигуры.
- Вон она! Темари! Ты меня слышишь? – Старший Собаку бросился к сестре, поднимая её и с облегчением заметил, что та дышит.
Гаара же искал другую. И… к сожалению, нашёл…
Чёрные шёлковые волосы разметались по красному песку. Чёлка закрывала лицо. Руки и ноги были хаотично разбросаны. Он подбежал к ней, хватая на руки. Стал прощупывать пульс, слушать дыхание, но ответом была гнетущая тишина. Он отбросил её волосы, всматриваясь в такое родное и любимое лицо. Ещё бледнее, чем обычно, оно было перепачкано кровью. Но на её розовых губах играла, еле заметная, счастливая улыбка. В левой руке она сжимала конверт.
Будто находясь в трансе, Гаара открыл его. Там было его письмо, с печатью Хокаге и пожеланием: « Живите долго и счастливо!»
Знаете это чувство, когда ты один в квартире, только посмотрел ужастик, и неожиданно выключается весь свет. И непроглядная тьма окутывает с ног до головы. Сердце останавливается и хочешь умереть прям сейчас, лишь бы не мучиться.
Гаара уже не испытывал страх. Тупая боль. Боль, всепоглощающая, давящая, убивающая.
Вот именно поэтому он не хотел любить. Никогда.

Канкуро удостоверившись, что его сестра по крайней мере не присмерти, оглянулся в поисках Гаары. И тут же пожалел.
Его брат сидел на песке, держа на руках свою первую любовь, закинув голову назад, лицом к небу. По его щекам лились слёзы. Горькие и удушающие. Кто сказал, что мужчины не имеют права плакать? Ведь им тоже порой бывает невыносимо больно. Как например сейчас Гааре. Ведь у них всё только начиналось.
Канкуро склонился над сестрой, не в силах сдержать собственные слёзы. Ну почему его брат должен так страдать? Неужели он не настрадался? Почему именно он…
Дул несвойственный пустыне холодный ветер. Солнце окрасилось в багровый цвет и готовилось сесть за горизонт.
По молчаливой пустыне прокатился крик боли и отчаяния…

- Гаара, - Мягкая ладонь сестры легла на плечо казекаге. Но не последовало никакой реакции. Все давно разошлись после похорон, но он продолжал стоять, смотря на холодный камень надгробия, под которым лежит его любимая. – Идём домой.
- Мой дом там, где она. – Казалось, что он похудел и осунулся, круги под глазами стали ещё ярче, а щёки ввалились. Без боли не взглянешь. И Темари не могла смотреть без боли.
- Я не смогла её уберечь. Их было слишком много. Прости меня…Гаара…
- Это не твоя вина. Мы живём в мире шиноби. Смерть неизбежна…
Сдерживая слёзы и рыдания, Темари ушла, оставив своего брата одного.
Совсем ещё молодой казекаге опустился на калении над надгробием. Из глаз полились слёзы, резко стало не хватать воздуха. Он облокотился локтями о землю, сгребая руками песок.
- Вернись… Вернись ко мне, прошу! Я не могу без тебя жить, Рин! Пожалуйста! Я хочу к тебе! Прошу… Я люблю тебя, люблю, люблю, люблю, люблю…
Сознание отказывалось верить, что её больше нет. Ведь счастье было так близко. Совсем чуть-чуть!
Её улыбка, румянец смущения, недовольная моська, запах кожи, волос, нежность её прикосновений и тепло тела – всего этого больше нет и не будет, лишь в его воспоминаниях.
- Хочу к тебе. Хочу умереть, – Говорит он вслух, а в голове крутится такое близкое, но теперь совершенно не достижимое: « Живите долго и счастливо!»
С тех пор, Гаара ненавидит, День Святого Валентина.
С тех пор, каждое 14 февраля он приходит на её могилу.
И там, среди холодных надгробий, он слышит далёкое:
- Я буду любить тебя вечно, Гаара….

Конец.


Категории: Гаара
Прoкoммeнтировaть
День Святого Валентина (5-6 части) Нова Наэр 09:30:31
 ­­

Подробнее…
5 глава

Блаженно потянувшись, Рин открыла глаза. Темно. Пару минут она пыталась сообразить, где она. Но когда рядом зашевелились и обняли её за талию, то всё вернулось на круги своя. Она в Суне, с Гаарой.
Улыбнувшись этому открытию, девушка тоже приобняла Гаару, прижимаясь к его груди. Размеренно стучащее сердце, ровное дыхание. Гаара излучал тепло и приятный аромат. Да. Его аромат. Другие его могут и не чувствовать, могут не замечать, но она, Рин прекрасно его слышит. Аромат любимого мужчины.
Поддавшись настроению, она подняла голову и поцеловала парня в шею, затем аккуратно лизнула ямочку между ключиц, и снова поцеловала. Приятное тепло передавалось от его кожи и струилось по губам девушки. Так приятно…
Гаара во сне сжал руки сильнее, тем самым прижав к себе девушку вплотную. Она не без смущения заметила, что кое-какая часть тела юного казекаге упёрлось ей в живот. Чуть поёрзав, она поняла, что выбраться из его стального захвата невозможно. Смирившись, Рин стала водить руками по крепкой спине Гаары. Она лёгкими, почти не ощутимыми прикосновениями исследовала каждый рельеф его спины. Чувствовала, как даже во сне его мышцы напрягаются, становясь каменными. Снова не удержавшись, она поцеловала его, но теперь в губы. Мягким движением, как крылья бабочки, она касалась его губ. Это было воистину великолепное ощущение. И она не могла оторваться.
Её идиллию разрушил горячий язык Гаары, нагло ворвавшийся в её рот и начавший ласкать её язычок. Его руки сместились с талии на попу, массируя ягодицы. Он теснее прижал Рин к себе, прижимаясь своей плотью к ней как можно крепче. От этого у девушки перехватило дух! Она попыталась глотнуть воздуха, но Гаара всё настойчивей и настойчивей стал гладить её, страстно целовать. И вот миг, и он подмял её под себя. Резким движением Гаара раздвинул её ноги и примостился между них. Взяв губами один сосок, он слегка поиграл им, а потом нежно прикусил, от чего Рин выгнулась ему навстречу, прося большего. И он не заставил себя ждать. Гаара хотел этого уже давно. Очень давно! Чуть поёрзав по её половым губам головкой, он со стоном вошёл, еле сдержав оргазм и чуть не кончив. Слегка подождав и отдышавшись, он стал резко двигаться, облокотившись на руки по обе стороны от её головы. Смотреть в глаза Гаара не мог. Это было выше его сил. Одних стонов и страстных вздохов хватало! Рин вцепилась ногтями в его спину, выгнувшись и уперевшись в его грудь. При каждом толчке она тёрлась о него, заставляя возбуждаться сильнее и сильнее. И вот Гаара не выдерживает и кончает.
Слышится недовольный стон Рин, и парень делает совершенно неожиданное даже для себя. Приподняв девушку за бёдра, он обвёл пальцем вокруг её заднего прохода. Рин выгнулась, снова застонав. Не выйдя из неё, Собаку продолжил двигаться внутри, на этот раз, уже добавив иное удовольствие. Аккуратно, чтобы не причинить боль, он миллиметр за миллиметром стал всовывать средний палец в её попку. Рин стала судорожно хвататься за простынь, с её ротика начала стекать слюна исступления. Её влагалище сжалось до такой степени, что Гаара думал, что снова кончит. Дав ей чуть привыкнуть, он снова стал двигаться, но и одновременно двигать пальцем. Смазка, стёкшая из её киски помогала лёгкому проходу, что сразу отметил парень. А вот девушка кажется уже была на грани. Громкие крики, хриплые стоны, Рин цепляется за волосы Песчаного притягивая к себе. Когда он делает перу резких толчков и вводит палец до конца, девушка с громким криком кончает. Её бьёт крупная дрожь, по телу проходит долгая, мучительно-сладкая судорога, взрывая сознание.
Но через пару секунд она обмякла, обессилено лежа на кровати. Гаара медленно выводил круги по её груди и шее, лежа на ней. Он улыбался как довольный кот. Они не говорили не слова, пока Рин не начала первой.
- Это… Это было просто… невероятно!
- Не знал, что ты так чувствительна ТАМ. – С нажимом произнёс красноволосый, погладив девушку по бедру. По её телу прошла дрожь возбуждения, и она прикрыла глаза.
- Я тоже не думала. – Её щёки залил румянец. При одном воспоминании о том, что он делал хотелось сгореть от стыда. – Тебе не было противно?
- Противно? – Переспросил Гаара, не понимая, что может быть противного в его любимой. А тем более в доставлении ей удовольствия. – Нисколько.
- Хорошо. – прошептала девушка и закрыв глаза окунулась в пучину ощущений. Горячее тело Гаары не давало её телу остыть. Возбуждение снова подкатывало волнами. В довершение всего, Гаара, как ребёнок, принялся сосать её сосок. А правой рукой полез между её ногами к попке. Он стал кругами водить палец, то слегка погружая, то снова дразня. Рин сцепила зубы, но стоны снова стали вылетать из её уст.
Ночь обещала быть долгой и приятной…


6 глава

Канкуро и Темари довольно переглядывались. Вид Рин оставлял желать лучшего, что свидетельствовало о бессонной ночи. К тому же когда они вернулись, и почти до самого утра, и ещё один раз утром, были слышны дикие стоны.
- Как спалось? – Всё-таки не выдержал Канкуро, довольно на неё смотря. Рин подняла на него красные глаза с синяками под ними чуть ли не как у Гаары.
- Нормально. По крайней мере, то время, что я спала. – Буркнула девушка. Только когда Гаара поднялся, чтобы собираться на работу, она вспомнила, что ей-то тоже надо туда идти. Грустно вздохнув, она отпила ещё глоток живительного кофе. Рядом послышались шаги. Гаара сел возле неё, пододвигая ближе свою чашку. Он просто светился изнутри. Это не могли не заметить его родственники, ехидно на него косясь.
- Как спалось, Гаара? – Теперь спросила Темари, под столом дотрагиваясь ногой до ноги Рин. Та вздрогнула, покраснев. Она недовольно надула губки и посмотрела на довольную куноичи.
- Замечательно. – Негромко ответил он, отпихивая ногу сестры от своей девушки.
- Понятно. – Взгляд у Темари был подобно взгляду нашкодившей кошки. Она не могла спрятать улыбку, видя, как рука её брата исчезла под столом, и как краснеет Рин. – Так ты сегодня будешь копаться в бумагах? Я помогу тебе!
- Спасибо. – Мертвенным голосом отозвалась брюнетка, поднося ко рту чашку.
- Надеюсь что вы поженитесь. – Бросил вроде как ненароком Канкуро. Изо рта Рин струёй назад вышел кофе. Даааа… Кажется Темари придётся переодеваться…


- Так ты остановилась у Гаары-сама? – Рин окружила толпа девушек, мешающая ей работать. Они галдели и пытались её потискать. Все наперебой спрашивали, какие их связывают отношения. Она мечтательно вздохнула, вспоминая его слова и прошлую ночь. «Он меня любит!» - пронеслось в её голове, но из мира грёз её вывел раздражённый голос.
- Неужели вы думаете, что Гаара-сама может увлечься ЭТИМ? – К ней подошла девушка, по виду младше Рин. Она стала в недовольную позу, всем своим видом показывая презрение. Послышался гомон и перешёптывание. Потом топа девчонок уже в голос стала обсуждать её достоинства и недостатки.
Глаз Рин стал нервно дёргаться. Потом задёргался уголок губ. Когда надоедливые девицы стали обсуждать её «сисяндры» она не выдержала.
- ПОШЛИ ПРОЧЬ, КУРИЦЫ! – Она зашвырнула в них пару свитков и ручку с чернильницей. Девушки с визгом стали убегать. Кроме той злюки.
- А тебе, что, специальное приглашение нужно? – Орала разъярённая куноичи, вышвыривая эту нахалку. Дав ей смачного пинка, Рин отряхнула руки, как от пыли и села снова за бумаги.
Боже… Как же могут раздражать некоторые девушки…

Время тянулось очень медленно. Бесчисленные листы с договорами, документы, письма, просьбы… У Рин начала кружиться голова от одного запаха чернил. Она откинулась на спинку стула, потирая глаза. В ушах шумело, а глаза нещадно жгло. Было невыносимо душно. Она расстегнула ещё пару пуговиц на кофте и помахала на себя листом. Ей бы сейчас хотелось оказаться в холодной реке, или под тенью дерева, где прохладно и свежо. Представив себе эту картину, и полностью отдавшись чувству умиротворения, Рин заснула. Сказывалась бессонная ночь.
Гаара аккуратно открыл дверь. Он держал в руках пару кружек с кофе, прекрасно понимая, что его девушка будет этому рада. Он провинился, не дав ей нормально выспаться. Ведь сам он может не спать пару суток.
Рин спала, откинувшись на спинку стула. Её грудь мерно вздымалась, с каждым вдохом всё больше оголяясь. Казекаге поставил кружки на стол. Он аккуратно застегнул пару пуговиц.
Во сне она была такой милой и красивой, что Гаара не удержался. Он наклонился, легонько целуя её. На глазах Рин была чёлка. Парень отодвинул непослушные пряди, наслаждаясь ощущением. Шелковистые прядки слегка закручивались, обрамляя бледное лицо. Синяки уменьшились, что не могло не радовать.
Гаара присел на край стола, сложив руки на груди. Он просто наблюдал за ней. Он никогда бы не поверил, что будет вот так, с наслаждением, наблюдать, как спит его любимая девушка.

У Рин сильно зачесался нос. Она чихнула, резко проснувшись. Как она могла заснуть!? Ещё столько невыполненной работы! Девушка стала собирать в кучу бумаги, готовые к подписи. Вдруг она заметила на столе предмет, которого не было. Она прикоснулась к кружке. Еле тёплая. Интересно, кто это принёс, и почему не разбудил? Вдохнув полной грудью воздух, она чуть пополам не согнулась от сводящего с ума запаха кофе. По-моему никто не обидится, если она выпьет его?
Сделав пару глотков, Рин ощутила, что жизнь прекрасна! Терпкий напиток разливался по её истощённому телу, заряжая бодростью. Допив до конца, она схватила стопку и направилась к казекаге. Прекрасный повод увидеть его!

Гаара что-то писал, сосредоточенно и скрупулёзно. Рин постучалась ещё раз, обращая на себя внимание.
- Бумаги на подпись. – Она положила перед ним стопку, заведя руки за спину. Парень грустно вздохнул, откладывая в сторону ручку. Он взъерошил и без того торчащие в беспорядке волосы. – Устал наверно? А я не догадалась тебе кофе захватить.
Он улыбнулся уголками губ, вставая со своего места.
- Ты себя неуютно чувствуешь? – Гаара подошёл к Рин, беря её за руку.
- Да нет. Вроде… - Она замялась, чувствуя, как начинает краснеть. И чего это с ней?
- По-моему ты врёшь. – Он приблизился ещё, почти прислонившись.
- Я… просто так неловко…
- Почему? – Его рука нежно поглаживала её спину, а вторая продолжала нежно сжимать руку.
- Ты…сводишь с ума. – Рин подняла на него глаза. В его взгляде читалась радость и какая-то детская шкодливость. И не успела она даже ойкнуть, как он завладел её губами. В этом деле Гаара оказался ненасытен. Он не мог оторваться от неё и того, что ему дарило её тело.
Не особо церемонясь, Гаара подхватил девушку и усадил на стол, устаиваясь у неё между ног. Он стал целовать её шею, ключицы, снова переключаясь на губы. Он покусывал их, тут же проводя языком по месту укуса. Рин вся дрожала от удовольствия. Она перебирала его непослушные волосы, гладя шею и плечо. От него веяло силой и властью, с которыми она не могла совладать.
Тогда, в их первое свидание, она тоже это ощущала. Спокойный и молчаливый, Гаара создавал впечатление чего-то запретного, но такого желанного. Его крепкое тело сводило в ума и будоражило сознание, а факт того, что он казекаге заставлял восхищаться и трепетать сердце.
Рин еле оторвала его от себя, беря слегка покрасневшее лицо парня в ладони. Он смотрел на неё через дымку возбуждения. Его губы были приоткрыты, а дыхание обжигало. Гаара держался за стол по обе стороны от бёдер девушки, почти вплотную придвинув лицо.
- Я люблю тебя, Гаара. Очень. Но это чувство пугает. Я не могу себя контролировать! – Рин смотрела на его губы, всем телом ощущая, что если казекаге захочет продолжить поцелуй, а не слушать её, то он это сделает. И возможно не только это… - Кто я для тебя?
- Любимая. Моя девушка. Единственный человек, кто заставляет меня сходить с ума. – После этого последовал поцелуй.
Но Рин снова отстранилась.
- Я живу в Конохе. Что мы будем делать, когда я уйду?
- Но ты же вернёшься? – Кажется Гаару сейчас это не особо интересовало. Он снова начал напирать.
- Прекрати! – Рин с силой отпихнула парня от себя, вскакивая со стола. – Я хочу знать, какое у меня будет будущее! Ведь я не могу без тебя, Гаара! А тебя это похоже не волнует!
- Сейчас - да, меня это не волнует. Сейчас ты здесь. И будешь здесь ещё месяц.
- Но это не так уж много. А что потом?
- А чего ты от меня услышать хочешь? – Не выдержал Гаара, разозлившись. – Что мне сделать? Прям сейчас бежать искать выход? Неужели так трудно просто целоваться в своё удовольствие, пока есть время?
- Вот как… - Рин смотрела на Гаару грустными глазами. Ещё чуть-чуть и она заплачет.
- Так я для тебя просто игрушка для секса? Кажется тебе от меня больше ничего не надо.
В дверь постучали. Не дождавшись разрешения, Мацури вошла.
- Ой, простите! Я помешала? – Она прижимала к груди бумаги. Её хорошее настроение сразу улетучилось, ощутив напряжение между этими двумя.
- Нет. Ты не помешала. – Рин отвела глаза от Гаары, направляясь к двери. – Мы закончили. Казекаге-сама, не забудьте подписать документы. Темари потом их заберёт.
И тихо прикрыв дверь, она ушла.
- Я точно не помешала? – Мацури чувствовала дискомфорт. Таким хмурым и отстранённым она ещё Гаару не видела. Он рухнул в своё кресло, откинув голову назад и прикрыв глаза.
- Оставь меня.
Положив документы на стол, Мацури послушно вышла.


Категории: Гаара
Прoкoммeнтировaть
четверг, 1 августа 2013 г.
Бабочка (3-4) Нова Наэр 16:00:42
 ­­

Продолжение моего фанфа Бабочка, которое ещё не выложила моя плагиаторша))

Подробнее…
3


- Приятно? – Его голос звучит возле уха, а рука нежно гладит талию, скользя пальцами по гладкой коже. Он опускается чуть ниже, оставляя цепочку нежных поцелуев на шее. Его руки гладят меня везде, но не прикасаются к самому главному. И это заводит ещё сильнее. От него пахнет дорогим парфюмом. Этот запах разносится по всей комнате, создавая кокон из его запаха. Всё тело Гаары источает тепло, обжигая мою голую кожу.
Сначала я хотела просто лежать бревном, но под его ласками всё больше разжигалась, уже забравшись под его майку. Эта тряпка стала напрягать, так что я стала стаскивать её. Но Собаку легонько отстранил мои руки и покачал головой, цокая языком.
- Нет, бабочка, сегодня голой будешь только ты, иначе я не выполню своё обещание.
- А я к этому и не стремлюсь! – В тон ему отвечаю я, гладя его по твёрдой груди, поднимаясь выше по шее, добираясь к его лицу. Глажу волосы на затылке, прикрывая глаза, наслаждаясь его тяжестью. Даже от осознания того, что именно под его весом так прогибается кровать, просто сносит крышу. Его плечи шире чем у остальных четверых, но за счёт того что он не особо высокий, не выглядит огромным. Из-под приоткрытых ресниц наблюдаю, как напрягаются его мышцы на руках, когда он наклоняется ко мне.
- Ты самая наглая девушка, которую я встречал. Но это даже ещё больше привлекает. Я сделаю тебя своей. Ты будешь принадлежать полностью мне, без остатка, - Горячо шепчет он мне, расцеловывая каждый сантиметр тела. И хочется, что бы это было правдой.
Таких чувств как сейчас я ещё не испытывала. Больше эмоций, чем при любом другом сексе, хотя Гаара даже не дотрагивался до промежности. Самое большее, что он себе позволял это посасывать соски. Собаку мучил меня наверно несколько часов, доводя до исступления, но каждый раз прекращал, видя, что я готова вот-вот кончить.
- А ты оказывается очень чувствительная. – Он улыбнулся мне, смотря на губы, прикоснулся к ним своими, но не целовал. Гаара ловил мои прерывистые вздохи и не сводил взгляда с моих глаз. Он просто лежал на мне, придавив собой, и облокотился на локти возле моей головы. Пальцами он играл с прядями моих волос. – Как ощущения?
Ощущения? Если не это ад, тогда что?
- Унизительно. – Выдыхаю ему в лицо, пытаясь приподнять. – Мне тяжело!
- Правда?
Казалось, что он меня не слушает, просто лежит и играется с моими волосами, разглядывая глаза.
- Почему ты такой?
- Какой?
- Жестокий.
- Жизнь такая. – Он легонько целует, сильнее вдавливая меня в кровать. И я снова растворяюсь в нём. Рассудок судорожно пытается сопротивляться истошному воплю сердца, кричащего о желании принадлежать ему. И что я делаю? Наслаждаюсь тем, кто так хочет унизить и сломать меня. Наверно я – мазохистка…
Открываю рот, впуская его язык и содрогаюсь от наслаждения. Хочется, чтобы это длилось вечно…
Но из приятной неги нас выбивает вибрация телефона.
- Чёрт! Сколько время? – Наконец до меня доходит, что сегодня я работаю. Но Гаара не торопиться меня отпускать, только сильнее прижимает.
- Почти девять.
- ЧТО? – Чёрт, чёрт, чёрт, чёрт! Госпожа меня прибьёт, я уже как час должна была быть там! – Пусти! Мне нужно на работу!
- Клиентов ублажать? – его голос звучал угрожающе. Я посмотрела в его глаза, в которых отражалась неприкрытая ярость.
- Даже если так, не твоё дело!
Кажется, Гаара ещё что-то хотел сказать, но передумал, поднимаясь с меня. Я же когда появилась возможность, рванула к телефону, поднимая трубку.
- Да!
-…
- Простите, непредвиденные обстоятельства.
- …
- Я понимаю… Да, я всё объясню!
-…
- Хорошо, я… - Оторвала трубку от уха и повернулась к Гааре, который закурил и стоял, облокотившись о подоконник. – Где мы находимся?




- Как ты такое позволила? – Госпожа уже почти десять минут кричала на меня, разрываясь в ругательствах. – Надо было сразу звонить мне а, не бежать драться с отродьем! Нет, ну подумать только – ударить девушку! Да он хоть знает, сколько стоит час с тобой? Да ему всей жизни не хватит, что бы выплатить долг за эти синяки и ссадины!
Пара девочек замазывали мне синяки, оставленные Гаарой на челюсти и солнечном сплетении. Они опасливо поглядывали на Госпожу, когда та что-нибудь хватала в руки. Но, наконец, успокоившись, она села в кресло, закурив.
- Ну ничего, я ему устрою! Как его зовут? – Она тукнула в мою сторону сигаретой, приподняв бровь.
- Собаку но Гаара.
Однако презрительной усмешки, которой она обычно награждает имена обидчиков своих девочек, не последовало. Почему-то Госпожа сильнее нахмурилась, сделав большую затяжку. Потом ни сказав ни слова поднялась и ушла.
- Чего это она? – Лакомка вопросительно на меня посмотрела, я лишь пожала плечами.
- А вы не знаете? – Суо, белолицая брюнетка типичной восточной внешности, нанесла последний штрих на мою челюсть, и она стала как новенькая. – Этот Собаку, скорее всего старший, держит все публичные дома в кулаке. Без его ведома ничего не происходит.
Я залилась в истеричном смехе. Девочки удивлённо наблюдали, как я сгибаюсь пополам от смеха. Когда приступ прекратился, я села нормально, откинувшись на спинку стула.
- А я то пантовалась, что он ничего не может со мной сделать, оказывается, может… Он может сделать со мной всё. Что захочет, а я и пикнуть не имею права. Какая же я дура! Боже, во что я вляпалась…


Возвращаясь с работы, напилась в хлам. От горя. Я уже принадлежу ему. Но ему этого мало. Он хочет мою душу, сердце. Зачем они ему?
Заплетающимися ногами погружаюсь в лифт, еле тыкнув нужную кнопку. Сто процентов, что весь макияж потёк. Да, я плакала. Сильно и громко. А что мне ещё делать?
Вот и дверь в квартиру. Ждёшь меня? Стоишь одинокая, пока я мужиков ублажаю.
Споткнулась о порог, приземлившись на четвереньки и громко выругалась. Послышались шаги. Не уж то грабитель? Поднимаю косые глаза и натыкаюсь на белые туфли. Дорогие, воры в таких не разгуливают.
Неизвестный гость поднимает меня и фыркает от отвращения.
- От тебя воняет.
Аа… Ты… И как интересно ты попал ко мне в дом? Хотя, не важно…
Потащил меня в ванну. И что ты хочешь сделать?
- Раздеться можешь?
В ответ меня вырывает в раковину и ты, кажется, понимаешь, что нет. Наплевав на одежду, швыряешь меня в ванну и включаешь ледяной душ. Холодно. Однако становиться легче, по крайней мере перестаёт тошнить. Вроде сознание проясняется.
- Если я тебя оставлю, ты не захлебнёшься в душе? – Саркастически интересуешься, выходя из ванной.
Я рухнула в ванну поперёк, свесив ноги через край. Попыталась перевернуться, но не удалось. Как же плохо…
Кажись, уснула, так как ты принялся поливать мне лицо водой, похлопывая по щекам. Куртки на мне уже не было. Когда я очнулась, ты принялся раздевать меня до конца. Сделав это, обмыл прохладной водой с гелем для душа и шампунем помыл голову.
-Зачем?
- От тебя воняло. – Ты подхватываешь меня на руки, цепляя с собой полотенце, и несёшь в комнату. Как вещь швыряешь на кровать, принимаясь обтирать полотенцем. Твоя забота странная, но приятная.
В кухне засвистел чайник. Ты оставил меня, направившись туда. Вернулся уже с двумя чашками. В одном определёно было моё кофе. Тяну руки к приятной жидкости. Однако подняться не могу. Ты обречённо вздыхаешь, ставя одну кружку на тумбочку возле кровати, приподнимая меня в сидячее положение. Суёшь в руки кружку.
- Фуу… - Это зелёный чай! Я его трезвая не переношу, а пьяная точно опять с унитазом здороваться буду.
- Пей! – Ты приказываешь. И почему я тебя слушаюсь? Глотаю пару раз, и становится полегче. Ты же мне назло подносишь к губам ароматный кофе. Завидую тебе. И кружке, к которой прикасаются твои губы. Боже! Я по пьяни схожу с ума!
Допив, пытаюсь поставить кружку на тумбочку, однако теряю равновесие и падаю лицом тебе в промежность. Ты грустно вздыхаешь, отбирая у меня кружку, и ставишь на тумбу. Ёрзаю лицом, от чего ты немного вздрагиваешь.
- Приятно? – Теперь мой черёд задавать этот вопрос. Ты улыбаешься. Но не так, как обычно. Просто…улыбаешься. Эта улыбка завораживает, и я поднимаюсь, садясь на твои колени, целую тебя в шею. Ты ставишь кофе на тумбу, слегка придерживаешь меня руками за талию, видимо боишься, что я могу свалиться.
Твоя кожа горячая и приятно пахнет. Я, скорее всего, оставляю засосы, плохо контролируя себя. Но ты не отстраняешься, позволяя это делать. Позволяешь расстегивать рубашку, спускаться губами по твоей груди, ласкать живот, расстегивать джинсы.
Не удивительно, что у тебя там всё стоит. Оттягиваю трусы за край, разглядывая ещё немного мутным взглядом твоего дружка. Ты облокотился руками назад, наблюдая за мной с лёгкой улыбкой.
Я окончательно сползла на пол, пристроившись между твоими ногами, сильнее раздвинув их. Хихикнув, как дура, чмокаю тебя в головку члена, лизнув живот. Потом стала лизать её, постепенно оттягивая трусы. Я никогда не испытывала удовольствия, беря у кого-то в рот. Но сейчас. Казалось, что я доставляю удовольствие и себе. Подняла на тебя глаза. Ты закинул голову назад и тяжело дышал. Какой же красивый…
Ускоряю темп, и ты хватаешь меня за волосы, не в силах сдерживаться. В горло бьёт горячий поток твоего семени, а из твоих губ вырывается стон. Ради этого стона стоило унижаться. Глотаю всё до конца, напоследок чмокнув тебя в головку. Ты мутным взглядом смотришь на меня, вдруг притянув ближе, и впиваешься в губы. Тону в этом поцелуе, хватая тебя за шею, прижимаюсь к груди, снова залезая тебе на колени. Чувствую ткань джинсов между ног и твою плоть, ту сжимаешь мои ягодицы, притягивая ближе. Боже, как ты целуешься…
Скорее всего, я уже вся теку, причём давно. Ты начинаешь поглаживать меня там двумя пальцами, не позволяя сесть на тебя. От возмущения кручу бёдрами, прикасаясь клитором к твоему члену, от чего завожусь сильнее. Хочется плакать как ребёнку, которому не дают покататься на качели. Кусаю тебя за губу, требуя отпустить бёдра и позволить действовать. Но…
Ты прекращаешь поцелуй и поднимаешь меня с себя, улыбаясь. Укладываешь в кровать и накрываешь одеялом.
- Спокойной ночи.
Последнее что произносишь ты, выходя из комнаты, и закрываешь дверь. Слышу, как хлопает входная дверь. Теперь всю ночь буду мучиться от желания. От безысходности запускаю руки под одеяло, гладя себя внизу. А что ещё делать?

Просыпаюсь от привычного звона будильника. Вспоминаю, что было вчера. К сожалению, помню всё. До мельчайшей подробности. И то, что всю ночь думала только о нём. Кажется, он начал добиваться своего. И мои чувства уже начали проявляться.
На тумбе стоит кружка с почти не отпитым кофе. Ставлю её в микроволновку, когда нагрелась, пью из неё. Он касался её своими губами…
От отвращения к самой себе швыряю её в стену. Она разлетается на кусочки, окрашивая светло-бежевую стену в грязно-коричневый. Падаю на пол, прислоняясь спиной к стене, и начинаю рыдать в голос.
Ну почему это всё происходит со мной?
Когда успокоилась, закурила сигарету. Теперь ненавижу кофе. К первому уроку я уже опоздала, пойду на второй. Кое-как напяливаю форму, хватаю портфель и ползу на остановку. Болит голова и хочется утопиться в ближайшей луже. Весна… не вижу ничего хорошего в ней.
Все заинтересовано оглядываются на меня. Ещё бы! Вчера мне, кажется, ногой по башке заехали. Подходят Наруто с Саем, что-то спрашивают. Саске повернулся ко мне, разглядывая лицо. Но меня они не интересовали. Я смотрела в окно, изучая облака. Будет дождь.
За все уроки я ни разу не посмотрела на него. Хотя точно уверена, что он смотрел на меня. Я чувствовала его взгляд на себе. Выхожу из школы. Дождь. Я была права. Ну и пусть.
Медленно выхожу под струи воды. Меня окрикивают. Этот голос. Его голос. Срываюсь со всей силы и убегаю как можно быстрее. Подальше от его голоса, запаха, прикосновений, глаз. Туда, где его нет. Не хочу его видеть.
Спотыкаюсь и падаю в лужу. Ну вот, теперь не только мокрая, но ещё и грязная. Снова начинаю плакать. Никогда в жизни столько не плакала. Сижу в луже и как дура рыдаю. Вдруг на меня перестаёт капать. Поднимаю голову и вижу его. Он держит надо мной зонтик, сам намокая. Ничего не говорит, просто смотрят.
Он решил меня морально уничтожить, точно. Я ведь знаю, что всё, что он делает, что бы сломать меня. Он ничего кроме желания не испытывает ко мне. Но почему…так хочется, чтобы он снова меня поцеловал?

- Будешь бегать под дождём - заболеешь! – Господи, ты притащил меня в кафе и учишь жизни. С меня капает, как с бездомной собаки, и волосы слиплись и висят как сосульки. Почему ты всё равно на меня так смотришь? – Хочешь с температурой валяться?
- Зачем ты меня сюда привёл?
- Выпить горячего чаю и согреться. Дождь заодно переждать. – Ты снова улыбаешься. Но уже привычной улыбкой, особо ничего не значащей и ничего не выражающей. Мешаешь ложкой в чашке и облокотился щекой о кулак. Такой красивый. Ненавижу…
Из моей кружки поднимается приятный пар, пахнущий клубникой со сливками. Потрясающий аромат! Отпиваю из кружки и невольно улыбаюсь.
- Вкусно!
Ты тоже улыбаешься, но на этот раз другой улыбкой. Той самой, что заставляет моё сердце выскакивать из груди.
- Кушать хочешь?
- Нет. – Хочу тебя. Всего и без остатка. Я такая же плохая, как и ты? Наверно…
Ты провожаешь меня до автобуса, вручая зонтик. Пытаюсь вернуть его назад, но ты не даёшь, притянув меня ближе, и целуешь, тут же отскакивая, оставляя мне зонт, и убегаешь под дождём. А я мокрая еду в пустом автобусе в обнимку с мокрым зонтом. Замёрзшая и по уши влюблённая…


4


Выходные. Это дни, когда можно сходить с друзьями в кино, кафе, просто погулять. А что ели друзей нет?
Вот мне и приходится сидеть дома и смотреть телек. Я съела уже две плитки молочного шоколада, выпила почти весь запас кофе и пересмотрела все передачи, которые только можно. Но всё равно хочется плакать. А вечером ещё на работу идти.
Ненавижу его! Всё в нём ненавижу! Ну почему, почему именно я?
Хочу, чтобы он сейчас обнял меня, поцеловал, хочу зарыться пальцами в его волосы, вдохнуть его запах. Хоть я и знаю, что он это делает специально, но… Те поцелуи и ласки в доме Саске, как он отхаживал меня после работы, как пошёл за мной с зонтиком, как проводил до автобуса… Его поцелуй… У меня до сих пор горят губы, и я чувствую его прикосновение.
Почему он такой жестокий. Ведь одно крыло он мне уже сломал. Интересно, а бабочка может летать с одним крылом, или – это конец? Наверно падать больно…
Закутываюсь в одеяло в тщетной попытке забыть его.
Звонок в дверь. О боже! Надеюсь это не он.
Да, моя тщетная надежда не оправдалась.
- Почему в выходной дома? И… - он осмотрел меня с ног до головы и состроил смешную гримасу. – В таком виде, будто ты с похмелья.
- Чего припёрся? – Совершенно не хочу его видеть. Я и так еле держусь, а тут он.
- К тебе. – Не спрашивая разрешения, Гаара прошёл в квартиру, разуваясь.
- А прошлый раз даже не разулся. – Заметила я, вспомнив, что он как-то попал ко мне прошлый раз, хотя квартира была заперта. – Как ты ко мне попал?
- У тебя было открыто.
- Не может такого быть! Я запирала дверь! – Моему возмущению не было предела! Нет, ну вы только послушайте! Открыто было!
Собаку лишь снисходительно улыбнулся. Он прошёл на кухню, и уселся за стол как у себя дома.
- Не угостишь кофе?
Вот блин! Ну почему я должна его терпеть у себя дома?
- А уйти не соизволишь? – Я стала руки в боки, уже провожая его взглядом. – К тому же кофе нет, я весь выпила.
Я так и стояла, прожигая его взглядом, а он преспокойно разглядывал кухню.
- Чего тебе надо? Поиздеваться пришёл?
- Нет, ты просто отлично делаешь минет. – Без какого-либо оттенка заметил он. Я от возмущения чуть не взорвалась. Урод, гад, сволочь! Ненавижу! – Да не злись ты так. Я ведь правду говорю.
Он поднялся со стула, приближаясь ко мне. Я стала пятиться, но наткнулась на стену. Гаара прижал меня к ней и наклонился так, что наши губы были на одном уровне.
От его жара я чуть не растаяла. Ноги подкосились, и Собаку подхватил меня, притягивая к себе. От его крепкого тела у меня по коже пошли мурашки возбуждения. И я сделала ещё одну ошибку. Не дождавшись пока он сам меня поцелует, с диким желанием впилась в его губы. Он не отстранился, напротив глубже погружаясь в поцелуй. Я почувствовала, как он положил руки мне на попу, как участилось его дыхание. Его тело стало ещё горячее, а кое-что было полностью в боевой готовности. Я гладила его по плечам, спине, талии, снова зарываясь пальцами в волосы. Я не могла остановиться.
Так мы как-то добрались до кровати. Он повалил меня, принявшись раздевать. Всё было как во сне. Я не понимала, что происходит, но это определённо было приятным.
Когда он сам разделся, я, наконец, смогла рассмотреть его. Идеален! Широкие плечи, крепкий торс, сильные руки, классная попа и сильные ноги. Он был прекрасен.
Гаара навис надо мной, снова начиная дразнить ласками, но тело ещё помнило тот день, когда он издевался надо мной, и реагировало с невероятной скоростью.
- А ты быстро завелась. – Он провёл пальцами по моему животу, опускаясь вниз, гладя мою киску. Я стала извиваться от удовольствия уже не в силах сдерживаться. Он лишь ехидно заулыбался, отстранившись, и лёг рядом, положив голову на кулак. Я не понимала, что происходит. Почему он прекратил. Но заметив, что он сам хочет меня не меньше, чем я его, стала действовать. Я больше не могу, я хочу его! Повалив Гаару на спину, я села сверху, уже было добившись своего, но он перевернул меня, поднявшись.
- Что ты делаешь? – Я откровенно возмущена!
- Растягиваю удовольствие. – Он стал на пол, скрестив руки на груди и улыбался.
- Это можно делать и по-другому. Но если ты не хочешь, так и быть. – Я принялась икать свои вещи и одеваться. Но видимо воздержание в сегодняшние планы Гаары не входило, и он, схватив меня за руку, повалил на кровать животом.
Я перевернулась, уже было начав возмущаться, но он снова навис сверху, страстно целуя. Всё ещё возмущённая я пыталась его отпихнуть, но безрезультатно. Он ласкал мой язык, покусывая его, одной рукой завёл мою ногу себе на пояс, прижимаясь ко мне всем телом. Я горела. И готова была уже на всё. Его сильные и страстные прикосновения, тяжесть его тела, ощущение горячей кожи, всё это было сейчас так реально и близко, что я не верила в это. Не может всё это быть настоящим…
Он начал медленно входить, оторвавшись от моих губ, и наблюдал за моим лицом, постоянно меняющим выражения. Он смотрел, как я открываю рот от нехватки воздуха, как зажмуриваю глаза от накатившего удовольствия, как кусаю губы от нетерпения. В это время он начал двигаться, медленно и мучительно. Такого у меня никогда не было. Я кончила буквально через минуту. А потом ещё раз, уже вместе с Гаарой.
Но этого мне показалось мало, и, спихнув его с себя, стала на четвереньки, призывно качая попой. Он намёк понял и пристроился сзади, водя головкой члена по моим половым губам. Под очередной мой стон он вошёл.
Само осознание того, что именно он во мне уже доводило до исступления, а соответствующие ощущения просто сводили с ума.
Собаку взял меня по бокам за бёдра и стал медленно двигаться, то ускоряясь, то снова замедляясь. Я поднялась корпусов вверх, запрокинув руки, и ухватилась за его шею. Прислонившись спиной к его груди, дала прекрасную возможность ему ласкать мою грудь.
Мои стоны, его громкое дыхание, его мимолётные поцелуи в шею или в плечо, казались чем-то сумасшедшим и не реальным. Опустив одну руку вниз, он стал удваивать ощущения, массируя мой клитор, покусывал меня за шею, доводя до исступления.
Вот его движения стали быстрее и глубже, а я была готова кончить. Пара резких толчков, и мы повалились на кровать.
Потом был ещё раз, когда я была сверху, и ещё, когда он, и снова, снова, снова…
Я не пошла на работу. Не отвечала на звонки, перекрывая криком наслаждения вибрацию телефона. И в тот момент, мне было совершенно плевать на то, что будет потом…
- Я люблю тебя, Гаара…

Проснулась я от движений по комнате. Открыв глаза, увидела уже одетого тебя. Ты искал что-то в штанах.
- Уходишь?
Ты повернулся, и на твоём лице появилась ехидная улыбка. Нет, даже не улыбка. Усмешка победителя.
- Ты проиграла. Я сломал твои крылышки. – Ты говорил это, наклонившись ко мне. Твои губы практически прикасались к моим и от это становилось ещё страшнее. – Или ты не выкрикивала каждый раз, когда я входил в тебя снова и снова, что любишь меня?
Сердце остановилось. Остановилось и упало, разбившись на тысячи осколков.
Ты отстранился, наконец, вытащив из кармана то, что искал и швырнул в меня пачку денег.
- Это за работу. Ты действительно профессионал. Может как-нибудь ещё зайду к тебе… как клиент.
И ушёл… Хлопнула дверь, оставив меня наедине с унижением, болью и злобой. Злобой на саму себя. Я не могла дышать, рыдания душили, а слёзы заливали глаза. Да, я – проститутка, и никак иначе ко мне относиться нельзя. Я была для него лишь игрушкой. Подобно коллекционерам, пришпиливающим красивых бабочек к рамкам и выставляющим их на обозрение, ты играл со мной. Так и я, подобно этим бедным существам, оказалась прикована любовью к тебе….
Звонил телефон, но я его уже не слышала. Уже ничего не хотела слышать. Но в ушах стояло лишь проклятое: «Это за работу. Ты действительно профессионал. Может как-нибудь ещё зайду к тебе… как клиент».



Категории: Гаара
комментировать 5 комментариев | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 4 марта 2013 г.
Наши дни (13-15) Нова Наэр 10:40:25
 ­­

Подробнее…
13. Поддаваясь страсти.


В такие моменты я жалела, что не курю. Сейчас бы затянуться крепким дурманящим дымом и почувствовать облегчение. Но нет. Вот ведь незадача. Остаётся лишь смотреть с грустью в окно, пытаясь разобраться в самой себе. Что мне нужно? Если бы я знала…
В душе царила пустота. Она правила там безраздельно, всепоглощающе…
Есть два парня. Есть я. Чего хотят они, я не знаю. Но и чего хочу я, тоже не знаю. Однако с одним мне комфортно, а к другому просто необъяснимо тянет. Я эгоистка.
Если посмотреть на это всё со стороны, то я эгоистичная тварь. Многие девушки с ума сходят, умереть готовы, чтобы просто обратить на себя внимание Саске, а я носом верчу. Но как иначе? Я десять лет на него угробила, и только после того как я бросила его, Его Светлость снизошёл до меня и решил вернуть. Зачем?
Меня никак не отпускал этот вопрос. Зачем он хочет меня вернуть? Чтобы переспать? Опробовать, так сказать, то, что столько лет выдерживалось на полке? Его жадность обуяла, что кто-то получает то, в чём ему отказывали? Но я то тут причём, если у него не лады с самоконтролем? Он просто как маленький ребёнок, уверен, что все игрушки принадлежат только ему. И я одна из них. А ведь на самом деле, всё не так! Именно из-за его эгоизма, его чрезмерной гордости я и ушла. И снова вернуться в это? Нет, увольте.
Хотя я увидела нового Саске. Ещё более нахального, дерзкого и впервые почувствовала возбуждение от его прикосновений, голоса, взгляда. Что это? Он снизошёл до меня или принял за равную? Скорее второе, ведь кто ещё его бросал когда-либо? Верно, такого не было никогда. Значит, решил играть в серьёз, и всерьёз заинтересовался мной? Ну что же, мой дорогой, я тоже хочу с тобой поиграть. Чувства к тебе остыли, хоть и небольшие отголоски ещё всплывают, однако я уверена, что переживу нашу маленькую игру без потерь. Как интересно… Мне всё больше и больше хочется попробовать тебя. Уверена на вкус ты будешь как дорогое превосходное вино. И я хочу тебя.
Но не стоит забывать о Гааре. Вот эти отношения тайна покрытая мраком. Мы не встречаемся, не влюблены, не привязаны. Мы просто занимаемся сексом. Часто. Превосходно. Но более ничего. И меня всё устраивает, но вот эта неопределённость как-то раздражает. Потихоньку это раздражение усиливается, и я боюсь, что скоро этим лёгким отношениям придёт конец. С ним хорошо. Просто отлично, но как-то странно. Я боюсь этих отношений…
Я повернулась к кровати, оторвавшись от вида из окна. Уткнувшись лицом в подушку, Гаара сладко спал. Во сне он был похож на ребёнка, такого милого и нежного. Пряди его алых волос свисали со лба на лицо, придавая ему ещё более детский вид. Так странно. У нас с ним было полное совпадение как физическое так и характерами. Мы идеально подходили друг другу, но… Нет любви. И я не тешу себя детскими иллюзиями, что вот-вот скоро мы влюбимся и заживём одной большой семьёй. Я не люблю его. Он не любит меня. Просто мне комфортно и хорошо с ним, а ему со мной. Даже если у Гаары есть симпатия ко мне, которая напоминает влюблённость, это скоро пройдёт, я уверена. Он не из тех парней, что быстро влюбляются и грезят лишь одной девушкой. Он наиграется, насладится нашими отношениями до отвала и уйдёт. А я не буду плакать. Может я первая уйду, кто знает…
Я ласково поцеловала его в плечо, и Гаара сонно что-то пробурчал, переворачиваясь. На его лице красовалась довольная, тёплая улыбка. Сейчас он был таким красивым и милым, что я тоже не удержалась, улыбнувшись. Он потянул меня к себе, сжав в объятьях и крепко, ласково поцеловал. Так целуют после долгих отношений, когда человек стал тебе уже родным. Так приятно, чувствовать его тёплую кожу под собой, ощущать его руки на своей спине, губы на шее, и сходить с ума от этого блаженства. Как же мне с ним хорошо…

Более странно чем сейчас, набирая номер Саске, я не чувствовала себя никогда. Не то что бы у меня от страха тряслись руки или я была в панике и стеснялась, просто было как-то не по себе. Словно я звонила совершенно незнакомому человеку в первый раз и не знала что буду говорить.
- Не ожидал твоего звонка. Что-то случилось? – привычные надменные нотки в голосе. Он хотел меня позлить. Ну что же, удачи. Она тебе понадобиться.
- А должно что-то случиться? Не ты ли хотел снова быть со мной? Тогда с чего такой вопрос? – Я отвечала ему под стать, решив играть в игру на уровне мастера. И я намеревалась выиграть.
- Вот этого я вообще не ожидал. - Голос на том конце стал растерянным, однако Саске быстро взял себя в руки и тоже полностью включился в игру. – Не хочешь встретиться?
- Иначе бы я и не звонила.
- У меня?
- Уже еду.
Я повесила трубку, не дождавшись ответа. Буду вести себя как и он. Нагло, эгоистично и по хамски. Я буду диктовать условия, а он буду им следовать. Пришла пора поменяться ролями.

Здесь было всё так же, как и в последний мой визит. Идеально обставленная квартира с идеальным интерьером, и идеальным хозяином. Саске ходил по своим владениям как большой чёрный кот, в мартовский период. Его намерения были написаны на лбу, словно вывеска с фонариками. Однако он не решался переходить к делу, или даже начинать. Саске чувствовал угрозу исходящую от меня. Угрозу своей гордости. Он подсознательно боялся того, что я могу переиграть его, и пока держался на расстоянии.
- А ты сильно изменилась. Не только внешне. – Саске наконец решил сдвинуться с мёртвой точки и, развалившись на диване пристально изучал меня своими чёрными глазами. Я довольно усмехнулась, перекинув ногу на ногу. Из-под платья выглянул край чулок, которые я одела специально – неотъемлемая часть моего боевого обмундирования. Это подействовало, так как Саске подобрался, тоже скрестив ноги. Кажется, кому-то в штанах становиться тесно.
- Твоя заслуга. Ты сделал меня такой, - я провела по плечу пальцами, спускаясь на грудь, и как бы невзначай погладила её. Саске сглотнул, на секунду отвёл взгляд, но тут же снова вернул его на место. В низу глубокого разреза платья был виден кружевной чёрный бюстгальтер, который я купила специально для сегодняшнего вечера. О, это того стоило! Почему-то соблазнение Саске было для меня делом чести. И мне нравилось это делать! Видеть как всегда властный, холодный парень тает на глазах, уже не в силах скрывать бесовкой блеск в глазах и бугорок, оттопыривающий штаны. Я расплылась в безжалостной, самодовольной улыбке, обнажая зубы. Саске перевёл взгляд на моё лицо, долгое время не сводя глаз с моих губ. – Хочешь?
Похоже, мой вопрос застал его врасплох, однако он прекрасно понял, о чём я. Какое-то время ответа не было, и я, устав ждать, сделала первый шаг. А за ним и последующие.
Не особо волнуясь о том, видно ли моё бельё, я залезла на колени Саске, плотно прижавшись к его достоинству. Он сдавленно вздохнул, однако тут же прижал меня ещё сильнее, сжав мою попу ладонями. Я вспыхнула мгновенно, прильнув к нему теснее грудью. Он поцеловал ложбинку между грудей, и стал подниматься выше. Я чувствовала как бешено бьётся его сердце и от этого возбуждалась ещё сильнее. Да! Именно этого я и ожидала! Этих бешеных эмоций, ощущений! Сумасшедшего возбуждения, которого не было даже с Гаарой.
Долго я мучила его, не позволяя целовать меня в губы, но это того стоило. Боже, как жадно он целовал меня, как страстно ласкал мои губы, полностью пропадая в возбуждении. Мне это тоже нравилось, однако само то, что Саске сейчас не в силах себя контролировать, сводила с ума больше чем что-либо! Однако постепенно включаясь в игру, я принялась ёрзать на нём, намекая, что мы слишком одеты. Саске был не глуп и сразу сообразил, что пора переместиться в спальню.
Он положил меня на край кровати, медленно, чувственно снимая с меня одежду. Он стягивал вещи одну за одной, и в конце я осталась лишь в чулках. Саске пошло улыбнулся, разглядывая меня голую, и не спешил раздеваться сам. Мне это не понравилось, и я не особо стесняясь, поднялась и принялась раздевать его сама. Он явно удивился, всё же новая я была ему не привычна и отсутствие у меня стеснения его явно поразило. Однако, мешать он мне не стал и блаженно наблюдал как я наслаждаясь стягиваю с него вещи, проводя руками по идеальному торсу. Когда я добралась до трусов, то решила чуть над ним поиздеваться. Нет, минет я делать не собиралась. Его я никогда не делала и делать не собиралась. Это пока для меня было табу. Всё же к такому я была ещё не готова.
Однако погладить уже каменного «дружка» Саске я была в силах. Почему-то в этот момент я почувствовала себя королевой мира. Я видела, что он полностью под моим контролем, и наблюдать как его щёки розовеют от удовольствия, было просто чем-то нереальным. Он был моим.
- Хорошо? – спросила я шёпотом, покусывая мочку его уха. Он лишь простонал в ответ, притянув моё лицо, и впился поцелуем. Очевидно, что говорить он сейчас был совершенно не в силах.
Убрав от себя мою руку, он поднял меня и снова повалил на кровать, принявшись целовать каждый сантиметр моего тела. Он так увлекся моей грудью, что я чуть не кончила только от этого! Боже, как он издевался надо мной! Как он смаковал, облизывал, посасывал её! Такого со мной не было никогда! Я была полностью готова к самому акту, но Саске не спешил. Оказывается, выдержка у него была железная. Он спустился в самый низ, еле касаясь языком лизнул меня там. Я выгнулась, ухватившись руками за простынь. Саске закинул мои ноги себе на плечи, продолжая ласкать меня языком, порой впиваясь поцелуем или нежно покусывая. Я сходила с ума, стонала, кричала ,выгибалась, не в силах терпеть. Он был великолепен – это факт. Что бы не было, кто бы что не говорил, но Саске – идеален! Пусть его характер полное дерьмо, но если убрать эту маленькую оплошность, то он нечто, что невозможно повторить или воссоздать. Он был единственным в своём роду, и мало кто мог переплюнуть его.
Если честно, я потеряла счёт оргазмам. Кажется, их было пять. И это только от языка! Что же будет дальше? А дальше был он. Не знала и даже не думала что эта часть может быть идеальной. Словно нарисованный. Идеальные пропорции, нежно розовый, такой горячий! Я первый раз в жизни наслаждалась видом этой части тела! Саске устроился между моих ног, наваливаясь грудью на меня, и поцеловал в основание шеи, около ключицы. Я ахнула, и моё тело стало дрожать от возбуждения. Такое бывает, если я возбуждена до предела. Саске это почувствовал и стал ещё более нежно целовать меня, постепенно, медленно входя. Если честно, я готова была его убить, за то что он издевается надо мной, но услышав его тихие, сдавленные тоны, поняла, что он просто пытается сдержаться что бы не кончить. Господи, неужели это всегда так приятно? От этого Саске, томного, страстного, я просто схожу с ума!
Наконец он успокоился, и стал двигаться. Это было нечто! Трудно с чем-то сравнить, это была на совершенно ином уровне! Не знаю, сколько мы этим занимались, сколько получили оргазмов, сколько поз мы сменили, но заснули мы только в полдень на следующий день, притом, что я пришла к нему около девяти вечера. Да, это был марафон, но какой!
Вообще-то я планировала сразу же уйти, но что-то изменилось. То ли я сильно устала, то ли была слишком удовлетворена, но я просто осталась спать в постели Саске, позволив ему себя крепко обнять, уткнувшись носом в мою шею. И мне это нравилось… Чёт возьми мне это нравилось! Надеюсь что выспавшись, я опомнюсь и всё же чувства не загорятся вновь.

14. Из тупика в светлое будущее.


Проснулись мы под вечер, причём одновременно. Саске сонно обвил меня руками, уткнувшись носом в затылок, и что-то нечленораздельно пробормотал. Он был горячим и приятным. Мне было так хорошо! Но вот только старые чувства не нахлынули вновь, и все сомнения развеялись. Любви больше не было. Я лежала рядом с любимым, дорогим и родным человеком, но не с возлюбленным. Это я поняла точно. Я не сожалела о проведённой ночи с ним, и о тех годах нашей дружбы. Я даже была этому рада. Сразу всплыло столько приятных воспоминаний, что мои губы озарила широкая улыбка.
Саске попытался поцеловать меня, повернув мою голову к себе, но я прижала к его губам пальцы и нежно улыбнулась. Он понял сразу, не дурак же. Это была первая и последняя ночь. Я исполнила свой каприз, и теперь была полностью свободна. На секунду, в его чёрных глазах промелькнула боль, но она тут же сменилась пониманием. Он мягко убрал мою руку и поцеловал в щёку.
- Сделаешь мне кофе? – спросил он, поднимаясь с кровати и направляясь скорее всего в душ. Саске совершенно не стеснялся ходить обнажённым передо мной, я была этому рада. Когда ещё выпадет возможность полюбоваться на идеальное тело этого наглеца в первозданном виде? Он заметил мой блуждающий взгляд и ухмыльнулся. – Может тебе фотку на память сделать?
- Согласна! Две! Одну так в полный рост, а другую в трусах!
- Чем расплачиваться за них будешь?
- Приготовлю тебе наивкуснейший завтрак и кофе, сойдёт?
- Как дёшево ты ценишь моё тело Изанами. Я оскорблён!
- Могу сделать тебе массаж и потереть спинку! Расчесать твои лохмы и погладить вещи.
- Тогда и полную уборку в доме и постираешь! Всё вышеперечисленное, и тогда фотки твои!
Я на минуту задумалась, стоит ли это того, но Саске как назло стоял и крутился передо мной, поглаживая себя по животу, груди, повернулся ко мне задом и принялся им вилять. Ну как можно от такого отказаться? К тому же по старой дружбе, почему бы не угодить ему? У Гаары же я готовлю. Хотя Саске конечно цену задрал. Нужно будет ещё пару фоток каких-нибудь сделать. Он двумя не отвертится!
Пока Саске намывался, я во всю уже варганила ему завтрак, а заодно и будущий ужин. Хотя можно ли это назвать завтраком, в пять часов-то? Хотя какая разница, когда встал тогда и утро. Кофе почти сварился (этот сноб пил только свежее сваренный натуральный кофе лучших сортов, скотина), и я готовила еду к сервировке.
За трапезой, мы много болтали, шутили и перекидывались подколками, словом вели себя как раньше, когда были друзьями. Хотя нет. Сейчас я, да и сам Саске чувствовали себя намного легче, расслабленней и спокойней. Пропала неловкость, мудрёность отношений и выросла настоящая, прошедшая все беды, огонь, воду и медные трубы дружба. Никогда бы не подумала, что мы с Саске станем такими. За сравнительно ничтожный срок, мы преодолели расстояние от разругавшихся влюблённых до лучших друзей за одну ночь. Ну, прямо как в сказке…

Всё то время, что я убиралась, стирала, гладила, Саске ходил за мной по пятам, не переставая ныть, что ему скучно и что он хочет массаж. При этом сказал что спину ему потом потру, и фотки он не даст сделать пока я не выполню все условия. Но так как я фотки хотела сразу, пока он не забыл про них и не стал отнекиваться, то после наведения чистоты в доме Учиха, я отправила его в ванну, при этом намылив с ног до головы, ссылаясь на то, что массаж делать без водных процедур отказываюсь. Саске подулся с пол часика, но потом всё же позволил себя выкупать. Странно, но я не видела в этом ничего странного или постыдного. Вели мы себя как парочка, но чувствовали как друзья. За исключением того, что тело всё же у Саске молодое и реагировало оно на меня постоянно. Учиха при этом недовольно бурчал себе под нос, мол, могла бы и помочь с бедой, но я пропускала это мимо ушей.
Когда пришло время массажа, Саске завалился на кровать в полном неглиже, и раскинул руки, ожидая блаженного удовольствия. Я прикрыла его пятую точку полотенцем и, прихватив с собой масло начала. Откуда у Саске масло? Об этом я старалась не думать. Спустя двадцать минут не самого профессионального, но довольно умелого (натренировалась на Гааре, который обожает массаж), Саске засопел. Я конечно расстроилась, что не получу тут же фоток, но будить его не стала, лишь легонько чмокнула в нежную щёку и ушла.
Ушла я не просто так, а наследила. Оставила ему записку, в которой говорилось, что я не прочь сходить куда-нибудь с ним вместе, и чтобы он не забывал, что должен мне фотки. И закрыла за собой дверь с чистой совестью и спокойной душой. Легче чем сегодня мне не было никогда. Казалось, что Изанами Рен родилась заново и стала действительно другим человеком.


От одного парня я направилась к другому. Домой не хотелось совершенно, поэтому, поймав такси, я поехала к Гааре. Как я и думала, он спал. Этот парень спит целыми сутками! Чем он интересно занимается, когда не спит, что так устаёт?
Собаку, с привычным ему безразличным видом открыл передо мной дверь, и ни чуть не удивился, обнаружив за порогом меня. Кроме меня к нему, похоже, никто в гости не ходит.
- Ты когда в универ собираешься? – Я поставила на кухонный стол пакеты с покупками (у него вечно пустой холодильник, когда меня нет) и тут же была захвачена в плен объятий. Гаара ещё сонно поцеловал меня в ухо (думаю, промазал) и громко втянул воздух носом.
- Ты была с другим мужчиной. – Он констатировал факт. Я ведь после ночи с Саске даже душ не приняла, а стойкий аромат мужского парфюма, который постоянно исходит от Учихи, похоже на долго впитался в мои волосы и кожу. Но, даже не смотря на то, что я была с другим мужчиной, Гаара кажется, даже не обиделся, и не приревновал. Может, потому что ещё спит? Святая наивность, ему просто всё равно.
- Выгонишь меня?
- Дура что ли? – На этот раз поцелуй попал в цель, а точнее мои губы. Гаара нагло притянул меня к себе и затянул в страстный поцелуй.
- Неужели тебе ни капельки не обидно?
- Ты вольна делать что хочешь. Мы же не пара. – Было что-то в его голосе непонятное. Не ревность, не обида, а какое-то сожаление. Словно он жалел, что мы не пара. – Но мне не нравится, когда от тебя пахнет другим.
С этими словами Гаара потащил меня в ванную, попутно раздевая. Сегодняшний день был странным, но приятным до самого конца. На кухне так и остались стоять не разобранные пакеты. Мы не вспомним о них до самого утра. А что будет утром? Кто знает. Но наконец, моя жизнь приобрела яркие краски, внося бурю эмоций и создавая воспоминания, которые будет греть меня всю жизнь. Я никогда об этом не пожалею.

15. Заключение.


Какое-то время спустя…

Я шла по вечерним улицам, прислушиваясь к окружающим звукам. Воздух был прохладным, и немыслимая жара спала после целого дня знойной жизни города. Вокруг ходили люди: кто только возвращался с работы, кто спешил на встречу с друзьями, кто просто вышел в магазин или погулять. Даже ночью жизнь кипела.
Люблю эти прогулки в одиночестве. Есть время подумать, помечтать. За последние несколько месяцев моя жизнь круто изменилась, да так что я не перестаю удивляться. Как такое вообще могло произойти? Честное слово, как в сериале. Но факт оставался фактом, измениться можно, причём радикально, стоит тебе этого захотеть. Переродиться из скромной закомплексованной тихой мышки в уверенную в себе, красивую, смелую и дерзкую девушку оказалось не так трудно. Стоило лишь перестать терпеть то, что делает тебя несчастной. А потом перевернуть всё это с ног на голову. Так, моя первая и самая сильная любовь оказалась самым лучшим другом, который понимает меня лучше, чем кто-либо, а заправский хулиган оказался очень чувствительным и ласковым парнем. А ведь скажи мне, что так будет, не поверила бы! До чего же жизнь изменчива…
Но что бы со мной не случалось, всё это вело к лучшему! Мой мир, моя жизнь наполнилась светлыми, радостными моментами, которые без устали прокладывают мне дорогу в будущее. Точно не знаю, что будет дальше, но цели я уже наметила. Кстати через месяц мы с Саске летим в Европу, культурно просвещаться. Всё за счёт Итачи, почему бы и нет? А на следующий год мы с Гаарой поедем на три месяца в тёплые страны. Его отец заключает какой-то выгодный договор с одним гостиничным магнатом, и он любезно предложил своему непутёвому сыну и мне, как особе насильно заставляющей Гаару учиться и не забивать на пары, дорогостоящую путёвку в самый роскошный отель. Конечно же, я согласилась! К тому же с Гаарой отдых обещает быть незабываемым!
Я устроилась на подработку в модный журнал, пишу небольшие статьи и подготавливаю материал. Хоть платят пока немного, но всё лучше чем висеть на шее у матери. Она кстати счастлива, что мы с Саске помирились и теперь этот несносный брюнет зависает у меня дома целыми днями! Когда я устаю от него, то быстренько смываюсь к Гаару. Кстати у него в шкафе половина моих вещей, и почти все тюбики в ванной заняты тоже мной. Нет, это не значит, что мы начали встречаться, просто так удобно. Я не знаю, что ждёт нас с ним в будущем, но нынешнее положение вещей меня устраивает. Да и он тоже, похоже, счастлив. Наши отношения не стали прохладней, мы всё так же увлечены друг другом, и нам хорошо вместе. Хотя он пару раз предлагал мне переехать к нему, но я отказалась. Всё же это большой шаг, который к чему-то обязывает, а я не хочу пока серьёзных отношений. Время покажет. Если Гаара останется со мной и будет верен мне, то кто знает, может, и замуж за него выйду.
Наконец я дошла до кафе, в котором должна была встретиться со своими мужчинами. Мимо них невозможно пройти! Всё внимание посетителей в кафе было устремлено на них. Я про себя эгоистично порадовалась, потому, как эти двое принадлежат мне. Ну вот и они заметили меня. Повернулись, улыбаются. Какие же они красивые! Какие же они любимые…
Гаара и Саске смотрели на меня глазами полными любовью и нежностью. Мои родные, как я вас люблю! А впереди ещё много-много дней, которые я проведу с ними. Много-много счастливых дней. И я уверена, что эти дни будут самыми счастливыми, потому что это наши дни. А решать какими они будут, будем лишь мы сами, потому как каждый сам куёт свою судьбу. Но я не престаю в мыслях прокручивать одну и ту же фразу, которая заела как старая пластинка. Но ведь это так. И никто не сможет и не посмеет опечалить, разрушить или свести на нет наши дни. Это наши дни…



Категории: Гаара
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть
Наши дни (1-3) Нова Наэр 10:15:04
 ­­

Подробнее…
1. Их начало.


Почти начался второй месяц весны, а теплом и солнцем даже близко не пахло. Серые тучи, лужи размером с море, постоянный дождь. В такие вот деньки хочется залезть под одеяло с головой и не вылазить до наступления тепла. Особенно остро эта проблема ощущается по утрам, когда противный и до ужаса громкий в ранние часы будильник разрывается, пытаясь выдернуть тебя из сладкого забытья мира снов. Монотонные, уже до тошноты приевшиеся звуки действуют на психику угнетающе, заставляя ещё глубже укутаться в одеяло.
Коту видимо будильник тоже не по вкусу, так как он начал громко мяукать, при этом дотошно пытаясь добраться до свернувшейся в клубок девушки. Она нехотя высунула из кокона, который образовало одеяло, руку, на ощупь обнаружив будильник, и выключила его, убрав руку назад. Воспользовавшись шансом, следом проник и кот. Однако это мало помогло, так как он тут же вылетел обратно.
Мелодично зазвонил телефон. Играла приятная песня в исполнении молодого парня с очень красивым голосом, которому аккомпанировала электрогитара. Девушка внутри одеяла зашевелилась, снова высунула руку, так же нащупала телефон и втянула его внутрь «кокона».
«- Ты что, спишь ещё? – Послышался на том конце приятный голос, в котором были слышны нотки веселья. – Мы же вроде хотели позавтракать сегодня вместе, забыла?»
- Да помню я! Сколько времени? – Сонным голосом отозвалась девушка, всё ещё даже не открыв глаза.
« - Эээ? Уже полвосьмого! Изанами, ты что, решила надо мной подшутить? Ты реально ещё дома дрыхнешь? Я уже подъезжаю к нашему кафе!» - Голос парня стал громче, было слышно, что он сердится.
Девушка подскочила как ошпаренная, мигом скинув одеяло, и ринулась в ванну, по дороге чуть не задавив кота и не сбив с ног мать.
- Да конечно шучу! Я уже выхожу! Как ты мог подумать, что я проспала! – Пыталась она соврать, выдавливая зубную пасту на щётку, попутно прижимая к уху плечом телефон и сидя на унитазе. – Всё, не отвлекай меня, я выхожу, скоро буду!
И не успел парень даже возмутиться, она повесила трубку. Вот тут то и подтверждается, что в экстренных ситуациях девушки умеют очень быстро собираться. Буквально через пятнадцать минут, девушка по фамилии Изанами на ходу уже обувала чёрные ботиночки.
- Мам, я ушла!
Она хлопнула дверью и нажала на кнопку вызова лифта. Всё же, как медленно он едет, когда нужно спешить! До той кафешки, где они с другом условились встретиться от её дома десять минут ходьбы и пять спринтерского бега. Не дождавшись лифта, девушка побежала по лестнице, перепрыгивая через три ступеньки, и спустя пять этажей она уже вылетела из подъезда жилого дома и понеслась как ветер.
Возле небольшого, но уютного как внешне, так и внутри кафе, стоял высокий красивый брюнет, топчась на месте, и периодически стряхивал с головы насыпавшийся снег. Весной не пахло вовсе. Он иногда сердито смотрел на часы, выпуская пар изо рта, пытаясь хоть как-то согреться. Она снова опаздывала.
- Прости, Саске! Я опоздала? – Изанами чуть наклонилась вперёд, пытаясь отдышаться, да и не хотелось ей смотреть на рассерженного друга. Он скорее всего прибывал в лютой ярости. Девушка не поднимаясь, чуть отодвинула прядь тёмных волос, одним глазом посмотрев – сердится? О ещё как сердится! Саске стоял скрестя руки на груди и топал ногой, зло прожигая девушку взглядом. И что ему мешало зайти в кафе и там её подождать? Но спросить она этого не могла, так как разозлит его ещё больше.
- Нет. Совсем не опоздала. Как раз вовремя. – Голос выдавал его, и чтобы хоть как то удержать себя от того, чтобы не ударить нарушительницу его психологического и эмоционального здоровья, Саске глубоко вздохнул и вошёл в кафе. Изанами поспешила следом, виновато смотря себе под ноги. Поэтому она не сразу отреагировала, и когда Саске резко остановился, тут же врезалась в него, и чуть не упав, схватилась за его шарф, при этом, чуть не задушив парня.
- Ты! – Развернулся к виновато кусающей губу девушке Саске с явным желанием стукнуть её, но тут же отвернулся. Он ведь говорил ей не делать так. Когда она так виновато смотрит себе под ноги, или кусает губки, он чувствует себя полным уродом. – Ладно, пошли уже сядем.
Ароматный чай приятно согревал, создавая приятный контраст с погодой на улице. Саске и Изанами сидели возле окна, поэтому могли любоваться белыми хлопьями снега, сыпавшимися с неба. Зима кончаться не собиралась, и тепла оставалось только ждать. Засмотревшись в окно, девушка задумалась, совершенно отключившись от окружающего её мира, провалившись в мир грёз и иллюзий. Поэтому, она не видела, как нежно на неё смотрит сидящий напротив парень, как он любуется каждой черточкой её лица, как мечтательно обводит взглядом контур её манящих губ, как заглядывает в глаза, цвета пасмурного неба. Они были удивительными – её глаза. Каждый день они меняли цвет, подобно хамелеону. Порой серые, порой карие, иногда зелёные, даже бывают голубые – по настроению, либо же по воле неведомых сил, они завораживают и сводят с ума своей игрой цветов. И не только цветов. Саске уже давно понял, что Изанами не замечает своей красоты и то, что порой флиртует. Когда она опускает глазки, прикрывая их пушистыми ресницами, и чуть надувает губки, Учихе хочется убежать подальше, лишь бы не поддаться желанию и не поцеловать её.
- Рен? – Позвал он девушку по имени. Она опомнилась, однако не смутилась отсутствию приставки –чан или –сан. Лишь улыбнулась, отпив чая.
- Ты злишься? – Ну, вот снова она это делает. Так невинно и по-детски опускает глазки, чуть надувая виновато губки. Пальчиком водит по краям кружки, не понимая, что лишает Саске последних капель рассудка столь незначимым и в то же время эротичным действием. Ну как тут можно злиться?
Он ничего не ответил, лишь пригубил кофе, такого же чёрного, как его волосы, и такого же горячего и сладкого как он сам. Рен скользнула по нему взглядом, обратив внимание, что Саске то возмужал. Она не заметила, как он из мальчика превратился в мужчину. Его голос стал грубее, плечи шире, стало заметно, что он бреется, к тому же, хотя до этого он не был низким, Саске стал очень высоким и мог похвастаться великолепным телом. Ходит в спортзал или это гены? Так мужественно поднимает руку и смотрит на часы, ну совсем не тот мальчишка, с которым Рен познакомилась в средней школе. Саске тогда принял её за мальчишку, переодевшегося в женскую форму. Ещё бы! Короткие, торчащие ёршиком волосы, худая как палка, высокая, вечно попадающая в переделки, она была похожа на сорванца, а ни как не на девушку. Но сейчас всё иначе. Рен округлилась, стала женственней, красивей. Она отрастила волосы, пользуется косметикой, стильно одевается. Есть, конечно, недостатки из прошлого, но они, скорее стали её изюминкой, чем недостатками. Как же всё изменилось. Эти двое уже не могут смотреть друг на друга как на друзей, они стали испытывать странное, непреодолимое влечение и интерес друг к другу. Порой дружба перерастает в нечто большее…

Рен на ощупь пыталась привести волосы в порядок, после того как надела наушники с мягким мехом. Она сосредоточенно укладывала каштановые волосы на меховой ворот курточки, опять прикусив губу – знак того что она очень увлечена занятием. Саске тайком поглядывал на неё, не в силах сдержать улыбку. Девушка была такой милой и красивой, что он не мог оторвать от неё глаз. Но вот она привела себя в порядок, и мимолётно улыбнувшись парню, встала со стула и пошла к выходу. Саске двинулся следом, наблюдая за её лёгкой грациозной походкой. При этом он совсем не замечал, как восхищённо на него смотрят другие девушки, оставшиеся сидеть в кафе.
Дорога была вся заметена снегом, хотя нескончаемый поток машин отчаянно пытался превратить белый ковёр в месиво из грязи. Автобусы в такую погоду не ходят. На такси дорого. Поэтому парочка двинулась пешком. Однако через полчаса пешего хода Рен замёрзла. Заметив это, Саске предложил передохнуть. До начала занятий ещё оставалось много времени.
Достав из автомата пару банок с кофеем, Саске открыл одну, и протянул устроившейся на его сумке девушке. Снег перестал идти, и они могли спокойно посидеть на лавочке. Рен поёжилась, поблагодарив парня, и пригубила горячий напиток. По телу разлилось спасительное тепло. Она выдохнула горячий пар, наслаждаясь вкусом. За ней молча наблюдал Саске, жадно ловя каждое её движение. Со стороны казалось, что он видит Изанами в первый раз.
- Ты почему не пьёшь? – Девушка заметила что Учиха даже не открыл свой кофе, а просто стоит ловит ворон. Она выдохнула на замёрзшие руки, пытаясь их согреть, но всё безрезультатно – на улице было очень холодно. Казалось, что погода сошла с ума! Скоро должна была зацвести сакура, а на улице сугробы лежат!
Саске улыбнулся, и присел напротив Рен, поставив на лавочку рядом с ней банку, взял её банку, тоже отставил к своей. Он нежно зажал её ручки в своих ладонях и стал греть их своим дыханием. Девушка тут же покраснела, не понимая от чего. Но ей было так неловко, словно она на первом свидании. Сегодняшняя утренняя прогулка действительно была очень похожа на свидание, хотя об этом даже не упоминалось. И Саске и Рен чувствовали это, но боялись сказать вслух. Они больше не просто друзья.
Решив, что больше не может ждать, Учиха собрал всю свою смелость и потянулся к губам девушки, чувствуя, как останавливается сердце. Она не отпрянула, не стала возражать и не была против. Рен лишь чуть вздрогнула, но тут же ответила. Неуверенно, робко, она целовала его в ответ. Саске чувствовал, как дрожат её руки, и дрожат вовсе не от холода. Он сам чувствовал то же самое. Внутри будто взорвалась бомба, и бабочек с тем, что сейчас творилось в его животе не сравнить. У него, конечно, были девушки, и собственно Рен помогала ему советами в отношениях, но он ничего подобного не чувствовал. Это было впервые, когда простой, невинный поцелуй вызвал у него такие чувства. И скорее всего это было взаимно. Саске знал, что Рен ни с кем ещё не целовалась и не занималась любовью. В принципе, Саске знал о ней всё, и ничего одновременно. Однако, это и делало Изанами Рен такой привлекательной и популярной. Никогда не знаешь, что от неё ждать.
А в это время, пока Саске размышлял о своих ощущениях, Рен сходила с ума. Она была растеряна и удивлена, однако ей было очень хорошо. Она освободила свои руки из горячих ладошек Саске и зарылась пальцами в его волосы, пропуская шёлковые пряди сквозь них. От него пахло приятным парфюмом и ещё чем-то фруктовым. Его губы были мягкие и сладкие, словно созданы для поцелуев. С каждой секундой Рен тонула в ощущениях всё глубже, чувствуя, что парень становится всё напористей, и явно желал более глубокого поцелуя. Когда он попытался проникнуть внутрь её ротика языком, Изанами отстранилась, жутко покраснев. Учиха чуть смутился, поняв свою оплошность. Он сел на лавочку рядом с девушкой и открыл свой кофе. Было жутко неловко, однако так хорошо. С лица Саске не уходила улыбка, которая даже мешала пить кофе. Рен тоже взяла свой уже почти остывший напиток. Они молчали, однако эта тишина отнюдь не смущала и не была неловкой. Изанами пододвинулась вплотную к парню, облокотившись об него боком. Её щёки нестерпимо пылали, но она пыталась бороться со смущением. И ей в этом помог Саске, обнявший её одной рукой за талию, и притянувший ещё ближе.
Так началась их история любви и расставаний…

2. "Хулиган"


Из-за нежно-серых туч робко пробивались первые тёплые лучики солнца. Снег растаял, оставив след из множества луж, разбросанных зеркальными блюдцами по университетскому двору.
Рен сидела на лавочке, подставив лицо солнечному свету. Наконец стало тепло, и она снова может наслаждаться свежим воздухом вдалеке от шума и гама переполненных аудиторий. Здесь, на заднем дворе было тихо. Тишину нарушало только пение взбодрившихся после зимы и холодов птиц, да шуршание веток, на которых ещё пока медленно, но упорно начали появляться почки. Скоро вырастет сочная зелёная трава, и деревья будут отбрасывать на неё спасительную от зноя тень. Совсем скоро…
Девушка с закрытыми глазами улыбалась своим мыслям, негромко про себя напевая незатейливую мелодию. Рен не любила холод. Она любит тепло, когда ярко светит солнышко, вокруг зелено, поют птицы и кружатся бабочки. Можно целыми днями есть фруктовый лёд и арбузы, поехать на пляж, к тёплому лазурному морю, валятся на пляже в купальнике и просто наслаждаться жизнью.
Рядом с лавочкой что-то упало и покатилось. Изанами испугано открыла глаза, оборачиваясь на шум. Рядом стоял странный парень, поднимая что-то с земли. Он выглядел нестерпимо спокойным, не спеша подняв банку с колой из-под лавочки. Заметив удивлённую девушку, он отрывисто кивнул, то ли извиняясь, то ли здороваясь, и сел рядом. Выудив из кармана белой толстовки пачку сигарет, он закурил.
Висела давящая неловкая тишина. Изанами испугано смотрела на незнакомца, не зная, что делать. Она должна была здесь встретиться с Саске, но его до сих пор нет. Поэтому она не может уйти, точнее, убежать подальше от пугающего её парня. Внутри у неё всё встало вверх дном, жалобно скручиваясь от страха. Рен отодвинулась подальше от него на противоположный край лавочки, опустив глаза на землю, и вся сжалась. Где же ходит этот Учиха?
Незнакомец взглянул на отсевшую от него девушку, пристально оглядев её. Потом, видимо удовлетворившись увиденным, чуть улыбнулся и потушил сигарету, выкуренную лишь на половину, и открыл банку с колой. У Рен в животе громко и сердито заурчало. Парень чуть не подавился колой от неожиданности, а Изанами покраснела как помидор, сжавшись ещё больше. Она готова была от стыда провалиться сквозь землю. Девушка уже наяву слышала, как засмеялся этот хулиган, издеваясь над ней. Однако её опасения не оправдались. Парень встал и ушёл. Рен вздохнула с облегчением, выпрямляя осанку и приходя в чувства. Вновь забурлило в животе. Она сморщилась, ещё больше сердясь на Саске, который задерживается. Они должны были пойти перекусить, пока большая перемена, но видимо у этого красавчика появились более важные дела.
Изанами сердито надула губы, и вдруг услышала сдавленный смешок. Сверху ей на колени упал упакованный бутерброд из столовой с пачкой вишнёвого сока. Рен от удивления запрокинула голову, уже готовая ругать брюнета за не расторопность. Но вместо него над ней стоял недавний хулиган, и довольно улыбался.Изанами чуть не упала назад от неожиданности, но парень удержал её коленкой.
- Тот, кого ты ждёшь, видимо решил, что в пище ты не нуждаешься. – На удивление приятный мягкий голос незнакомца странным теплом окружил Рен, невольно заставив успокоиться.
- С чего вы взяли, что я кого-то жду? – в голосу девушки отчётливо читался испуг и неуверенность.
- Иначе, ты бы уже давно убежала отсюда сверкая пятками. Думаешь, я не заметил, что ты меня боишься?
Это была чистая правда. Если бы она не ждала Саске, Рен бы давно убралась отсюда подальше. Но нет же, она сидит и ждёт.
- Ешь, а то с голода умрёшь.
Девушка неловко взяла в руки бутерброд, скосив на хулигана глаза. Почему она так была уверена, что он хулиган? Красные волосы, татуировка на лбу, да и странные круги под глазами говорили сами за себя. К тому же он курит, а это престижности не добавляет.
- Сколько я вам должна?
- Должна? – Видимо незнакомец не ожидал услышать нечто подобное. Он с минуту разглядывал девушку, после чего ответил. – Простого спасибо хватит. Я с красивых девушек плату не беру.
- А что же, если бы я была страшной, вы бы потребовали деньги? – Рен сердито насупила брови, чем вызвала у парня смех.
- Это был комплимент.
- Комплимент? – Изанами решительно ничего не понимала. Она лишь озадаченно хлопала глазами, наблюдая, как парень веселиться. Ему, похоже, нравилось издеваться над ней. Всё ещё сердитая, она распаковала бутерброд, и жадно откусив кусок, стала быстро жевать. Он оказался на удивление вкусным, поэтому, радуясь приятной тяжести в желудке, Рен, облегчённо вздохнув, закрыла глаза от удовольствия. Она совсем забыла что рядом сидит незнакомый парень и наблюдает за ней. Вспомнив об этом, она перестала жевать и резко открыла глаза. Хулиган сидел, довольно ухмыляясь, явно довольный собой и своей щедростью.
- Вкусно?
- Да, - выдавила из себя Изанами, дожёвывая остатки бутерброда. – Спасибо.
- Кого ты ждёшь? – Вопрос застал Рен врасплох, и она виновато опустила глаза. Хотя почему она чувствует себя виноватой? Она ведь даже имени этого хулигана не знает.
- Парня, - нерешительно произнесла Изанами, снова сжавшись.
- Какой безответственный у тебя парень. – Весёлым голосом заключил хулиган. Его похоже ничуть эта новость не удивила и не расстроила. – И чего ты всё время скукоживаешься? Я не кусаюсь.
Рен недоверчиво подняла на парня в тот момент голубые глаза, заставив его опешить. Огромные небесного цвета глаза были обрамлены пушистыми ресницами, волосы, распущенные, собранна была лишь чёлка, прямыми прядями спускались до груди. Девушка теребила в руках ещё запечатанный сок. Её тонкие изящные пальчики играли с коробочкой, нежно поворачивая её вокруг своей оси. Она была красива, хотя скорее необычна. Казалось бы, есть миллионы девушек с голубыми глазами и тёмными волосами, но эта казалась какой-то странной, не такой как все. Её голос был похож на звон колокольчиков, завораживая и подчиняя.
Парень нехотя отвёл от неё глаза, чувствуя странную неловкость, которая к счастью быстро прошла. Всё-таки он любил красивые вещи, может, поэтому эта девушка так его заинтересовала? Неожиданно зазвонил телефон. Порывшись в толстовке, парень выудил чёрный телефон, посмотрев, кто звонит. Увидев, что звонок важный, он встал со скамьи.
- Приятно было пообщаться. Ещё увидимся.
И ушёл, оставив Рен удивлённо смотреть ему в след. Она как то тяжко вздохнула и открыла сок. Всё-таки странный парень, как не взгляни.
Как только хулиган скрылся из виду, пришёл Саске. Довольный, он что-то насвистывал, нерасторопно идя к Рен, которая пронзала его свирепыми взглядами.
- Извини, с ребятами в столовке задержался.
У Рен из-под ног ушла земля. В принципе, Изанами была очень спокойной, и её сложно было вывести из себя, но Саске это удалось. Мало того что они договаривались пообедать вместе, она всю перемену ждала его тут на лавочке, умирая с голода, так она ещё могла нарваться на неприятности с этим хулиганом, если бы он не оказался действительно безобидным. А он задержался в столовке с друзьями?
Забыв про манеры и прочее, Рен с силой швырнула в радостного, ни о чём не подозревающего брюнета соком. Он растеряно остановился. По лицу и белой футболке стекали ярко-вишнёвые капли сока. Саске, разозлившись, сжал зубы.
- Что это было?
- Не знаю, у друзей своих спроси. – Прошипела Рен, схватила свою сумку, и собиралась, уже было уходить, когда Учиха схватил её за предплечье.
- Что это за истерика я не могу понять? Ну, задержался я и что? Конец света?
- Конец света? – желчно переспросила его Изанами, чувствуя, как ярость бурлит в крови. – Ты всегда так поступаешь, сколько мы с тобой дружим. Но теперь, я стала твоей девушкой, тебе не кажется, что стоит избавиться от старых привычек?
- Да о чём ты говоришь?
- Да о том! - Не выдержала девушка, вырвавшись из цепких пальцев Саске. – Всегда, когда мы с тобой договаривались встретиться пообедать, ты кидал меня, даже не предупредив, и жрал со своими друзьями! А я, как дура, ждала тебя голодная и в одиночестве. Но теперь я твоя девушка, я думала, что ты захочешь пообедать ос мной, но нет, я ошиблась! Ты такой же как и всегда! Что, получил меня, теперь можно расслабиться? Никуда не денусь?
Саске молча слушал тираду рассерженной девушки, и наконец дождался, пока она выдохнется на него орать и сжав в объятьях поцеловал. Изанами попыталась вырваться, но парень крепко прижал её к себе, не позволяя ей это сделать. Через минуту усиленного сопротивления она наконец успокоилась.
- Ты не могла скинуть мне сообщение, напомнить? Ты права, я привык к нашим старым отношениям. Прости. Впредь буду внимательней.
Рен уткнулась в твёрдое плечо Саске и вдыхала его запах. Он конечно тот ещё козёл, но как же ей хорошо, просто обнимая его. Она провела ладошкой по крепкой спине парня, чувствуя мокрые места от сока. Поделом ему. Саске был таким тёплым, его руки крепко прижимали Изанами к себе, заставляя поверить, что она ему нужна. Ну что с ним сделаешь? Это же Учиха Саске. Он всегда был таким. В такого она и влюбилась…

3. И снова здравствуйте!


- Скажи, что ты шутишь, - Рен стиснула трубку в руке так, что она жалобно хрустнула. Она просто не могла поверить в то, что слышит. Он что издевается?
- Прости, но этот идиот никак от меня не отстаёт! Сегодня не получится. Давай завтра?
Изанами не удостоила своего «парня» ответом и просто положила трубку. Нет, ну это уже ни в какие ворота не лезет! Настроение Саске меняется чаще, чем погода! Он то жить без неё не может и всюду таскается за Рен как хвостик, то просто напросто забывает о ней. Разве это нормальные отношения?
Отшвырнув сотовый подальше, девушка решила успокоить нервы чаем. Дома было пусто, мама уехала в командировку, поэтому Рен была совершенно одна. Однако сейчас её это не радовало. Они с Саске должны были посидеть у неё, воспользовавшись моментом отсутствия матери, но он предпочёл её своему другу.
Стало совсем одиноко и плохо. Пустая квартира нагоняла тоску и грусть. Уже было поздно, но Рен не хотелось спать. Ей казалось, что она потерялась, хотя находилась в собственном доме. И в голове раз за разом возникала странная мысль: «Хочу домой».
Чая дома не оказалось, поэтому она решила пойти в их с Саске любимую кафешку недалеко от дома. Быстро одевшись, даже не причёсываясь, Рен вышла из дома. На улице горят фонари. Там прохладно и свежо. Как только она вышла из подъезда, ей в лицо ударил поток холодного ветра. Хоть Рен и не любит холод, но сейчас он был как нельзя кстати. Охладить мысли и ноющее сердце – вот что ей нужно.
Девушка в кедах, поношенных джинсах и ветровке на голове тело медленно шла по улице, дыша свежим воздухом. Ей не хотелось наряжаться, какая разница, во что она одета? Ведь нет рядом того, чьё мнение так важно для неё. А все в кафе уже привыкли к её внешности когда она вот так ночью наведывается к ним. За это она и любила это место, всегда приветливый, радушный персонал, с которым Рен была знакома поголовно, работают они круглосуточно, и Изанами стала уже постоянным ночным посетителем. Как только она вошла в кафе, пара официанток радостно заулыбалась, и одна из них побежала на кухню, отдавать привычный заказ. Рен тоже им улыбнулась, помахав рукой и пошла на своё любимое место. В дали от всех, возле огромного окна пустовал её столик. Он был как всегда чист, а на белоснежной скатерти стоял букет белых коротеньких роз – любимые цветы Рен. Действительно, люди в этом кафе её любили.
Изанами присела, и сразу на душе стало легче. Сидеть вот так в тишине и уюте, пить фруктовый чай и наслаждаться ночным видом на парк, что может быть лучше?
Наверно всё же с тишиной она погорячилась. Через два столика от неё оказывается тоже кто-то сидел. Парочка. До этого они молчали, и судя по всему целовались, раз Рен их не видела, пока расфуфыренная девка с неестественно завитыми волосами в идеальные локоны волосами не засмеялась. То ли от смущения, то ли парень что-то сказал, но хохот просто взорвал тишину.
У Рен дёрнулся глаз. Ну неужели и тут теперь не дождёшься спокойствия и тишины? Хотя, вот к ним подошла Инами, миниатюрная брюнеточка двадцати трёх лет от роду. Её можно было назвать подругой Рен, так как они не редко проводили время вместе и за пределами кафе. Она что-то сказала парочке, и парень отсел от девушки, сев напротив. И вот тут-то Изанами и пожалела что пришла.
Парень тоже заметил, что кроме них в кафе есть ещё кое-кто, и, узнав этого кое-кого, заулыбался. Тот самый хулиган, который угостил её бутербродом с соком сидел прямо напротив Рен и странно улыбался.
Изанами быстро опустила глаза, пытаясь сделать вид, что не узнала его, однако похоже было уже поздно. Скорее всего, её офигевшее лицо с потрохами выдало, что она его узнала, и парень это прекрасно понял. Слава богу тут же принесли её заказ, и Рен дрожащими (непонятно почему) руками попыталась налить себе чай. У неё получалось не очень, так как было заметно, как сильно трясётся чайник. К её счастью, проклятую посудину у неё забрала Инами, севшая напротив Рен и налила ей чай.
- Моя смена закончилась, решила с тобой посидеть. Только я пива выпью, ты не против?
Рен замотала головой, облегчённо вздохнув. Инами спасла её.
- А что руки то трясутся? Колись!
- Да так, ничего важного, просто от удивления.
- Удивления? – Девушка проследила за взглядом Рен, наткнувшись на озорную улыбку не спускающего с Изанами взгляда сидящего напротив парня. – Знакомы?
- Я бы так не сказала. Разговаривали один раз, и то не долго. Просто я удивилась увидев его здесь. Не думала, что он живёт в моём районе.
- Думаю, он здесь случайно. – Инами улыбнулась, налив себе пива в кружку и отхлебнула. – Судя по всему девку кадрит. На ночь. Ничего серьёзного.
- Откуда такая уверенность? – Рен отчего-то покраснела, уткнувшись в свой чай и уставилась в своё отражение в нём.
- Ну, чаще всего именно за этим по ночам по кафе ходят. Ну, ты исключение. - Изанами состроила обиженную гримасу, и Инами рассмеялась. – Может пива?

Не то чтобы Рен часто выпивала и любила это дело, но в эту ночь выпивка казалась единственным антидепрессантом. Поэтому четыре банки пива ушли незаметно. После пятой Инами попрощалась и икая пошла домой. Рен же идти не хотела. Дома она будут снова одна, а здесь, по пьяни. Не отдавая отчёта своим действиям, она тупо пялилась на хулигана, который тоже явно не хотел уходить. Он всячески отказывался от предложений девушки выпить кофе у неё дома, посмотреть на аквариум, или погладить её киску (при этом Рен тупо загигикала, уткнувшись в ладошки). После пятого отказа, девушка с кренделями вместо волос психанула и ушла. Хулиган остался один. Он тоже лёг на стол, и упёрся взглядом в пьяную Рен, которая тоже не сводила с него глаз. Когда в голове царит градус, страх уходит сам собой, однако вот любопытство не знает границ. Изанами подняла руку, и поманила парня пальцем. Он, в шутку удивился, указав на себя пальцем и состроил вопросительную физиономию. Рен кивнула и ещё раз поманила. Хулиган заулыбался и подсел к ней.
- И снова здравствуйте, юная леди. Удивлён увидеть вас в такое время и в таком состоянии.
- А я удивлена, что вы отпустили этот крендель. – Пьяно протянула Рен, ткнув пальцем в нос хулигана, который лёг на руки напротив девушки.
- Крендель? Вы про девушку, что была со мной? Это так, от скуки. Меня не привлекают неестественные девушки в интимном плане.
- Да ну? Любите естественных девушек? Как мило. – Изанами икнула и убрала палец от носа парня.
- Кстати, неплохо было бы познакомиться, а то наши встречи становятся всё чаще.
- Не льстите себе, это случайность. Я не должна была быть сегодня здесь. – Рен легла опять на стол, шмурыгнув носом. Я должна была сегодня провести всю ночь с мои парнем, но он посчитал что его друг важнее и интереснее меня. И вот! Я пьяная несу какую-то чушь неведомо кому!
Девушка махнула в сторону парня рукой и грустно вздохнула. Что она творит вообще? Зачем всё это говорит? Не надо было пить, когда этот хулиган рядом. Может он и не такой хороший, каким оказался в прошлый раз.
- Почему же неведомо кому? Мы учимся в одном университете. Меня зовут Собаку но Гаара, приятно познакомиться.
Рен подняла на него глаза, подозрительно оглядывая. Лицо симпатичное, необычные глаза, волосы ежиком торчат в разные стороны, пара прядей спадает на лоб. Кожа светлая, практически белоснежная, как у Саске. Интересно, а такая же нежная?..
Не отдавая себе отчёта, Изанами, чуть прикрыв глаза, провела пальцами по бархатистой коже Гаары, остановившись на его губах. Красивая форма, чуть пухлые, но не слишком, розовые, интересно, сладкие как у Саске?
Пожалуй, этого она не вспомнит, когда проснётся утром. Но сейчас Рен ничего не могла с собой поделать. Она потянулась к удивлённому Гааре и поцеловала его. По телу парня прошёлся электрический заряд. Это было странно до невозможности. Ещё никогда ему не было так приятно целоваться с девушкой. И его совсем не волновал запах алкоголя, и то что она пьяна, лишь её горячие мягкие губы.
- А ты не сладкий, но тоже приятно, - прошептала Рен, оторвавшись от губ Гаары. Он, правда, не понял, к чему это она сказала, но ему хотелось ещё.
- Правда?...
На этот раз поцеловал Гаара, совсем не так как её целовал Саске. Горячо, напористо, томно… Боже, что же происходит?...



Категории: Гаара
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть
вторник, 19 февраля 2013 г.
Ангел-хранитель (7-9) Нова Наэр 18:39:35
  Подробнее…
7.


С неба столбом лилась вода, погружая ночной город в лужи, глубиной с океан. Машины сигналили, пытаясь объехать спешащих прохожих, которые бежали через дорогу, не обращая внимания на них.
Я наблюдала через окно кафе, как в кафе напротив сидели и болтали, попивая чай, Гаара с Мацури. Я видела, что Гаара играет, притворяясь заинтересованным. Видела, как он через силу брал её за руку, как он еле улыбался. Или это просто мне хотелось, чтобы всё было так? Может на самом деле он счастливо ей улыбается, нежно кладёт на её руку свою, внимательно слушает её, влюблено смотрит на неё?
Опустив глаза в чашку с самым молочным кофе, что только существует, я почувствовала как накатили слёзы. Какого чёрта? Что ещё за сантименты?
Утерев их, я глубоко вздохнула, снова взглянув на парочку. Как же я полюбила его. Не потому что он – это реинкорнация Короля. Он меня предал. Я его более не люблю. Просто я столько ему боли принесла, что у самой на душе плохо. А этот мальчик… Гаара тянется ко мне по-настоящему.
Да и я тоже… Это должно было послужить мне уроком да? Причинить ему боль, но утолить свою прихоть, или же дать ему нормально жить, сделав больно себе? Я лучше выберу последнее. Он ещё так юн и наивен. Хочет помочь мне, совершенно ничего обо мне не зная. Готов пойти на всё, чтобы я жила, да?
За окном продолжал литься дождь. Ливень шёл уже третий день, будто это небо плакало вместо меня. Будто оно понимало, что мне нельзя этого делать и пыталось хоть как-то помочь.
Ещё раз взглянув на парочку, я грустно улыбнулась. Допив кофе, встала и ушла. Пускай воркуют. Теперь моя помощь и участие им не нужны. Они и сами прекрасно справляются. Последние три месяца Гаара всё реже интересовался мной. Он мило мне улыбался, мы болтали о всяком за завтраком. Каждый день он покупал мне молоко. И всё… не было больше объятий, не было больше поцелуев, не было больше ничего близкого…
Он отдалился, отстранился от меня, видимо, пытаясь свыкнутся с тем, что я уйду. Лучше не привязываться к тому, кого скоро не будет рядом, так ведь?
Но тогда почему же мне так плохо? Я всё больше нахожусь в облике кошки. Помогаю ему выбирать подарки для Мацури, порой подсказываю, как надо поступить. И всё… На этом всё…
Я шла по светящимся огнями улицам, под проливным дождём, наблюдая, как поменялся мир. Я видела, как меняются эпохи, как меняются культуры и цивилизации. Смотрела на этот мир через призму того, кто живёт очень и очень долго.
Люди поменялись. Их души стали слабее и более склонны к грехам. Грехам, которые им принесла я…
Но ведь без грехов было бы скучно жить, верно?
Шагая по холодным зимним лужам, я думала. Думала о своей жизни, о том, что чувствовала, и что чувствую сейчас. Хочу ли я продолжать жить? Я устала. Хватит, пожалуй, бродить по миру кошкой, которая ходит сама по себе.

- Ева? Ты чего вся мокрая? Где ты была? – Гаара обеспокоенно вышел мне навстречу, когда я закрыла за собой дверь квартиры. Пахло рыбой, запеченной в духовке и ещё чем-то вкусным. Сам же парень был в фартуке и перепачкан в муке. Я залилась смехом, хватаясь за живот. Вот умора! Это надо видеть! Гаару в фартучке!
- Хватит смеяться! Лучше разденься и иди ужинать! – Он сердито нахмурился и наморщил нос. Такой милый, когда злится…
Я перестала хохотать, стала, протянув руки вдоль тела, и прикрыла глаза.
- Не буду. Мне лень. Само высохнет.
- Что значит лень? Переоденься!
- Не хочу! – Я надула губы и скрестила на груди руки. Не буду, не то настроение.
Однако я удивилась, когда Гаара схватил меня за руку и потащил в комнату. Он повернул меня к себе лицом и снял куртку. Потом расстегнул юбку, и она упала мокрой тряпкой на пол. Когда его горячие руки коснулись моего живота, когда он снимал с меня кофту, по моему телу побежали мурашки удовольствия. У Гаары участилось дыхание, но он лишь просто снял с меня кофту, принявшись за тёплые колготки. Но когда он поднялся, то позволил своим рукам пройтись по моему телу. Они мягко скользили по холодной коже, согревая её. Приблизившись ещё плотнее ко мне, он расстегнул лифчик, который тут же упал на пол. Собрав мои волосы за спиной, он поцеловал мою шею, заставив задержать дыхание, чтобы не спугнуть его. Он мягко коснулся спины, поцеловав ключицу, опустился на талию, поцеловав ложбинку между грудей. Так цепочкой поцелуев он спустился на живот, обвив меня руками, стал на колени.
- Можно я немного так побуду?
- Конечно. – Прошептала я. По щекам лились слёзы. Они градом катились, падая на обнажённую грудь, в которой от боли бешено сводило ещё живое сердце…

- Вкусно! Ты потрясающе готовишь! – Я облизала губы, ложа в рот ещё один кусочек рыбы. Но Гаара грустно улыбнулся, даже не подняв на меня глаза. – Что-нибудь случилось? Ты с Мацури поругался?
- Нет. Мацури тут вообще не причём. С ней всё хорошо.
- Тогда в чём дело?
- Не в чём. – Его голос был тихим и каким-то расстроенным. Ну сразу же видно что что-то не так!
- Гаара? Скажи мне. Я же не чужая тебе! – Я аккуратно взяла его за руку, почувствовав, как он вздрогнул. Но руку он не убрал. Лишь глаза в сторону отвел.
- Ты знаешь, что со мной. Не притворяйся.
Я вздохнула, убрав свою руку, однако Гаара схватил её, прижав к губам. Он плотно закрыл глаза, будто ему было больно. Подождав так минуты три, я отняла у него свою руку, встала из-за стола и ушла в комнату. Там раздевшись, приняла облик кошки и выпрыгнула в окно, мягко приземлившись на мокром асфальте.
По-прежнему шёл ливень. Было холодно и мокро, как раз для меня погодка. Так мне и надо! Сама виновата! Не надо было эру игру начинать! Знала же, что так всё кончится… Но, откуда ж мне было знать, что я сама влюблюсь?..

8.


Бешено орут в наушниках метел какие-то панки, заставляя погрузится в мир ритма и музыки, забывая о проблемах. Слушать их слова, не думая о своём – пожалуй, единственный способ расслабится. Что-то мне подсказывает, что Ева скоро уйдёт. Я всеми фибрами души, каждой клеточкой тела чувствую это. И боль. Невыносимую, тягучую, она сковывает всё тело, сосредотачиваясь в груди. Чёрт, как же это больно – любить одну, а целовать другую, смотреть на одну, а представлять любимую, мечтать о ней, когда мы вместе с той, нелюбимой. Даже наш первый раз с Мацури мне кажется чем-то неприятным, нежеланным. Не хочется вспоминать о нём, наоборот, каждый раз вспоминая, внутри всё переворачиваться от отвращения. Отвращения к самому себе…
А она ведь любит. Маленькая наивная девочка. Она полагает, что раз я с ней, раз улыбаюсь, раз сплю с ней, то люблю. Как же она ошибается…
В доме стало пусто. Совсем. Вот уже полгода прошло с тех пор, как в моей жизни появилась Ева. Однако последние четыре месяца скорее напоминали мучения. Она находилась так близко, стоило лишь руку протянуть, но… В тот раз, когда я хотел свернуть с пути, которым меня заставили идти, она чуть не погибла. Больше такого страха и отчаяния я не хочу испытать. Ни за что.
В последнее время Ева куда-то надолго уходит. Возвращается усталая и молчаливая. Я уже забыл, когда мы с ней последний раз разговаривали. Уже кончается зима…
Я взглянул на окно. Там белыми хлопьями падал снег. Я, вздрогнув, поглубже закутался в свитер, поджал ноги и улёгся в кресле поудобней. Сейчас так хотелось обнять её, прижаться к ней, зарыться руками в её волосы, вдыхать её аромат, целовать, долго и страстно, вечно…
Почему так? Всё закрутилось с такой сумасшедшей скоростью, и так же быстро оборвалось. Чувство возникло из неоткуда, резким щелчком. В одно мгновение просто осознал, что люблю её. Почему? Кто знает…

- Сегодня последний день. Попрощаешься с ним? – Михаил закурил, засунув плечи поглубже в воротник плаща.
- Не знаю. – Ева сидела на лавочке, держа в руках стакан с кофеем. От него шёл густой пар, который согревал её нос. Она уткнулась в стаканчик, согревая руки. Приятный аромат кофе успокаивал.
Она не хотела уходить. Ночами напролёт, она наблюдала, как спит Гаара, гладила его волосы, нежно целовала, стараясь не разбудить. Дни же она коротала бродя по городу. Часами блуждая между улицами, кафешками, наблюдая как живут люди. Почему то у неё защемило сердце, когда она поняла, что это последний раз. Последний раз она бездумно бродит по городу, смотря на этот мир. Больше такого не будут. Её ждёт обещанное забвение и покой…
- Я буду скучать.
Голос Михаила разрезал её мысли, заставив вернутся в реальность. Мужчина грустно смотрел себе под ноги, жуя в зубах сигарету.
- Думала что надоела тебе. Неужели это не так? – Я усмехнулась, отхлебнув горячей жидкости. Приятно осознавать, что хоть кому-то тебя будет не хватать.
- Это как сигареты. Вроде вредно, а без них скучно.
- Ну и сравнение…
- Брось, можно подумать ты не знаешь, что я к тебе привязался. Сколько раз твою шкуру выручал! Эх..
Он махнул рукой, встав с лавочки, и побрёл по засыпанной снегом улице. Ева лишь смотрела ему в след, вспоминая все те разы, когда он оказывался рядом. Единственный друг.
- Прощай…
Тихо прошептала она, допив кофе, и кинута пустой стакан в урну. Встав, медленно побрела домой…

Когда она вернулась, Гаара ещё не спал. Он сидел на кухне с двумя чашками чая, стоящими друг напротив друга. Он перевёл грустные глаза, когда она зашла и кивнув на кружку спросил:
- Будешь?
- Буду. – Она села, пододвинув ближе кружку, и опустила глаза в своё отражение в ней. Они молчали. Оба чувствовали, что это последний раз, поэтому и молчали. Говорить было больно. Смотреть ещё больнее. Прикасаться выше всех их сил.
Тишина просто звенела, разбавляясь лишь звуком ставящихся кружек. Однако вдруг её нарушили.
- Снова снег пошёл. – Гаара посмотрел в окно, где хлопьями сыпался снег. Он прекратился не на долго, но пошёл с новой силой.
- Красиво. – Ева тоже смотрела в окно, чувствуя, что подкатывают слёзы. Чтобы не расплакаться, она встала, уже хотела уйти, однако Гаара не дал ей это сделать, схватив её в охапку, крепко прижал к себе.
- Помнишь, как я тебя спас? Помнишь, как увидел тебе человеком первый раз? А как ты в моих вещах в холодильник полезла? А море? Помнишь наш первый поцелуй? Помнишь…
Он замолчал, уткнувшись в её плечо. Всё его тело сотрясала небольшая дрожь, однако руки крепко держали Еву, которая стояла и молча глотала слёзы. Конечно она помнит. Помнит милого ещё совсем неопытного мальчишку, помнит, как он смущался и злился на неё и её распущенность. Помнит, как он признался, что любит её… Она всё помнит, но ничего сделать не может.
- Можно… последний раз… Прошу… - Шептал Гаара ей в плечо.
- Последний раз. – Так же шепнула она, поворачиваясь к нему лицом.
Гаара нежно взял её лицо в ладони, и медленно, боясь спугнуть, поцеловал. Её губы такие мягкие, тёплые, отвечали на поцелуй. Ева обвила шею Гаары руками, прижавшись к нему грудью. Он спустил одну руку ей на талию, придвинув ближе бёдра. Оба они забылись в поцелуе, тоня друг в друге, наслаждаясь каждой секундой, смакуя момент. От переживаемых чувств их трясла небольшая дрожь, возбуждая всё больше и больше…
Кровать, мягкие простыни, двое слились в одно… Горячие возбуждённые тела, громкое дыхание, однако ни единого звука. Будто если кто-то произнесёт хоть звук, всё исчезнет.
Они наслаждались друг другом, предаваясь последний раз страсти.
Ева готова была разрыдаться от удовольствия и счастья, чувствуя Гаару в себе. Она прижимала его к себе плотнее, стараясь предельно сократить расстояние между ними. Он же целовал её губы, шею, грудь, слыша как бешено бьётся её сердце, чувствовал, как она царапает от наслаждения его спину, и сходил с ума вместе с ней.
Быстрые движения, и они уже на пике, пара рывков и двое одновременно выгнулись в волне экстаза. Тяжело дыша, Гаара лёг на спину, притянув к себе Еву, и запустив одну руку в её волосы, второй обнял, и, утопая в её аромате, уснул счастливый и спокойный, с лёгким сердцем. Потому что засыпал с любимой…
Ева же лежала в его объятиях, наслаждаясь последними моментами. Он крепко обнимал её, прижимая к себе. Такой на первый взгляд обычный жест, а какой приятный. Она смотрела на него, наблюдая, как иногда вздрагивают его ресницы, прислушивалась к его дыханию и биению его сердца. Она нежно гладила его по боку, кончиками пальцев ощущая нежность кожи.
Ева прижалась носом к его подбородку, счастливо улыбаясь. Слёзы текли сами собой, капая на его руку. Внутри неё всё разрывалось, горело, болело, ныло и страдало. Так хотелось всё нарушить, остаться с ним, забыть про план, про обещания, про всё на свете и быть с ним. Только с ним, вечно…
Но внутренний голос противно шептал, чтобы она вспомнила, почему делает это, почему надо уйти. Ева посмотрела на Гаару ещё раз. Он ещё такой молодой. Такой неопытный и наивный. Во сне он похож на ребёнка, которого хочется защищать и оберегать. Такой хороший, такой красивый, такой любимый… Она не может поломать его жизнь. Только не его.
Аккуратно выбравшись из-под его руки, она встала с кровати, оделась и снова подошла к нему.
Нагнувшись, она провела по его лицу рукой, и поцеловала.
- Прощай, любовь моя…
Последнее что она произнесла. Три слова в ночи повисли в тишине. Невесомо шагая, Ева подошла к окну и, открыв его, взглянула на небо…
Гаара медленно открыл глаза. Ему показалось, что он слышал голос Евы. Но как только он открыл их, то возле окна увидел фигуру, окутанную светом. Сердце поднялось и тут же упало. Грудь сдавила сильная боль. Сознание отказывалось верить в то, что он видел.
- Ева!
На его крик она обернулась. Всё лицо было в слезах, но она выдавила из себя улыбку и растаяла в белом свете. И снова наступила ночь. Чёрная, холодная, одинокая…
Гаара схватился за голову, снова упав на подушки, и зарывшись в них, зарыдал.
Пусть говорят, что мужчины не плачут, но они тоже имеют на это право. Если они теряют что-то очень дорогое, почему им нельзя выпустить свои эмоции на свободу. Ведь если мужчина плачет, значит, ему действительно больно и плохо…


9.


Гаара устало вышел из здания суда. Развод с Мацури выжал из него все соки. Он неспешно порылся в кармане и вытащив оттуда пачку сигарет, закурил. Никакое это не счастье – жениться на той, которую не любишь. Ведь если подумать, зачем он это сделал? Ах да, Ева…
С того момента, как он последний раз её видел, прошло уже восемь лет…
Ведь если подумать, сегодня первое сентября, моросит противный дождь, а до дома ещё идти и идти. Он специально сегодня не брал машину. Навевает воспоминания, эта осенняя прогулка.
Проходя мимо пешеходного перехода, Гаара услышал бешеный визг тормозов. Не особо подумав, он развернулся и прыгнул на дорогу, сбив с ног человека, чиья жизнь висела на волоске. Водитель авто остановился и с сумасшедшими глазами вышел из салона, со страхом смотря на молодых людей.
Гаара поднял голову и наткнулся на очень знакомое лицо девушки. Слегка вьющаяся чёлка прикрывала её глаза, которые были плотно закрыты. Он поднялся с неё, давая возможность глотнуть свежего воздуха и прийти в себя.
Увидев, что с незадачливой пешеходкой всё хорошо, водитель вернулся в свою машину и уехал. Гаара сидел на мокром асфальте и наблюдал, как на локте приподнимается красивая девушка, как волны каричнево-рыжих волос падают на её плечи и грудь. И когда она открыла свои карие глаза, он окончательно поверил в чудо.
- Ева…
- Мы знакомы? – Девушка разглядывала его, прищурившись, будто силилась вспомнить его лицо.
- Возможно. Вы меня не узнаёте?
- Ваше лицо мне знакомо, но я не помню откуда. Мы раньше встречались?
Гаара грустно усмехнулся. Он помог девушке встать и отряхнуться.
- Не хотите выпить чаю? Кстати, меня зовут Гаара.
- Ева, очень рада знакомству! Кстати, вы спасли меня! Огромное спасибо! Я ваша должница!
- Тогда может чаю?
- Вы такой поклонник чая или замыслили что-то нехорошее? – Хитро прищурившись с юмором поинтересовалась Ева.
- Ни в коем случае! – Гаара поднял руки к небу. – Бог мне свидетель!
Девушка радостно заулыбалась и активно закивала головой.
- Ну, раз вы согласны…

Почти всю дорогу до дома Гаары они шли за руку и болтали о всяком. Всё было так легко и просто, словно знали друг друга всю жизнь. И с каждой секундой проведённой вместе, Гаара понимал, как сильно он её любит. Пускай она ничего не помнит, пусть она не совсем та Ева, которую он знал, но видимо это единственная возможность им быть вместе.
- Всё хорошо? – Ева заглянула Гааре в глаза. Её лицо было так близко, что он не удержался.
Гаара нежно коснулся её губ, приобнял за талию и мягко прижал к себе. Она не оттолкнула его, напротив, обвила его шею руками и ответила на поцелуй. Казалось, всё вернулось на круги своя. То время, что они провели вместе, вернулось и течёт с новой силой. Слушая её быстрое дыхание Гаара понимал, что она жива, чувствуя её бешенный пульс понимал, что она здесь и сейчас, и это не очередной сон.
- У меня дежавю. – Пытаясь отдышаться проговорила Ева, хватаясь за гаару как за спасательный круг – ноги её не держали, а руки дрожали. Сердце готово было выскочить из груди. – Такое ощущение, что я ждала тебя вечность, и, наконец, дождалась, веришь?
- Верю. – Прошептал он ей на ухо, ласково прижимая. Он вырос. Теперь Ева доставала носом ему до подбородка. Её всю трясло, и, пытаясь успокоить, он гладил её шёлковистые волосы, нежно прижимая. – Знаешь, ты можешь назвать меня странным и сумасшедшим, но я скажу это, потому что больше не могу терпеть.
- Я люблю тебя! – Ева нагло опередила его, впившись поцелуем в ошеломлённого Гаару. Но тот лишь улыбнулся сквозь поцелуй.
- Да, именно это я и хотел сказать.
- Прости. – Она покраснела и спрятала лицо на его груди.
- Может всё же чаю?
Ева в голос засмеялась, а Гаара счастливый слушал самые прекрасные звуки на свете, смотря на самую прекрасную и любимую женщину на свете. Ведь это же не сон, правда?..

- Доброе утро. – Сонный Гаара наблюдал, как торчат из холодильника его трусы. На его голос повернулась Ева, с молочными усами и в футболке, на размера три её больше.
- Доброе! Уже проснулся? – Она закрыла дверцы холодильника и подошла к нему. Когда она потянулась поцеловать его, он ухмыльнулся и сначала стёр молочные усы. Она засмеялась и в её глазах засияло счастье.
Гаара наклонился и ласково поцеловал её.
- Ты что, боишься что я развалюсь или сломаюсь? – Недовольно полюбопытствовала Ева, в очередной раз почувствовав безграничную нежность в его прикосновениях.
- Нет, просто я боюсь, что растаешь у меня на глазах, если я сделаю что-то не так и проснусь.
- Не бойся, я реальна, Гаара. Давай проверим?
Она потянула его за шиворот к столу, и, запрыгнув на него, раздвинула ноги. Гаара понял намёк и устроился между ними. Он придвинул Еву к себе за бёдра, впиваясь страстным поцелуем, слегка прикусил губу.
- Вот видишь, я не растаяла. – Эта улыбка. Снова эта улыбка. Гааре хотелось расплакаться от счастья. Он обнял Еву и прислонился лицом к её груди, утопая в её аромате.
- Я люблю тебя, Ева. Ты не представляешь как…
- Почему же. Я прекрасно тебя понимаю. Но ты молодец. Столько продержался. Спасибо. Благодаря тебе мне дали последний шанс. Как сказали на небесах: Кошке – последнюю жизнь…
Гаара резко поднял голову, но увидел не тот пронизанный мудростью и тайной хитрый взгляд кошки, а ласковый и милый его новой Евы. Пусть так. Главное, она снова рядом…
И не важно, что было. Ведь её последняя жизнь принадлежит ему. И теперь он её не упустит. Ни за что! У них новое, принадлежащее только им будущее, и плевать, что об этом думают на небесах…

Конец.


Категории: Гаара
комментировать 8 комментариев | Прoкoммeнтировaть
Ангел-хранитель (4-6) Нова Наэр 18:36:44
  Подробнее…
4.


Мацури издалека наблюдала за Гаарой, который лежал в тени зонта, попивая сок. Это судьба, что они вместе отправились на море! У неё есть шанс познакомится с ним поближе и возможно завязать отношения.
Вдруг к её ногам упала шляпка. Мацури подняла её, оглядевшись по сторонам, и вздрогнула, когда за её спиной раздался мягкий красивый голос.
- Простите, это моя шляпка. – Позади Мацури стояла шикарная девушка, в лёгком сарафане с распущенными рыже-каштановыми волосами и озорным взглядом. – Могу я, за то что побеспокоила, вас угостить?
- Д-да, конечно. – Заикаясь пробормотала Мацури, не сводя глаз с бюста незнакомки. Та протянула ей баночку холодной колы и присела рядом на шезлонг.
- Это конечно не моё дело, но он ничего! – Девушка с Бюстом открыла свою баночку колы и подмигнув Мацури отпила из неё.
- Кто он?
- Тот парень, на которого ты засмотрелась. Прости, я случайно заметила. Он хорошенький!
- Да, красивый… - Девушка грустно вздохнула и тоже выпила колы. Странная прохожая, но видимо ей охота поболтать. Почему бы и нет?
- Так почему ты не с ним сидишь, раз он тебе так нравится?
- С чего вы взяли, что он мне нравится? – Мацури покраснела, залившись краской.
- Опыт подсказывает. – Девушка с Бюстом снова подмигнула ей. – Если будешь долго откладывать, его могут увести! Нужно быстрее действовать!
- Да, но как?
- А вот так… - И незнакомка принялась объяснять, что нужно делать.

Я открыл глаза, когда почувствовал, что возле меня кто-то стоит. Открыв их я обнаружил улыбающуюся Мацури с мороженым.
- У меня тут лишнее мороженое есть, не хочешь?
- Не очень люблю мороженое. – Что это она решилась? Да и не хочу я сейчас ничего. Находясь в эйфории от утреннего происшествия с Евой, мне хотелось лишь вернутся и продолжить начатое. Правда, я уже даже забыл, что мне эта девочка нравится. Да и желание моё быть с ней поугасло.
Но когда я хотел отказаться, меня больно укусили за пятку, и я, выдавив улыбку, согласился.
По сравнению с Евой Мацури казалась не интересной, пресной и до жути ребёнком! НО чувствуя мечущийся у моих ног хвост, я продолжал играть заинтересованность ею и поддерживать, насколько это было возможно беседу.
- Скажите, Гаара-семпай, а у вас есть девушка? – Мацури покраснела. Видимо она давно хотела это спросить, но никак не решалась.
- Нет.
- Это хорошо. Ой! Нет, не в смысле, что хорошо, а что хорошо потому что… ой… - Я прижал палец к её губам, заставляя замолкнуть. Её голос раздавался противным звоном в голове, и я уже не мог его слышать. Чтобы заставить её замолчать, да и проверить кое-что, я подался вперёд и поцеловал её. Её губы были мягкими, но каменными, она даже не пыталась ответить. Никаких ощущений. Как я и думал. Ни-че-го!
Отстранившись от неё, я серьёзно посмотрел ей в глаза.
- Думаю я не тот парень, который тебе нужен. Прости, но ты мне нравишься, но не как девушка. Извини.
Убежала. Расплакалась! Ну вот, я довёл её до слёз. Какой же я негодяй! Но тогда почему на сердце полегчало, а мыли снова вернулись к бешено рычащей под ногами кошке?
- Да уймись ты! – Прошептал я, схватив её, и положил на колени. Ева кусалась и царапалась, но через пару минут, успокоилась, и вальяжно раскинулась на моих коленях. Я гладил её шёрстку, вспоминая нежность её кожи. Она приятно мурлыкала, слегка шкорябая меня, выпуская коготки.
- К ней не осталось больше чувств. Разве не лучше стразу отпустить и не мучить?
Ева дёрнула ушами и повернула ко мне мордочку, как то не хорошо взглянув. Осуждаешь, да? А кто виноват, что мои чувства испарились? Ты конечно! Сама заставила меня думать только о тебе, грезить тобой, мечтать и надеяться. Надеяться… А на что? Ведь ты ангел…

-Ааааа!!!! – Наруто с воплями оглядел свои вещи, которые были разодраны на лоскутки. – Кто это сделал?
Я лишь про себя усмехнулся. Да, ну и мстительная же ты, Ева!
Переодев мокрые плавки, я нацепил шорты и борцовку, отправившись гулять по пляжу. Уже опускался закат. Море было красным от последних лучей солнца. Океан мерно шумел, покачивая волны. Я прошёл довольно далеко, туда, где заканчиваются коттеджи и начинается свободная зона. Здесь никого нет, никто не будет мешать. Спокойно, комфортно. То, что мне необходимо! Парни, с которыми я живу, слишком шумные!
Но чуть в дали я заметил фигуру. Ну что за невезение? Кто тут ещё? Подойдя ближе, я заметил знакомые черты.
Рыже-каштановые волосы развивались от лёгких дуновений ветра, её изящная ручка придерживала шляпку, чтобы та не улетела. Белый сарафан тоже развевался, оголяя её колени, позволяя любоваться красивыми ножками.
- Что делаешь здесь?
Она повернулась ко мне. Её глаза были пустыми, как будто её не было здесь со мной.
- Ева? Всё хорошо?
- Зачем ты так поступил? – По её щекам покатились слёзы. Я замер на месте, не в силах шелохнутся. Почему она плачет? Что я сделал? Что я мог сделать такого ей?
- Как поступил? – Еле выдавил я из себя, всё ещё находясь от неё на расстоянии.
- Зачем той девочку отказал? Зачем наплёл ту чушь?
- Я сказал то, что чувствовал. А что не так?
- Зря ты это сделал. Я не та, кто тебе нужен. Я не могу быть с тобой, Гаара. Это… Это чувство, что ты испытываешь ко мне, не более чем ложь, физические желания!
- А если нет? Что если я лю…
- НЕТ! – Её крик резанул по ушам, отдавшись болью в сердце. – Нет, Гаара, не надо! Прошу тебя, это не то, за что ты принимаешь! Пойми ты, я скоро уйду. Навсегда. А ты продолжишь жить дальше!
- Но до того как ты уйдёшь ещё есть время. – Я подошёл к ней, обняв за талию. Она оказывается выше меня. Её тело такое мягкое и податливое. Но глаза полны слёз и отчаяния. Не надо этого, Ева. Я вытираю её слёзы, нежно целуя пухлые губки. Вроде она успокаивается, тоже обнимая меня за шею. Прижимается ко мне грудью, мягкой и горячей. Чувствую, что она начинает углублять поцелуй, тоже начинаю действовать увереннее.
И вот через несколько минут мы уже лежим на песке. Её волосы раскинулись по белому песку, глаза чуть прикрыты, руки тянутся ко мне, и я не могу ей отказать. Нависаю над ней, стягивая сначала одну лямку сарафана, целуя её плечо, затем вторую, повторяя то же что и с первой. Схожу с ума, вдыхая её запах. Её кожа горячая и гладкая, как шёлк. Она тяжело дышит, зарываясь руками в моих волосах. Шепчет моё имя, будто заклинание или молитву, сменяя его стонами наслаждения и нетерпения.
Поднимаю её сарафан, чуть отодвинув трусики и глаже её сокровенное место. Она уже мокрая насквозь, а ведь ничего ещё не делал. Целую мочку её уха, слегка прикусываю, получив одобрительный стон, спускаюсь на шею. Тем временем ласкаю её внизу, уже введя два пальца. Она выгибается и стонет сквозь зубы, извиваясь и требуя ещё. Её руки поднимают мою майку, начинают бродить по спине, слегка впиваясь остренькими ноготками. Затем спускаются на ягодицы, привлекая ближе, но я не поддаюсь, отстранившись, и стягиваю майку. Она приподнимается, целуя мою грудь, привлекает к себе, снова падая на песок. Приспустив шорты, устраиваюсь у неё между бёдер, закинув её ноги к себе на бёдра. Целую в губы. Долго, сладко, томительно. Тем временем начинаю входить в неё. Ева начинает чуть подаваться вперёд, но я своим весом прижимаю её к земле и медленно вхожу наполовину. Затем так же медленно выхожу и вновь вхожу, уже чуть глубже. Она стонет в голос, пытается вырваться, но я не позволяю, продолжая её мучить. Через минуты три мучений всё же сжалился над ней и над собой, войдя до предела, не рассчитываю её силу, и падаю сверху, когда она выдергивает руку, хватает меня за волосы и привлекает для поцелуя. Страстный и томный, сводящий с ума поцелуй, пронизанный желанием и наслаждением. Она крепко прижимает меня к себе другой рукой, ногами прижимая ближе, напоминая, что нужно двигаться.
И я послушно двигаюсь, погружаясь в неё, забываясь в ней, растворяюсь…
Когда напряжение стало невыносимым, ускоряю темп, грубо входя в неё до самого предела, и кончаю, чувствуя, как она содрогается в экстазе, царапая мне спину до крови. Крик наслаждения вырывается из её груди и она обмякла в моих руках. Я завалился рядом, крепко прижимая её к себе. Она положила свою голову мне на плечё, прижавшись всем телом, и начала урчать. А я, заслушавшись этой необычной песней, прикрыл на мгновение глаза…

Проснулся я уже утром. Ева мирно спала на мне, обвив меня ногами и руками. Что, думает я от неё сбегу? Не тут-то было! Это она от меня не сбежит!
Ласково отодвинув прядь её волос с лица, целую в губки. Она спала как младенец, такая прекрасная во сне. Быть может, произошло то, что не замечал? Быть может, я действительно влюбился? Влюбился…и в кого? В Ангела! Она не здесь, не в нашем мире, она не жива и не мертва. Она не может быть с человеком. Но вдруг?..
Вспоминаю тот роковой вечер, когда я спас её из-под колёс машины. Как она оказалась там? Почему лежала на дороге? Что произошло с ней? И для чего она со мной?
Но всё это меркнет перед желанием быть ней. Просыпаться с ней, завтракать с ней, возвращаться туда, где меня будет ждать она, и ложиться спать в её объятьях…
Я готов на всё, чтобы это было реальным. Я сделаю всё, чтобы это осуществить. Решено! Я буду бороться с судьбой и Богом если понадобится, но буду с ней! Иначе, жить дальше нет для меня смысла…
Я снова поцеловал её в губы и она, поморщив носик, открыла сонные карие глаза…
- Доброе утро, любовь моя…
Моё сердце остановилось и забилось с новой силой, когда как её глаза распахнулись от ужаса, когда она поняла, что сказала, ещё не отойдя от сна…

5.


Почти всё то время, что мы пробыли на море, я больше не видел Еву. Она как будто исчезла. Лишь иногда появлялась, выпив молоко и стащив еду, при этом не обронив и слова. Она как призрак появлялась и исчезала раньше, чем я успевал сказать и слово.
После её оговорки, она отстранилась от меня. Пряталась, не смотря в глаза. Значит, сказала правду, и это её мучает. Но почему? Что плохого в том, чтобы любить?
Моё сердце ныло всё сильнее день ото дня. Я хотел поговорить с ней, прикоснутся к ней, поцеловать… Но она этого не хотела. И от этого становилось только хуже…
Когда мы вернулись домой, она больше не превращалась в человека, оставаясь в своей коричневой шкурке. Просто днями напролёт лежала на подоконнике, пустыми глазами смотря куда-то вдаль. Казалось, что она чахнет, слабеет и будто растворяется на глазах.
Я тихонько подошёл к ней, легонько погладив. Она никак не отреагировала. Присев на корточки перед ней, я поймал кончик её хвоста и провёл по своему лицу. Она дернула ухом, но больше никакой реакции.
- Ева, что происходит? – Кошка повернула ко мне голову и пустыми глазами оглядела меня. Выдернув из моей руки свой хвост, резко дёрнув им, она уложила голову себе на лапки и кажется заснула.
Меня это если честно уже бесит! Либо говори что не так, либо становись уже прежней!
Я взял её на руки, и завалившись на кровать ,положил её себе на живот, заставив посмотреть на меня.
- Ева, что происходит? – её силуэт дёрнулся, и вместо кошки на мне уже лежала девушка. Однако она была не такой, как всегда. Под глазами синяки, бледная, заметно похудела, глаза стали скорее серыми, губы чуть ли не сравнялись по цвету с кожей лица. Она выглядела больной и изнеможенной.
- Всё потому что план сорвался. Потому что всё не по плану идёт. У меня было задание, но ты его загубил. Хотя… Ты не виноват. Это я. Я и моя бл*дская натура! – Она резко вскочила, усевшись возле меня. – Если бы я делала всё как следует, ты бы не говорил всей это ерунды, спокойно бы встречался с Мацури, а когда у вас родился бы ребёнок, я спокойно бы вернулась в Цитадель. А теперь…
Она прикрыла ладонью глаза, чуть шатнувшись, другой облокотилась о кровать. Я дернулся к ней, но она вытянула передо мной руку, и сердито посмотрела.
- Ты должен быть с ней! Это – твоя судьба! Так решено небесами! Я лишь должна помочь в этом! Я всего лишь душа, которая расплачивается за свои грехи! И всё!
- Но…
- Никаких но! Гаара! – В её голосе бурлило отчаяние. Что-то происходило с ней, а я не мог понять, что же.
- Что с тобой?
- Это кара. Я должна следовать приказу, иначе, меня вернут туда, откуда вытащили. Когда план начинает выходить из-под контроля, я постепенно часть за частью возвращаюсь. Ещё немного, и я совсем исчезну, Гаара…
- Куда исчезнешь?
- Без разницы, но ты меня больше никогда не увидишь. И поверь, ты будешь счастлив с ней. Верни Мацури, попроси прощения, верни её… - Она пошатнулась, снова прикрыв глаза рукой, и рухнула на кровать без сознания. Я пощупал её лоб. Кипяток! Она вся горит!
Я уложил её на кровать под одеяло, побежав за лекарствами. Только этого не хватало!

Она горела всю ночь. Температура нереальная! Будь она человеком, давно бы умерла. Но она ангел… Не может быть!
Я оглядел её, заметив что кое-где из-за высокой температуры её кожа начинает покрываться ожогами. Вот куда она проваливается. В Ад. И всё из-за меня! Я виноват! Виноват что она сейчас так страдает!
Перепробовав всё что только можно, я успокоился. Этот жар невозможно сбить, и с каждым часом всё становилось только хуже!
Я бешено метался по квартире, в отчаянии соображая, что же делать? Как её спасти?
План! Она говорила, что за его невыполнение её начинают опускать вниз. Если я…
Взглянув на странно бледную для такой высокой температуры Еву, я накинул куртку, поцеловал её горячий лоб и отправился на поиски моей «судьбы».

Взглядом отыскав миниатюрную шатеночку, я ринулся к ней. Когда она обернулась, в её глазах явно читалась обида и страх.
- Мацури, мне нужно поговорить с тобой.
Она неуверенно покосилась на подружек, которые жестами показывали ей идти.
Когда мы отдалились от шумной толпы, я собрал в кулак всю свою волю, поглубже засунув гордость и уверив себя, что делаю это ради Евы, взял Мацури за руку.
- Я наговорил тебе всякой ерунды на море, и хочу извинится. На самом деле я так не думаю, просто не привык иметь дело с девушками и немного…испугался. Прости меня! И я бы хотел, что бы ты…
- Что бы я что? – После недолгого моего молчание спросила девушка, заметно приободрившись и повеселев?
- Будешь моей девушкой?
- ДА! – Взвизгнула она от счастья, но тут же, увидев мой шок, покраснела и смущённо извинилась.

Когда я после трёх часовой прогулки с Мацури, множества мороженного и её щебетания, вернулся домой, то чуть не упал на пороге.
- Привет! Вижу ты на свидании был? – Ева попивала горячее молоко из кружки, закутавшись в мой свитер, который еле прикрывал её попу.
- Как ты? Тебе лучше? – Я скинул обувь и ладонью коснулся её лба. Жара почти не было. Неужели это правда? План снова действовал, и ей полегчало?
- Уже намного! Только вот молоко закончилось!
- Ничего, я купил ещё. – За последние несколько дней я первый раз вздохнул с облегчением. Она стала прежней. Так же шутила, бесилась, задавалась и хитро глядела из под пушистых ресниц. К ней снова вернулась жизнь…

Гаара спокойно спал в своей кровати, когда Ева ловко перепрыгнув через балкон, мягко приземлилась возле высокого темноволосого мужчины, закутанного в плащ.
- Не стыдно тебе, мальчика обманывать? – С лёгкой иронией спросил мужчина, закурив.
- Это не совсем обман. Но он же всё-таки сделал как нужно, верно?
- Он любит тебя, Ева. Не играй с его чувствами. Иначе план может рухнуть и тогда, не избежать тебе рожек с перепончатыми крылышками вместо шёлковой шкурки.
- А ты не пугай меня! Сама знаю. – Глаза девушки опасно сверкнули в темноте, и мужчина подавился дымом.
- Да не злись ты, я просто напомнил. Мотивация, так сказать.
Ева фыркнула, скрестив руки на груди. Ей тоже не нравилось то, что она делает, но приказы не обсуждают, особенно такие рядовые ангелочки как она. Но и гореть в адском пламени тоже не охота. Вот что бывает, когда много грешишь.
А грешила она много…

Вернувшись в дом, Ева присела рядом с мирно спящим Гаарой. Она погладила его по волосам, проведя пальцами по линии скул, обведя контур губ. Он так похож на её любимого, что сама того не заметив, она тоже влюбилась. Но это ничего не меняет. Он должен сделать то, что нужно небесам, и тогда она наконец сможет лично молить о прощении свою любовь, которую она не раз предавала…
Но мальчик, спящий перед ней, стал для неё чем-то большим, чем простое задание. И когда она наблюдала, как он гуляет по парку с Мацури, надеясь спасти её, сердце бешено скакало в груди, злясь на свою хозяйку. Но ничего не поделаешь, так нужно.
Соберись, Ева! Всё или ничего! Рай или Ад! Выбирать только тебе…

6.


Есть люди, которые не особо задумываются о том, как больно они делают другим. Есть люди, которые живут только ради себя. Есть люди, которые могут уничтожать целые цивилизации одним лишь словом…
Такой была и она. Молодая, безумно красивая, упорная, хитрая, умная и роковая… Мужчины падали к её ногам, топя друг друга в крови. Развязывались войны из-за неё, уничтожались государства из-за неё. А она лишь играла. Однако за всё нужно платить. И вот однажды её вечно холодное каменное сердце тоже познало любовь. Но себя она любила больше…
Красивый, сильный, смелый мужчина. Король, с огромными землями и богатствами. Таких у неё было море. Но он был не таким как те другие. Он нежно целовал пряди её коричнево-рыжих волос. Еле ощутимо прикасался к её рукам, целовал землю, по которой она ходила. Но никогда не воевал за неё. Никогда не участвовал в спорах за неё. Никогда не желал чтобы она принадлежала ему. И это сильно било её самолюбие.
Однажды девушка спросила его: « Почему ты не желаешь меня как другие?»
На что король ответил: « Я знаю твою ядовитую натуру. Ты погубишь нас обоих, а я отвечаю не только за себя, но и за моих людей. Любить тебя можно и в стороне. Пусть и только взглядом…»
Тогда она разозлилась. Как так? Он не хочет получить её только из-за каких-то людишек? Неужели она не дороже и желаннее их?
Король думал, что поступает правильно. Он думал, что так будет лучше, но недооценил эгоизм и самолюбие девушки.
И его королевство пало. Люди были убиты. Богатство разграблено. Но когда она пришла к нему снова, он как и прежде смотрел на неё взглядом полным нежности и любви, так же целовал пряди её коричнево-рыжих волос, еле касался её рук, так же целовал землю, по которой она ходила.
И тогда ей стало плохо. Плохо, грустно, сердце съедало чувство вины. Зачем она сотворила такое с ним? Ведь он любит её. И она любит его. Зачем же тогда она это делает? Зачем снова задаёт этот вопрос?
- Почему, даже теперь, когда тебе нечего терять, ты не желаешь меня как другие?
- Потому что я знаю твою ядовитую натуру. Потому что ты погубишь нас обоих, и всех, кто будет рядом, и кто будет мешать тебе. А любить тебя я могу и в стороне. Лишь взглядом.
Тут она увидела как к ним подошла обычная, простая женщина, с младенцем на руках. Даже в таком юном возрасте он был копией короля. Это было последней каплей её благоразумия и терпения…
Утонув в ревности, злобе и отчаянии, она уничтожила весь род его жены, уничтожила саму жену и ребёнка, не гнушаясь ничем. А он по-прежнему её любил…
- Почему?
- Ты не виновата в том, что ты такая. Это досталось тебе от прародительницы . Ибо она обрекла людей на вечные муки. Ты – Ева. Ты – это неприкрытые желания страсти. Тебя не в чем винить. Такова твоя природа.
- Но тогда почему? Ты же меня любишь, почему ты не хочешь быть со мной?
- Потому что ты перестанешь быть той, которую я полюбил и люблю. Ты станешь другой, а другую я не хочу. Мне нужна ты такая. Ты настоящая.
И протянув к ней руки, забыв про нежность, он впился в неё страстным поцелуем. Обвил её тело руками, прижимая так сильно, как только мог. А когда оторвался от неё, прошептал:
- Я ненавижу тебя. Ненавижу всем сердцем, ты – проклятая женщина. Ты загубила всю мою жизнь, отравив меня этой любовью.
И выхватив из ножен меч, всадил в неё по самую рукоять.
На пол лилась алыми струйками кровь, окрашивая белое платье в багряный. Лились по его щекам слёзы горя. А она лишь улыбалась. Она победила! Она добилась своего, пусть и перед самой смертью.
Он нежно обнимал её обмякшее тело, шепча, что любит. Он нежно гладил её по волосам, пытаясь не упустить последний огонёк в её карих глазах, из которых катились слёзы… Она протянула непослушную руку к его лицу, погладив по волосам, очертив линию скул, обвела контур губ, прошептала:
- А ведь я тебя любила… Только тебя…

Более тысячи лет минуло с тех пор. Не раз она перерождалась в виде ангела-хранителя, помогая одиноким душам обрести счастье. Многие сотни лет она блуждала по миру. Ей не позволяли упасть вниз, но её и не поднимали вверх. Земля стала для неё чистилищем. Боль от предательства, боль от содеянного ею, боль от потери того, что она так любила… И каждый день наблюдать за муками людей, видеть каждый раз как гибнут по чьей-то прихоти люди, и вспоминать свои ошибки…
Небеса смилились над нею. Она поставили условие: она должна помочь осуществится тому, что некогда загубила. Переступив через свои желания, она должна вновь объединить тех двоих, чьи жизни некогда загубила, дабы они смогли родить дитя, чья роль в судьбе мира будет далеко не последней…
Однако, как же ей этого не хочется… Как же она не хочет его от давать… Как же она зла и бесится… Но, говорят, на ошибках учатся, и небеса даруют ей забвение, наконец успокоив её душу…

- И ты смиришься? – Мужчина в чёрном плаще с ухмылкой смотрел на недовольную девушку.
- А есть выбор?
- Ты же не менялась за все эти века. Как была дрянью, так дрянью и осталась. – Он презрительно фыркнул, искривив рот.
- Будь добр, заткнись, а? Без тебя знаю. Но надо же когда-нибудь стать хорошей. Почему не сейчас?
- Ты видела мальчишку? Он копия твой король, только моложе и волосы красные. Думаешь утерпишь?
- Надеюсь… Всё же столько лет прошло… Подумать только…
- Да, кому скажи, не поверят, что ты у нас антиквариат! Это ж только подумать, выглядишь как персик!
- Эй, ты! Извращенец! Завязывай с персиками! Знаю я тебя!
- Ха-ха-ха! Ну что ты злишься! Я же шутя! – Он приподнял её лицо за подбородок и заглянул в её глаза. – Это будет трудно, Ева. Любовь не уходит, если она настоящая. Ты можешь подумать, что вы сможете быть вместе, но всё снова обернётся тем же… У тебя нет права на счастливую жизнь, такова твоя судьба…
- Так пожелал Бог, да? Я расплачиваюсь за то дурацкое яблоко? Я же не виновата, что этот безмозглый примат всё папочке рассказал!
- Так нефиг было с Сатаной лясы точить, да запретные яблоки тырить, да жрать!
- Я не тырила! Это он сорвал, я лишь не дала добру пропасть! – Девушка вся встрепенулась, а её глаза стали переливаться всеми цветами радуги.
- Тише, ты, тише. Не забывай, что дар, созданный Богом всё ещё с тобой. Сделай всё как надо, и папочка тебя вернёт. И прошу, не рушь жизнь этого мальчишки, Ева… Иначе повторится история с Королём.
- Знаю, Михаил, знаю…
Двое стояли на краю обрыва. За плечами одного красовались два огромных белых крыла, а вторая фигура светилась, подобно солнцу, и там где она ступала, росла трава, и распускались цветы… Дар давать жизнь. Дар ли? Проклятие ли? Но такова её судьба. За грехи нужно платить…



Категории: Гаара
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 18 февраля 2013 г.
Судьба у меня в руках, и счастье всегда со мной... (4-6 части) Нова Наэр 13:20:10
  Подробнее…
4.


Мой нос что-то упорно щекотало. Поморщившись, я еле раскрыла глаза, пытаясь сфокусироваться. Но когда окончательно проснулась, то подумала, что всё ещё сплю. Передо мной сидел маленький котёнок, пытающийся облизать свою лапку. Умирая от головной боли, я переместилась в сидячее положение, пальцами массируя виски. Плохо. Очень плохо. Не надо было вчера так много пить. Перевела всё ещё затуманенный ото сна взгляд на кровать. Спит. Чтоб он провалился, козёл! Шатаясь, встала, направляясь в сторону ванны.
Горячая вода приятно согревала, а холодная наконец до конца разбудила. Контрастный душ – классная вещь! Нервно свистит чайник, на коленях пригрелся мягкий комочек, так приятно мурлыкающий. Съел почти блюдце молока и доволен! Часы показывают два тридцать, а Гаара всё ещё спит. Закатить скандал? Зачем, ведь я всего лишь его вещь, которую он купил…
За окном срывается снег, белыми хлопьями опускаясь на землю. Холодно и одиноко, в этой большой квартире. В бабушкиной было уютней. Один котёнок согревает душу, ходя за мной по пятам. Хм… Назову его… Снежок! Нет, как-то по детски. Пушок? Да, не лучше…Интересно, а это вообще мальчик или девочка? С полом я так и не разобралась…
Хлопнула дверь в ванную. О, проснулся… Так, морду кирпичом, хвост трубой и игнорируем…
- Доброе утро… - Немного сиплый голос, свидетельствующий о весёлой ночи. Гаара потёр полотенцем волосы, наливая себе кофе. В одном полотенце, не считая того что на голове, сел за стол напротив меня. – Как спалось?
Он издевается? Это шутка?
- Великолепно. – Отвечаю я, абсолютно бесстрастным тоном. Пропускаю между пальцами мягонькую шёрстку котёнка, не спуская с него глаз. Не хочу смотреть на Гаару, хоть убейте! – Кстати, это кто?
- В смысле? – Его голос раздражает! Почему он делает вид, что ничего не случилось?
- Мальчик или девочка?
- Сказали мальчик. – Гаара встал со стула, приближаясь ко мне. – Уже назвала?
- Да. Юки. – Он совсем близко, а чувства настолько противоречивые, что не знаю, что делать. Он кладёт ладонь мне на плечо, гладя его, опускается ближе.
- Ты злишься? – его шёпот совсем близко. Такой горячий и приятный. Ненавижу.
- Да. Не трогай меня. Ты поступил как свинья! Что, хотел показать, что ты можешь делать всё что захочешь, а я должна послушно сносить? – Я повысила голос. Успокоится не получалось. Если бы не Юки, лежащий на коленях, то наверно подскочила бы и начала его бить от злости. – Ну и с кем ты развлекался вчера?
- Не твоё дело. – Говорит это так холодно, а сам целует плечо, гладя руками по моим предплечьям. Поднимается губами выше, сто процентов оставляя засосы. Даже не смотря на всю злость на него, реакция получается определённая. Но в памяти всплывает бой часов, открытое шампанское, и одиночество…
Я с силой его отпихиваю, поднимаясь со стула с котёнком в обнимку. Смотрю на него, и чувствую, как к горлу подступает комок и льются горячие слёзы. Сильнее прижимаю к себе Юки, пятясь в комнату. Хочется кричать и рыдать, но я не буду унижаться перед ним. Не могу так.
Забежала в комнату, начала быстро одеваться. Нацепила тёплые колготки, джинсовую юбку и свитер, мой любимый. Повязала шарф, чмокнула в холодный носик котика и пошла к выходу. Когда потянулась за курткой, мою руку перехватили.
- Куда ты? – его властный тон раздражает. Опять хочется заплакать.
- К подруге. Я хочу на некоторое время уйти. Куплю чего-нибудь для Юки. – Он отпустил меня, позволив одеться и уйти. Ничего не сказал. И зачем я ему? Для секса? Неужели он настолько жесток…

Юми растерянно смотрела на моё зарёванное лицо, пытаясь залить в меня саке.
- Ну не реви ты так! Объясни всё по человечески!
- Он..*хнык* непри..*хнык*…ехал на Новый Гоооод! – Рыдания так и лились на бедную подругу, которая тоже глотнула спиртного. И я принялась нормально ей всё рассказывать.
- Вот, блин, гад! Как он вообще мог так поступить! Оставить тебя одну на такой праздник! В полном одиночестве! И думает, котёнком отмажется? – Юми зло стукнула по столу кулаком, разливая саке по новой.
- А знаешь, что самое ужасное? - я залпом осушила рюмку. – Что он ведь мне нравится! Что я хочу быть с ним!
Вздрогнув от того что я сказала, снова залилась слезами.
- Я мазохистка, Юми! Что мне делать?
Подруга почесала затылок, пристально на меня смотря.
- Отказываться от такой возможности просто грех! Пообщайся с его друзьями, может, найдёшь кого посерьёзнее. Тебе не пятнадцать, когда секс должен быть только по любви и по обоюдному желанию. Строй свою жизнь! Это твой шанс! И выбей из этого деньжат побольше!

Выслушав Юми, я поплелась по Токийским улицам, снежным и холодным. Народу было много, но он весь куда-то торопился. Вокруг всё сверкало и блестело. Еле найдя зоомагазин, затарилась всякой ерундой для Юки. Пусть этот комок шерсти порадуется.
Мороз стал пробирать до костей. Всё же пятичасовая прогулка это слишком. Вынув из автомата банку кофе с молоком, села на скамейку, прижимая горячий напиток к себе. В голове всплывали образы Гаары… И почему я думаю о нём? Но его голос, его прикосновения, такие нежные и порой грубые невозможно забыть. Его жёсткие красные волосы, горячие и сладкие губы, красивое и желанное тело… Его невероятные бирюзовые глаза, затягивающие и лишающие воли…
Говорят, что глаза – это зеркало души. Тогда его душа такая же тайна и тьма, разбавленная соблазном голубизны и блеском изумруда. А мои глаза – глаза ведьмы, как всегда мне говорили. Зелёные как хвоя, меняющиеся по настроению, и такие же пленительные, как и медные волосы, притягивающие своей яркостью…
Да уж, мы друг друга стоим…



Когда я шла домой, было уже темно. Точно не помню, как я попала в то место, но это перевернуло мою жизнь…
Когда ко мне подъехал чёрный мотоцикл, я жутко испугалась. Уже в воображении представляя, что со мной сделают. Но когда мотоциклист снял свой шлам, передо мной предстал не лысый скинхед, а невероятно красивый брюнет, с чёрными, как самая тёмная ночь, глазами. Он игриво подмигнул мне, спрашивая, не подвезти? И лишь кивнула на пакеты и пошла дальше. Но этот парень не отстал. Он следовал за мной, пока я не увидела гоночную трассу. Я не знала об этом месте в Токио, поэтому и понятия не имело, что живу совсем рядом. Засмотревшись на гонки, я совершенно забыла про брюнета, который не сводил с меня любопытного взгляда. Он облокотился на руль, держа перед собой шлем и смотрел. Меня это стало раздражать.
- Ты чего-то хочешь? – Поинтересовалась я, бросая косой взгляд в парня.
- Да, тебя. – Красноречиво объяснил он, словив грозный взгляд зелёных глаз. Не буди во мне зверя, кабелина!
- А я тебя нет. И что? – Попытаюсь быстренько убежать от греха подальше! Так, ноги в руки и бегом домой!
Я стала пробираться сквозь толпу, распихивая зевак. Но заметила, что тот красавчик идёт следом. Оставил свой мотик и идёт за мной! Господи, ну за что мне всё это?
Наконец выбравшись с гоночной площадки, я трусцой побежала к жилому квадрату, где возвышался дом, в котором живёт Гаара. Хоть бы отвязался от меня! Но нет, как же! Идёт! Да ещё и лыбится! Что, весело? Заметила в его губах сигарету, которая при вдохе освещала безупречное лицо парня. Понимаю, что сбежать не успею. Секунда, и он уже совсем рядом, схватил меня за руку и тащит к себе.
- Куда ты так убегаешь, ведьмочка? – его голос, такой бархатный и красивый, что страх увеличивается вдвое. Эта холодность, эта уверенность. Боже, как он напоминает Гаару!
- Отпусти! Сейчас же! – пытаюсь вырваться, но безуспешно.
- Ууу! Как напугала! – он прижал меня к себе, обняв за живот. – И что ты мне сделаешь?
- Я буду кричать! – у меня начинается истерика. Этот парень – маньяк! Точно вам говорю! Всё тело начинает трясти, ноги подкашиваются и вот-вот расплачусь.
- Тогда я не позволю тебе этого сделать, – он быстро крутанул меня, поворачивая лицом к себе, и впился в мои губы требовательным поцелуем. Он вцепился в мои волосы, оттягивая голову вниз, углубляя поцелуй. Он языком пытался разъединить мои плотно сжатые губы. Бросив пакеты, я упёрлась руками ему в грудь, пытаясь оттолкнуть, но он сильнее прижимал меня к себе за талию. Из-за неудобного положения я не могла дышать, а воздух, который я успела глотнуть, кончился, и я вынуждена была раскрыть рот. Парень воспользовался этим, проникнув своим языком внутрь моего рта. Похоже, его забавляло то, что я сопротивляюсь, и возбуждало одновременно. Он стал ласкать мой язык своим, подавляя сопротивление. Поняв всю безысходность ситуации, я обмякла в его руках. Но он не позволил мне упасть, держа в руках, и продолжая целовать. Я не сопротивлялась, но и не отвечала. Со мной уже было такое. К тому же я же не девственности лишаюсь. Что? СТОП!
Я замахнулась, и сильно ударила этого нахала по лицу, отстраняясь от него. Буду биться до последнего! Расцарапаю его лицо, изобью, повыдираю волосы, покусаю, но не позволю больше пользоваться собой!
Я полными ненависти и гнева глазами смотрела на парня, который оторопело смотрел на меня. Потом, неожиданно, он рассмеялся. Так заливисто и открыто. Не насмехался, а смеялся. Просто смеялся, прижав ладонь к красной щеке. Наконец успокоившись, он смеющимися глазами посмотрел на меня.
- А ты храбрая. Как тебя зовут?
- Не твоё дело! – я как злая кошка вся ощетинилась, готовясь выцарапывать ему глаза.
- Да ладно тебе! Я был груб, согласен. Просто хотел посмотреть на твою реакцию.
- ЧТО?! Да ты вообще охр*енел! Посмотреть на реакцию? Ничего более тупого придумать не мог?! Ты кретин! Больной на всю голову! Ну, у тебя и шуточки! – Я, вся пылая от ярости, стала собирать разбросанные по земле пакеты. Всё ещё ощущая на своих губах его тепло и сладость. Стоп! О чём я? Он извращенец и больной! Надо уходить!
- Меня зовут Учиха Саске. - Он подошел ко мне, и что-то запихнул сзади в трусы. И быстро смылся, уходя от уже летящего в него удара.
- Пошёл в ж..пу! Придурок!
Но он ничего не ответил, просто ухмыляясь, пошёл назад к гоночной трассе.
Я вытащила из трусов, чтоб он сдох, бумажку. Эта была визитка. На ней было написано Учиха Саске и номер телефона. Да пошл он! Ещё звонить ему! Козлина!
Пыхтя от злости, я ворвалась в квартиру, быстро по срывала с себя одежду и побежала в ванну. Выйдя из нее, наткнулась на недовольную рожу Гаары, но проигнорировав её, и его вопросы на счёт того, где я была, просто стащила с него штаны и скинула полотенце, в котором была. Гаара офигевше уставился на меня, ничего не понимая, но когда я начала моститься на него с верху, быстренько возбудился, уже вовсю лапая меня за грудь. Так, чтобы не убить этого рыжего, надо во что-нибудь выплеснуть ярость. А что может быть лучше секса?

Отдышавшись от пятого раза, я перекатилась на живот, уткнувшись в подушку лицом.
- Что случилось? – спросил Гаара, целуя меня между ключицами. Он пальцами левой руки пробежался по моей пояснице, обдавая кожу горячим дыханием.
- Нет. – И всё же мне нравятся его прикосновения. – Сделай кофе, пожалуйста.
Надо пользоваться советом Юми. Точнее пользоваться Гаарой. Он послушно поднялся с постели и пошёл на кухню ставить чайник. Ко мне на подушку еле вскарабкался Юки, тыкаясь в мою шею холодным носиком.
- Что мой хороший? Не кормил тебя этот изверг? – Я погладила кисю по головке, почесав за ушком. Из кухни донеслось вредное и обиженное «сама такая». Ну, может же быть нормальным, когда захочет. А в мыслях настырно вплывал красавчик брюнет, с его обворожительной ухмылочкой. Ну что я за человек? Без проблем жить точно не могу!
Из кухни вернулся Гаара с чашкой в руках и вручил её мне. Потом заграбастал в охапку Юки и стал играться с ним. В этот момент он был таким милым и по-детски хорошеньким, что я не удержалась. Нагнувшись к нему, я поцеловала его в щёку, ласково проведя носом по тому месту, и снова отстранилась.
- Спасибо… - прошептал он, чему-то так тепло улыбаясь.
Интересно, за что?

5.



Странно, вот так сидеть и наблюдать, как он играет с котёнком. Такой спокойный, милый, красивый… В руках остывает горячий кофе, обволакивающий своим паром моё лицо. Я ещё не сделала ни глотка, просто прислонившись к кружке губами. Меня мучает один вопрос, точнее чувство. Чувство неразделённости.
- Скажи, Гаара, а долго ты ещё будешь меня держать у себя? – я немного безразлично смотрела на него, ожидая реакции или ответа. Но он даже не посмотрел на меня.
- Да.
- Почему? – Неприятно сжимает грудь, к горлу поступает комок. Не хочу слушать советов Юми. Не хочу быть с ним! Не хочу влюбиться…
- Я же говорил, пока не надоест. Мне ещё не надоело. – Он чесал у Юки за ушком, прислушиваясь к его мурлыканью. Кажется, его совершенно не волнуют мои чувства, ему нужно просто тело.
- Я больше не хочу. Лучше буду жить на улице…чем так.
Наконец он поднял на меня свои глаза. Но…почему в них страх и боль?
- Ты такая же, как все… - его голос такой холодный и так больно отзывается в сердце. Взгляд сразу потяжелел, и стало трудно выносить его. Я опустила глаза в кружку, смотря на своё отражение на чёрной глади.
- А какие они – все?
- Эгоистичные сучки, как и ты. Всё должно быть только для тебя.
Ну уж нет! Это уже слишком!
- Эгоистка? Только для меня? Да я для тебя, ТЕБЯ, готовила, убиралась, украшала дом, наряжалась! Я так тебя ждала на Новый Год! Хотела сделать приятно, а ты… И ТЫ меня эгоисткой называешь!
Я подскочила с кровати, принимаясь энергично размахивать руками, стараясь хоть так выплеснуть злость и обиду. Но всё-таки предательские слёзы покатились по щекам.
- Я боюсь. Боюсь, Гаара! Твоей холодности, отчуждённости. Я влюбилась в тебя, как наивная дура, заранее зная, что ты выбросишь меня, когда я стану не нужна. Я хочу хоть каких-то эмоций от тебя! Я…
Я осела на пол, заливаясь слезами и давя в себе рыдания. Больше не могу так. Это слишком больно. Только я могла вот так влюбиться. Он купил меня, и теперь развлекается со мной, а я люблю. Люблю его, его глаза, его запах, нежные и грубые прикосновения, его голос, даже эту холодность.
- Я люблю тебя, но тебе всё равно, – чувствую себя разбитой и пустой. А самое обидное – это то, что он молчит.
Почти минут десять мы сидели не двигаясь. Я на холодном полу, он на кровати. Юки давно убежал, испугавшись моего крика.
Наконец, Гаара встал.
- Собирай вещи и уходи.
У меня оборвалось сердце. Как будто вылили ведро ледяной воды на голову в январе под сорокоградусным морозом.
- Ч-что? – еле шевелящимися губами вымолвила я, не мигая смотря на него.
- То, что слышала. – И он просто ушёл. Оделся и ушёл. Оставив меня одну в пустой квартире рыдать на холодном полу. Лишь маленький Юки жалобно мяукал, растерянно крутясь возле меня.
Так больно мне ещё никогда не было. Если бы я знала, что он так отреагирует на мои слова, я бы никогда в жизни не призналась, что люблю его.
Прорыдав около часа, я собрала вещи и оделась. Собрала лишь свои. Ничего его я не взяла. Больше не хочу его знать. Вот тебе! Получи счастливую жизнь! А ведь я всего лишь хотела наняться на работу! И вот чем это обернулось…
Подумав ещё чуть, я взяла в охапку Юки. Он ведь мой, верно? Он не вещь, а живой котёнок. Не собираюсь его оставлять с этим… уродом!
Но почему? Почему по щекам текут слёзы? Почему так грустно и больно уходить? Люди, ехавшие со мной в автобусе, всё время смотрели на меня. А я плакала, нежно прижимая к себе белый комок. Всё что осталось от Гаары. И лишь воспоминания. И чувство его губ и прикосновений, исчезнувших не так давно.
Когда я зашла в квартиру бабушки, мне полегчало. Я поставила на плиту старенький чайник. Котёнок уютно устроился на кресле в кухне. Ему всё равно где спать, лишь бы рядом с хозяйкой. Зайдя в комнату переодеться, мне на глаза попалась фотография. Да, давно же это было…
На фотографии стою я в обнимку с лучшей подругой, нынче матерью троих детей, с лучшим другом и близнецами. В руках у меня электронная гитара, а на лице донельзя довольная улыбка от уха до уха. Да, помню… Я прислала эту фотку бабушке, когда мы выиграли городской конкурс, и нам досталась путёвка за границу. А внизу подписалась любимой фразой ещё с начальной школы. Как я могла про неё забыть?!
Да… именно она…
Судьба у меня в руках, и счастье всегда со мной…

Дождь тарахтит по лобовому стеклу. Настроение такое же пасмурное как и небо. Вот уже два месяца, как я прогнал её. А за что? За то, что она меня любит! Зачем, почему? Почему я так испугался этого слова? Люблю... В её глазах была такая боль и такая тоска, что мне захотелось закрыть глаза и больше никогда не видеть этих чувств. Я сказал, что она как все. Но это не так. Она другая... Те просто пользовались мной, так же как и я ими. Деньги, влияние власть - вот что им от меня было надо. Они уходили либо когда я их выгонял, либо когда находили перспективы получше. В основном их выгонял я. Они сменяли одна одну, ничем не отличаясь друг от друга, проходили мимо, как одноразовые игрушки. А она не такая...
Она хотела чувств, хотела внимания, моего внимания. Я думал, что она как и другие, но я ошибся. И теперь мучаюсь. Почему я не могу забыть её глаз, голоса, запаха, нежность и тепло её кожи? Почему её лицо встаёт передо мной каждый раз, когда закрываю глаза? Может потому, что она была единственной, кто так тепло ко мне относился. Она любила. Хоть и пыталась не показывать этого, но по-другому она бы не осталась со мной так долго. Она терпела меня. Моё безразличие, мои поступки...
Рица... Когда она вошла в мой кабинет в первый рабочий день, я, что она будет моей. Но сам же её и прогнал. Трус. Ну почему я такой трус? Почему я так боюсь в неё влюбиться? Что было так близко...
Тяжёлые капли дождя падали на стекло, скатываясь на капот. Вокруг было темно и мокро. Город кажется таким враждебным и угрюмым, что хочется заснуть. А проснуться в её объятьях...

Последний этаж. Красивая дверь. Стук каблуков о светлый пол. Медленный уверенный шаг. Стук. Из кабинета слышится разрешение войти. Он сидит за своим столом, читая какой-то документ. Угрюмый вид, безразличный взгляд, но даже на таком расстоянии можно почувствовать его парфюм. Он тоже чувствует до боли знакомый запах. Резко поднимает голову. Но нет, это не она...
Мацури довольно улыбаясь, подносит Гааре документы. Он прожигает её презрительным взглядом, который заставляет девушку сжаться.
- Если я с тобой переспал, это ещё ничего не значит. Ни на что можешь не надеяться. А если будешь болтать, уволю.
Мацури побледнела, руки затряслись. Она из последних сил сдерживала слёзы.
- Свободна. - Командный тон Гаары, и девушка вылетает из кабинета.
Он резко откинулся на спинку кресла, втягивая аромат духов. Такие же были и у Рицы. Он помнит это. Ещё помнит марку туши, которой она пользовалась, и шампуня. Помнит, что она любит кофе и картошку фри. Обожает мясо и солёную рыбу. Любит чеснок, от которого отказывалась из-за него, но нудила, что хочет его съесть.
Гаара тряхнул головой, прогоняя мысли о ней. Он подошёл к бару, и налили себе виски. Только это в последнее время и помогало. Сегодня он снова подцепит какую-нибудь девку и поедет с ней развлекаться. Но не домой. Он больше не может никого приводить туда, поскольку это уже не просто помещение, в котором он спит, это место, где они были вместе. Это дом, где он ласкал её, это дом, где она встречала его после работы, где она готовила ему еду, где она отвечала ему так же страстно, как он ей, где она плакала и страдала, где она сказала что любит его...
Осушив стакан залпом, Гаара налил ещё, уже планируя, куда пойти. Он знал, кому позвонит. Таких много, которые по одному его зову прибегут на цыпочках.
Накинув пиджак, он взял ключи от машины и пошёл к выходу. Он может. Ведь он - босс...


Рица утром еле продрала глаза. Она силой воли заставила себя встать и умыться. По зеркалу показывали ужасы. Она, вздрогнув, наклонилась так, чтоб не попадать в поле своего зрения и принялась сонно чистить зубы.
Сначала работа до часу ночи, потом посиделки до шести утра. А потом в восемь подъем. Вот уже как почти два месяца Рица работает вместе с Юми в кафе. Они и отдыхают по вечерам вместе...
Вдохнув аромат натурального кофе, девушка поняла, что ей полегчало. Намазав шоколадной пасты на батон, она откусила почти половину, глотнув кофейка. Если вспомнить, то ела она только вчера утром, а вечером добила свой организм убойной дозой алкоголя. Хлопнула входная дверь, и в кухню вползла Юми, умоляюще глядя на неё. Рица сунула ей под нос уже приготовленную заранее чашку кофе.
- На, взбодрись. - К девушке на коленки прыгнул подросший за это время кошак, нагло растянувшийся на её коленках.
- Спасибо добрый человек. - Подруга плюхнулась на стул, глотнув спасительной жидкости. - А он у тебя собственник. Признаёт только тебя, и к тебе никому не позволяет прикасаться. Вон! Меня вчера поцарапал! - Она недовольно показала царапины на руке, вспоминая, как боролась с Юки за Рицу. Было весело!
- Как и тот, кто мне его подарил. - Рица грустно улыбнулась, погладив немаленького уже котёнка по голове, снова глотая кофе. В то утро она даже представить не могла, что произойдёт вечером...

Я как ненормальная носилась с подносом по всему залу. Две девочки заболели, поэтому приходилось работать за двоих. В этой смене нас было всего пять. А теперь вообще три! Причём одна только на подсчётах! Устало облокотившись на стену возле служебного помещения, я пыталась умереть. Не могу больше! Но деньги нужны!
Звякнул колокольчик. Я с натянутой улыбкой пошла встречать клиента. И чуть не заматюкалась на всё кафе. Этот брюнет! Тот с гоночной трассы! Стоит и нагло лыбится, раздевая взглядом. Да у нас и так форма извращенская! Куда уж больше раздевать?
- Я провожу вас к столику, прошу, - я пыталась из последних сил улыбаться и быть милой. Было ОЧЕНЬ сложно!
Я усадила его за дальний стол, указывая на меню.
- Выбирайте, у нас богатый выбор.
- В таком случае я выбираю тебя в сливках и с вишенкой во рту. - Промурлыкал Саске, гладя меня по бедру. Я наклонилась к нему, вцепляясь ногтями в его руку.
- А по морде каблуком не закажете? И ли лучше яйца всмятку?
- Не груби. А то пожалуюсь.
- В таком случае выбирайте то, что есть в меню!
Он недовольно сморщился, открывая папку.
В течение трёх часов этот урод долбал мне мозги. В восемь вечера у меня был маленький перерыв. Выпив убойную дозу успокоительного, я, поправившись, вышла в зал. В этот самый момент звякнул колокольчик на двери, и в кафе вошли двое. Я стала как вкопанная, не в силах даже двинуться. Я упёрлась взглядом в пронзительные, но не менее удивлённые бирюзовые глаза. Передо мной стоял Гаара...

6.


Удушив бушующую внутри меня бурю, я натянула фальшивую улыбку, и, словно совершенно не знакома с ним, поприветствовала.
- Здравствуйте, пройдёмте за столик. – Голос почти срывался, сердце бешено стучало, почти оглушая меня. Перед глазами всё плыло. Я даже представить не могла, что буду так реагировать на него. Но из транса меня вывел Саске, абсолютно по-свойски хлопнув меня по попе.
- Попрошу руки не распускать! – я шлёпнула его по руке, краем глаза отметив, как перекосилось лицо Гаары.
Когда они уселись за столик, только теперь я смогла рассмотреть его спутницу. Что сказать, вылитая девочка на ночь. Медовые волосы, голубые, по-детски тупые глаза и слишком большие губы. Она больше напоминала куклу, чем живого человека.
- Вот меню, когда выберите, позовите меня. – Я попыталась быстренько ретироваться, но меня остановил до боли приятный и родной голос.
- Красного вина. – Он смотрел в меню совершенно не на странице с винами, не поднимая глаз на меня.
- Какого? – Нерешительно поинтересовалась я, нервно поглядывая на него. Его присутствие просто убивает.
- Ты знаешь, какое я люблю. Мы любим. – Поправился он в конце, поднимая на меня глаза. В них было какое-то странное чувство. Я никогда его не видела. Что это? Радость?
- Откуда мне…
- Не строй из себя дуру. Принеси мне то, что я люблю, мне лень читать меню, – он облокотился головой о руку, исследуя меня глазами.
- А ваша девушка что желает? – я перевела взгляд на тёлку, чувствуя, как мурашками покрывается моё тело. То ли возбуждение, то ли страх, но определённо что-то сильное. И главное – ревность. Сильная, жгучая, сводящая с ума. Как только представлю, скольких он отымел за эти два месяца, удавиться хочется.
- Ой, мне что-нибудь лёгкое. Ну, салатик например. И белого вина. Сухого. А ещё мне вот это. Прочитать не могу, но выглядит вкусно! – она довольно заулыбалась. Я кашлянула, увидев цену, и Гаара хихикнул в кулак, наблюдая за мной. Я никогда себе не позволяла таких растрат!
- Конечно, сейчас принесу. – Я потопала в кухню, отдать заказ. Сердце бешено стучит и просится наружу. Ноги подкашиваются, и пришлось сесть на стул. Отдав заказ, я пошла в кладовку, доставать вино. Нашу любимую Изабеллу полусладкое. Боже, ну почему это происходит со мной? Почему он здесь и сейчас? Почему?
- Привет киса! Ты так и не позвонила. – Бархатный голос волной прокатился по моему телу, заставляя покрыться мурашками.
- Боже! Испугал до чёртиков! – я как ошпаренная обернулась, прижимая ладонь к груди. – Что ты делаешь в служебном помещении? Выйди!
- Нет, крошка. Я останусь. – Он закрыл дверь кладовки, защёлкивая на замок. Ну всё, пипец! Допрыгалась!
- Что ты хочешь?
- Я уже говорил, тебя. – Он подошёл в плотную, аккуратно вынимая из моей руки бутылку и ставя на полку. Наклонившись, он поцеловал меня в скулу, обдавая горячим дыханием. Мои мысли же судорожно метались по сходящему с ума мозгу, пульсом ударяясь о виски. Боже мой, что же делать? На этот раз отбиться не получится. Кричать? Бесполезно, слишком далеко от других помещений.
- Пожалуйста, Саске, не надо. – Я упёрлась спиной в полки с вином, оказавшись прижатой к ним парнем, который уже запустил руки мне под платье. Он гладил мои бёдра, медленно целуя шею. Я сжалась и соображала, что же делать.
И мысль пришла сама собой! Я начала отвечать ему, всячески изгибаясь, запрокинула руки вверх, якобы заводя ему за голову. А вот и бутылочка! Бабах!
Парень рухнул на пол безжизненной грудой. Отдышавшись от всплеска адреналина, я переступила через него, и открыла дверь. Но не тут-то было!
- Думаешь, легко отделаешься? – Его голос был злым и очень не дружелюбным. Саске рванул меня назад за волосы, опрокидывая на пол. В последний момент перед закрытием двери, я успела истошно завизжать…


Гаара нервничал. Её до сих пор нет. Куда она пропала? Неужели сбежала? Девушка, сидящая напротив, его до ужаса раздражала. Он нервно стучал пальцами о стол, не в силах сдерживаться. Почему он так нервничает? Что она для него?
- Чёрт! Да где же она? – Спросил он вслух, конкретно ни к кому не обращаясь. Но заметил, что персонал, то есть две девушки нервно бегали из стороны в сторону, кому-то звоня по телефону. А Рицы нет. И этот брюнет куда-то исчез, который его Рицу… Удушил бы своими руками!
Вдруг в его голове стали всплывать нехорошие мысли. Но чтобы опровергнуть их, он встал и пошёл к официанткам.
- Девушки, а где Рица? – Оде официантки нервно и испуганно посмотрели на него. Та, что постарше снова сала набирать номер. – Вы можете сказать, что произошло?
Он злился не на шутку. Что вообще здесь происходит?
- Там… Понимаете… - та что помладше стала посматривать в сторону какого-то помещения и её пробила крупная дрожь.
Не став слушать дальше, Гаара пошёл к помещению и дёрнул ручку. Закрыто. Он оглянулся на девушек, и тут услышал бешенный крик. До боли знакомый голос прорезал слух как нож. Гаара в ярости уставился на девушек.
- Она там? Что происходит?
- Мы не знаем. Мы лишь слышали крик, а потом всего на секунду, как какой-то брюнет затащил её внутрь.
У Гаары внутри всё оборвалось. Он чувствовал, что что-то не так! Осмотрев дверь, он прикинул, что плечом её не пробить.
- Есть лом или что-то подобное?
- Да! – одна из девушек подала ему лом, похоже, приготовленный заранее. Особо не церемонясь, Гаара вставил конец лома в проём между замком и коробкой, и с силой дёрнул вниз. Дверь жалобно крякнула, и замок сломался. Рывком открыв дверь, он вошёл внутрь.
На полу лежала Рица, вся в крови и слезах, в разорванной одежде. А над ней нависал парень, и ритмичными движениями вколачивался в еле живую девушку.
Что было дальше, Гаара не помнил. Но когда он очнулся, то был в больнице. Рядом сидела девушка из кафе, та, что помоложе.
- Что…
- Спасибо. – Прошептала она, вытирая слёзы. - Если бы не вы, то Рица…
Гаара напрягся, припоминая произошедшее. Вот он взломал дверь, вот его Рица, вся в крови. И этот ублюдок, насилующий её. А потом он сорвался. Помнит как так же ритмично, как и он насиловал её, бил его. Помнит, как его стали оттаскивать копы от уже еле живого парня. Помнит, как взял на руки еле дышащую девушку и повёз в больницу вместе с подругой. Подругой…
- Ты Юми, верно? – Он присмотрелся к девушке. У Рицы в телефоне была фотография, где они вместе с этой девушкой так беззаботно улыбались.
- Да. А откуда вы меня знаете? – девушка тоже пригляделась к спасителю своей подруги и охнула. – Так вы, наверное, Гаара! Ну, сколько ещё таких красноволосых молодых красавцев с бирюзовыми глазами бродят по Токио? Она много рассказывала про вас. Она вас любит, знаете?
- Да. – Севшим голосом промямлил Гаара, уставившись в пол. – Она наверно не захочет меня больше видеть. Мне лучше уйти.
- Наоборот. После такого, лучше чтобы вы остались. Вы лучшая поддержка, чем я. Ей будет очень приятно. А я пойду, съезжу к ней домой и возьму вещей.
Гаара наблюдал, как девушка уходит, оставив его наедине со своими страхами…



Всё тело нестерпимо болело. Я продрала глаза, и сразу же их прорезал болезненный свет. Как же хреново! Похоже я в больнице. Точно! Вот и капельницы. Как же всё болит! Левой руке странно тепло. Я перевожу глаза, и, кажется, ещё сплю. К моей руке, щекой прислонился Гаара. Его глаза закрыты, на лице отразилась боль. Неужели я так плохо выгляжу? Но как же приятно. Он беспокоится. Хоть и выгнал в шею, но всё же…
Я пытаюсь пошевелить пальцами, что плохо удаётся, но Гаара раскрывает глаза и всматривается в моё лицо. Он ничего не говорит, просто смотрит. А мне большего и не надо. Я сжимаю его ладонь, упиваясь его теплом и близостью. Вот он, совсем рядом, просто протяни руку, но… я не могу этого сделать. Руки совершенно не слушаются. От обиды навернулись слёзы. Он аккуратно стёр их другой рукой, приближаясь к моему лицу. И вот, чудо! Его губы нежно накрывают мои, сладко целуя, забирая боль. Гаара гладит меня по плечу, по шее, по уху, еле прикасаясь. От этого становится так хорошо, что я снова засыпаю…

Когда я проснулась снова, его не было. Может это и в правду был всего сон? Но на тумбочке стоит букет красивых красных роз. От которых пахнет им. Даже сквозь аромат цветов, я чувствую его запах. Становится больно. Не физически, эмоционально. Душа сжимается внутри, пытаясь оградиться от всего мира. Вот она, реальность. Это не сказка для маленьких девочек, это реальная жизнь больших девушек. И она до жути жестока…
Бабушкина квартира приветливо встретила меня теплом и уютом. Юки как сумасшедший бросился на меня, буквально взлетев на плечо. Соскучился, мой хороший! Юми поставила чайник, а я полуживая уселась на стул. Живот и промежность до жути болели до сих пор. Эта ноющая боль не давала спать по ночам. И все эти ночи я думала о нём…
- Значит это он меня спас?
- Да. Он просто обезумел, когда увидел, что тот урод с тобой делает! – Она разлила кипяток по кружкам. – Может он и боится себе признаться, но тоже любит тебя.
- Хотела бы надеяться…

Вот и знакомый район. Знакомый дом, и почти родная квартира. Консьерж приветливо улыбается, вспомнив меня, и как я в холодную одинокую ночь угостила его чашкой кофе и булочками собственного производства. Поднимаюсь на нужный этаж. Вот она, нужная дверь. Нажимаю на звонок. Слышу шаги. И в голове крутится девиз моей молодости: Судьба у меня в руках, и счастье всегда со мной…
Открывается дверь, и на пороге стоит он. Он удивлён. Стоит, и в изумлении смотрит на меня. Я лишь тепло и счастливо улыбаюсь. И говорю не много, но то, что хочу говорить до конца своей жизни.
- Я люблю тебя.
Он прикасается до моего лица дрожащими руками. Притягивает меня к себе и так горячо целует, прижимая меня к себе, словно я могу растаять в воздухе. Чувствую, как бьётся его сердце. Аккуратно отстраняюсь от него, и нежно шепчу:
- Я люблю тебя, прими меня назад. Я буду послушной, буду ласковой, лишь бы с тобой. Возьми меня назад, и будь всегда со мной. Без тебя, эта жизнь пресная и серая. Пожалуйста, я больше не могу без тебя…
Слёзы катятся рекой, как и слова. Не могу остановиться. Я готова даже стать на колени, лишь бы снова быть с ним. Лишь бы он обнимал и целовал меня… Лишь бы был моим.
Он ласково гладит меня по волосам, растрепавшимся и похожим на солому. Так тепло улыбается. И я в первый раз вижу такую открытую улыбку.
- Прости, что я такой трус. Но… - он замолчал на мгновение, как будто сейчас решалась его судьба. – Я тоже тебя люблю…

На столе остывают две кружки кофе. Но в спальне намного горячее… Двое наконец перестали страдать, и нашли свою судьбу, которая была в их руках, и теперь, с этого момента, счастье будет всегда с ними…

Конец.


Категории: Гаара
комментировать 6 комментариев | Прoкoммeнтировaть
пятница, 19 октября 2012 г.
Дом терпимости. 2 глава. Нова Наэр 09:04:02
 ­­

Автор: Нова Наэр
Фэндом: Naruto Shippuuden
Персонажи: Гаара/Гг, Сакура, Шизуне, Цунаде
Рейтинг: NC-21
Жанры: Ангст, Драма, Мистика, Психология, Даркфик, Ужасы, POV, AU
Предупреждения: OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОЖП, Кинк
Размер: Мини

2. Ночное рандеву


Думаю, у всех случалась ситуация, когда ему поздно ночью очень захотелось в туалет. И Подробнее…всё бы ничего, если бы не пришлось идти через почти всю лечебницу. Но собравшись с духом, я всё же переборола страх и, вооружившись тапками пошла.
И думаю, не все понимают, каково это, реально чапать через всю психушку поздно ночью в полной темноте. Конечно же дорогой мой мозг обрисовал все возможные фильмы ужасов с моим участием. И призраки, и маньяки, и мутанты, и всякая нереальная фигня, которая может и не может случиться уже несколько раз убили меня всевозможными способами. Страшно. Очень страшно, особенно когда в любой момент из палаты может выпрыгнуть псих и…
Я еле сдержалась, чтобы не заорать на всю больницу. Из-за угла, навстречу мне вывернул какой-то совсем неадекватный пациент, на вид ну точно призрак или зомби! Особенно в потёмках. Я за малым не описалась, прижавшись к стене и затаив дыхание, ждала, пока этот воющий, заламывающий руки и запрокидывающий голову чудик не пройдёт мимо. Так реально с катушек съехать можно! Тут же в памяти всплыли золотые глаза той девушки. По телу пробежала сильная волна дрожи. Не дай бог встретиться с ней вот так ночью.
Я не стала тянуть кота за хвост и побежала быстрой рысью. Однако перед очередным поворотом я всё же остановилась и прислушалась, а не идёт ли ещё один какой-нибудь псих? Шагов я не услышала, однако услышала кое-что совершенно другое. Стоны. Нет, не стоны боли или безумные стоны, это были стоны наслаждения. И исходили они из-за соседней двери палаты с табличкой Собаку но Гаара. Дверь в комнату была приоткрыта и я не удержалась, заглянула.
Трудно сказать, что именно я испытала в тот момент, возбуждение, желание, стыд, страх, но несмотря на то, что моё чутьё подсказывало мне бежать без оглядки, я стояла как вкопанная и смотрела.
Прижав голову Анны к кровати, Гаара неистово трахал её, при этом оставляя кровавые укусы на плечах, шее и спине. Он заломил её руки, не позволяя двигаться, и с силой вдалбливался в неё. Если посмотреть с моей стороны, то девушке должно быть очень больно, но она лишь стонала, явно наслаждаясь. Почему-то я не могла оторвать глаз от этой безумной парочки. Я видела каждую деталь, каждое движение. Всё происходило словно не перед моими глазами а в кино. Я чётко видела, как по шее Анны обильно стекает кровь, видела глубокие следы от укусов. Видела, что вся спина Гаары расцарапана до мяса, и все простыни были алыми от крови.
По моему телу прокатилась волна ужаса, когда Гаара схватил Анну за волосы и с силой дёрнул на себя, тем самым поднимая, но тут, же с ещё большей жестокостью снова придавил к кровати. Девушка вскрикнула и попыталась поднять голову, но это у неё не вышло. Гаара снова опустился к её плечу и укусил.
Я стояла, как вкопанная не в силах сдвинуться. Что они делают? Что за извращения? Неужели им это приятно? Какой ужас!
Но нет, ужас меня ожидал через мгновение, когда Анна подняла чуть голову и посмотрела на меня. Она впилась в меня взором своих нечеловеческих золотых глаз и ухмыльнулась. Так могут ухмыляться только демоны! Она не может быть человеком! Это существо не человек!
По моему бедному испуганному сознанию прокатилась мысль, что нужно бежать, но глаза этой девушки не отпускали меня. Я слышала, что Гаара тоже остановился, и явно чувствовала на себе его взгляд.
- Хочешь присоединиться? – спросила Анна, освобождая одну руку, и поманила меня к себе.
Я забыла, как дышать, и с выпрыгивающим из груди сердцем убежала. Я бежала в туалет, совершенно не подумав, что мне нужно будет возвращаться. Я просто бежала, не оглядываясь. Я надеялась, что это сон, что мне померещилось, и я не видела ничего этого! Просто бежала, надеясь, что она не последует за мной, чтобы поставить на место наглую, любопытную девку.
Я вбежала в туалет, в самую последнюю кабинку и заперлась там. Залезла на унитаз и подняла ноги, надеясь, что за мной никто не следует. В эту ночь я в первый раз в жизни почувствовала такой страх. До самого утра я просидела в той кабинке, прислушиваясь к каждому шороху, каждому звуку и молилась. Столько сколько сегодня ночью я не молилась никогда в жизни.


Сегодняшний завтрак я ждала как казни. Как только я вошла в столовую, тут же наткнулась взглядом на ненормальную парочку. Они спокойно болтали, не обращая внимания ни на кого. Я попыталась тихонько забиться в угол, но мне это не удалось.
- Сакура! – Анна махала мне рукой, подзывая. Я хотела отказаться, и только повернула голову, чтобы помахать ею, как наткнулась на пристальный взгляд Гаары. Он явно говорил: «Лучше послушайся». Пришлось идти. Я еле пересилила себя: ноги не слушались и стали ватными. Я с трудом передвигала ими, пару раз чуть не упав. Меня сковал страх. Необоснованный, нелепый страх. Я начала верить, что эта девушка может сводить с ума.
- Как тебе каша? Не наскучила уже? – девушка задрала ноги на стул и крутила в руках ложку.
- Н-нет. Здесь вкусно кормят, – еле выдавила из себя я, садясь рядом с Гаарой. Он спокойно облокачивался о спинку стула, что было очень странным. Я чётко видела вчера, что его спина была растерзана в кровь.
- Это пока тебе нравится! Скоро тебя тошнить от неё будет! – Анна отпихнула от себя тарелку, пристально заглянув мне в глаза. Я не смогла отвернуться или закрыть их, просто как зачарованная смотрела и чувствовала, как сердце охватывает ужас. – Ты, я вижу, по ночам гулять любишь. Плохое пристрастие, это всё же психушка.
- Я, я не хотела подсм…
- Умолкни, - одними губами произнесла Анна и все в столовой замолчали.
- Анна, - Гаара попытался переключить внимание девушки на себя, но у него это не вышло.
- Тебе нравится подглядывать? Или тебе нравится Гаара? – Она произносила эти слова с такой неприязнью и желчью, что мне стало плохо.
Желудок предательски сжался и меня стало сильно тошнить. Руки затряслись ,как и всё тело, сердце просто сходило с ума от паники, однако я продолжала на неё смотреть. Я не могла оторвать глаз от Анны, пока Гаара не закрыл моё лицо ладонью.
- Перестань, Анна.
- Она тебе нравится? – ласково прошептала девушка, и резкая смена тона была заметна всем. Однако почему то, не смотря на то, что она перестала угрожающе шептать, все люди постарались поскорее убраться из столовой. Это я слышала по звуком задвигающихся стульев и шагам. Гаара по-прежнему зажимал мои глаза рукой.
- Нет.
- Тогда почему ты её защищаешь? Я тебе надоела? Ты устал от меня? – Я почувствовала, как рука Гаары дрогнула. Он отстранился от меня и отвернулся, опустив глаза в пол. Я хотела последовать его примеру, но не удержалась и взглянула на Анну.
Её глаза просто не по-человечески пылали золотым, и она явно была в ярости. Она смотрела на Гаару, наверно ожидая ответа, однако он не спешил. Однако Анна вмиг остыла и мило улыбнулась. Я почувствовала в этом подвох, но дальнейших её действий я не ожидала. Со всей силой, Анна пихнула стол ногой, тем самым опрокидывая и его и Гаару и меня.
- Не игнорируй меня! – Прорычала девушка и подошла к Гааре, наклонившись над ним. – Хочешь её? Трахай на здоровье, но ко мне больше не приближайся!
- Анна, - Гаара схватил её за руку, когда та собиралась уйти, и дёрнул на себя, крепко прижав к груди. Он что-то прошептал ей на ухо и Анна тут же успокоилась.
Я же старалась побыстрее ретироваться, пока они не вспомнили обо мне. Быстрым, энергичным шагом добралась до своей палаты и хотела запереться, но вспомнив, где нахожусь, поняла всю безвыходность ситуации. Если Анна захочет меня достать, она меня достанет, и не думаю, что ей помешают двери. Я нажила самого опасного врага, которого можно себе представить, и мне придется за это платить. Хотя я не понимала, почему я так бешу её. Я ведь ничего не сдала! Только нечаянно увидела то, что видеть не следует.
И тут я вспомнила, что не видела на шее и полуоткрытых плечах девушки ни одного следа укуса. Странно…


Категории: Гаара
комментировать 40 комментариев | Прoкoммeнтировaть
Дом терпимости Нова Наэр 09:01:35
 ­­

Автор: Нова Наэр
Фэндом: Naruto Shippuuden
Персонажи: Гаара/Гг, Сакура, Шизуне, Цунаде
Рейтинг: NC-21
Жанры: Ангст, Драма, Мистика, Психология, Даркфик, Ужасы, POV, AU
Предупреждения: OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОЖП, Кинк
Размер: Мини,

1. Первый день

Знаете, как говориться – ничто не предвещало беды. Лечебница, точнее психушка, в которую меня запёрли родственники, Подробнее…оказалась приличным, вполне цивильным местом, с хорошим ремонтом, газонами перед входом, даже с фонтаном. Дружелюбный, аккуратно одетый персонал, ухоженные больные, приличного вида палаты. И кормят тоже не плохо!
Я сидела в столовой, болтала с Шизуне – главной медсестрой, которая оказалась приветливой, милой девушкой, которая не прочь поболтать. Она, и директор больницы Цунаде, знали, что я нормальная. Они выписали мне витаминки, и посоветовали иногда нести чушь, чтобы не выделяться из общей массы. Лучшего выхода не было. Либо здесь, в уюте, спокойствии, где тебя не пичкают всякими препаратами, либо другая психушка, с шоковой терапией и иными средствами лишения разума. Я возражать не стала, здесь хорошо. К тому же психи не буйные, охраны море, и моей жизни ничто не угрожает.
- Стряпня здесь сносная, жить будешь, - Шизуне сидела напротив меня, довольно наблюдая, как я ложку за ложкой отправляю в рот кашу. Еда была и впрямь вкусной, не ожидала. Мы сидели в столовой, в окружении психов. Кто-то мямлил всякий бред, размазывая кашу по столу, кто-то говорил с воображаемым другом, кто-то спокойно ел, делая вид, что он нормальный.
- Я смотрю у вас тут спокойно.
- Это, смотря с какой стороны посмотреть, - усмехнулась Шизуне. – Есть тут парочка, которая проблемы создаёт. И ты ещё наших психов не видела. Эти паиньки, спокойные, неопасные. Те, что представляют потенциальную угрозу персоналу и пациентам запираются в одиночные палаты и не выпускаются.
- А вот это жуть!
- Это ещё не жуть, - Шизуне как-то недобро улыбнулась сама себе, но тут же снова стала прежней. – Как тебе твоя палата?
- Жить можно. Слава богу, я одна! Думала, что с кем-то буду.
- У нас порядки такие, по двое не размещаем даже самых адекватных. Психи есть психи, кто знает что им в голову взбредёт.
От юмора Шизуне у меня по коже поползли мурашки. Я только теперь сообразила, что это действительно психушка, и неизвестно, что тебя здесь поджидает.
Пока я доедала свой обед, в зале столовой заметно стихло. Все психи испуганно прижились к стенам и что-то бормотали, косо поглядывая на вход. Я непонимающе взглянула на Шизуне, которая тоже как-то притихла и выглядела очень напряженной.
- Что случилось? Что это с ними?
- Сегодня одного из пациентов выпускают из «холодильника». Примерно в это время. Вот они и ждут. Боятся.
- Он такой буйный? И что за «холодильник»?
- Это камера, куда помещают буйных пациентов. Там низкая температура, и когда буйные наши остывают, их снова выпускают. Да не смотри ты так на меня! Там не минус. Просто прохладно. Но в его случает, температура опускается ещё ниже, и держат его там по несколько дней.
- Почему?
- У него вспышечная шизофрения.
- Это как?
- А так, что ты говоришь с ним, и совершенно не можешь поверить, что он псих. Он нормальный, до поры до времени. Ты можешь спокойно стоять, обсуждать с ним книгу или фильм, и тут его замкнёт. А ты просто распрощаешься с жизнью. Причём очень мучительно.
- Жуть!
- Сакура, ты главное старайся с ним не общаться и не смотреть на него. У этого пациента выборочная фотографическая память. Он может из многообразия лиц запомнить именно твоё и прийти именно к тебе, когда его накроет очередной приступ. Такое было пару раз. Уже пятеро погибли от его руки. Так что будь осторожней, ладно?
- Успокоила и обрадовала.
Я была в шоке. В ужасе! Это получается, что если я случайно наткнусь на этого психа, когда он будет не в духе, я умру? Очень обнадёживающее начало.
Дверь в столовую открылась, и вошёл молодой, однако очень примечательный парень. Ярко-красные волосы торчали в разные стороны, и было видно, что их не причёсывали несколько дней. Шёл он согнувшись, засунув тощие руки в карманы штанов. Бледный, хилый, под глазами и вокруг них засели иссиня-чёрные круги, явно от недосыпа. На лбу красовалась красная, под цвет волосам татуировка. И это тот самый псих? Не выглядит опасным.
Шёл он не быстро, можно сказать медленно, не обращая ни на кого внимания, лишь почти поравнявшись с Шизуне, бросил на неё короткий взгляд и тут перекинул его на меня. Я впала в ступор под взором двух бледно-бирюзовых глаз. Стало трудно дышать и всё тело покрылось мурашками. Ну точно псих! Хоть взгляд его и был спокойным, но по моим венам прокатилась волна ужаса. Никогда не испытывала ничего подобного. Так вот значит, какие они, буйные пациенты.
Парень прошёл мимо нас, к столику за которым сидела девушка. Если честно, я заметила её только сейчас. Из всей массы, она выглядела самой нормальной. На ней была короткая пижама, состоящая из светло-голубых майки и шорт. Она закинула ноги на стул, прижав колени к груди и закрыв глаза, слушала музыку. Разве здесь можно иметь плеер? Однако ещё меня привлекли её волосы и лицо… Она была красива. Очень красива. И это была какая-то пугающая красота. Чёрные как смоль волосы были собраны в высокий конский хвост, и всё равно спускались по спинке стула на пол. Парень подошёл к ней, спокойно сев на стол, но тут же получив пинок от девушки, скривился, но всё же сел на стул. Она вытянула наушники и мило улыбнулась ему, явно не испытывая страха. Они перекинулись парой слов, и тут девушка принялась энергично запихивать в недовольного парня кашу. Он сопротивлялся недолго, уступив напору брюнетки.
- Это Анна. Она единственная кто не боится Гаары.
- Почему?
- Потому что даже Гаара боится Анны. – Недобро ухмыльнулась Шизуне. – Она вполне адекватная, психически здоровая девушка. Её история чем-то напоминает твою, за исключением одной маленькой детали.
- Какой же?
- Она сводит людей с ума.
- Как это сводит?
- Никто не может объяснить, но это факт. Я лично видела, своими глазами. Стоит ей посмотреть человеку в глаза, не говоря ни слова, не делая ничего, она сводит людей с ума просто взглядом. Будь осторожна, Сакура. Не пересекайся с ней. Она очень опасна, опасней Гаары.
Я не удержалась, и снова взглянула на неё. Кажется, девушка почувствовала мой взгляд и повернулась.
Сначала я почувствовала нереальный, сумасшедший холод, который сковал моё сердце. Потом, последнее остановилось на миг. Всё моё тело принялось нещадно трясти, а сознание метаться по голове, ударяясь о снеки мозга с усиленной скоростью. Я не понимала, что происходит, но мне было страшно. Паника, ужас, страх, отчаяние захлестнули с такой силой, что меня вырвало. Я бы упала на пол, если бы Шизуне не подхватила меня. Она принялась выкрикивать моё имя, попутно приказав охранникам запереть Анну.
Ещё находясь в сознании, я видела, как девушка ехидно ухмыльнулась, продолжая смотреть на меня, и встав, повернулась к Гааре, с сожалением пожав плечами, забрала плеер и ушла в сопровождении охранников. Я видела всё это, но не могла контролировать своё тело. Я чётко всё понимала, и ощущала, но не могла контролировать себя.
Когда девушка скрылась за дверью, мне стало легче, тело перестало так сильно колотить, и прекратилась рвота. Однако, буквально через минуту я отключилась.



После суток сна, во время которого меня не переставали мучить кошмары, я, наконец, выбралась из лазарета и сидела на лавочке, спокойно смотря на небо. У меня из головы не выходила эта девушка. А ведь это правда. Но как такое может быть? Свести человека с ума взглядом? Это невозможно!
- Тебе лучше не приближаться к Анне.
Напротив меня стоял Гаара, так же не выказывая никаких эмоций смотрел мне в глаза. После нечеловеческих, золотых глаз той девушки, его бирюзовые не казались мне такими уж ненормальными. Он крутил в руках ручку, вертя её в пальцах. Я чуть отстранилась, но он, заметив мою реакцию, лишь ухмыльнулся.
- Не бойся, я не убивать тебя пришёл. Но советую послушаться моего совета. Анна тебя недолюбливает.
- Почему? Что я ей сделала.
- Ты нормальная, как и она. И её это бесит. Не спрашивай почему, я не знаю.
- А почему ты меня предупреждаешь?
- Ты нормальная. Мне тебя жаль.
Я заметила неподалёку охранника, который не сводил с нас глаз. Это чтобы Гаара меня не порешил?
- Он здесь не за этим. – Гаара видимо понял о чём я думаю, так как я слишком усердно смотрела на мужчину с дубинкой.
- А зачем?
- Ты наверно слышала, что в основном я нормальный. Так вот это предосторожность, чтобы я никаких глупостей не делал.
- Глупостей?
- Секс.
- Секс? – Я не поняла что он имеет в виду. Причём здесь секс? Но секундой позже я сообразила. Он нормальный парень, а я нормальная девушка, и вместе мы можем пошалить. Гаара тихо засмеялся, когда моё лицо залила краска.
- Не бойся, я не собираюсь тебя домогаться.
- Какой-то ты разговорчивый, не ожидала.
- Это кофеин. У меня бессонница.
Я посмотрела на него как на умалишенного. Он действительно псих.
- Ты не поняла. Я могу не спать неделями, это разрушает мой организм, поэтому меня пичкают всякими витаминами и прочим, в том числе и кофеином. Он там чему-то помогает в организме, чему не знаю. Но после очередной его дозы я становлюсь очень общительным.
- Это я заметила. Почему ты не спишь?
- Я псих, забыла? Точнее маньяк.
Всё время это забываю. Вот так разговаривая с ним, я совершенно забываю, что он маньяк и может в любую секунду убить меня. А он интересный.
- Ладно, пошёл я. Скоро обед. А ты всё же послушайся моего совета. Не приближайся к Анне, если не хочешь действительно сойти с ума.
Я смотрела ему в спину, пока он не зашёл в здание. Моё пребывание здесь началось странно. И дальнейшее будущее обещало быть ещё страннее. Только день здесь, а уже нажила самого опасного врага. И почему? Потому что я нормальная?


Категории: Гаара
комментировать 18 комментариев | Прoкoммeнтировaть
 


Нова Наэр

читай на форуме:
move on
пройди тесты:
хранители последних драконов. часть...
Реализация подавленного желания (part...
читай в дневниках:
японские имена и их значение!!! няяя
Тест: Как его заполучить? http://be...
ня... воть...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх