Нова Наэр
Где капля счастья тонет в море горя...
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Нова Наэр


воскресенье, 6 декабря 2015 г.
Рано или поздно все умирает... Нова Наэр 14:17:23
 ­­

Этот пост будет о том, что когда-то, маленькие восторженные дети умирают в ком то из нас. Те создания, которые видели все иначе, у кого фантазия работала как вечный двигатель, и творили они взахлеб, не вспоминая про время.
Рано или поздно мы вырастаем из этого возраста. И тем, кто смог сохранить в себе этого ребенка очень и очень везет. Я не смогла. И чувствую огромную утрату, каждый день вспоминая те ощущения, которые та девочка дарила мне.
Когда я начала писать мне было пятнадцать. Ничего особо выдающегося в моей жизни не происходило, я начинала только узнавать о взрослой жизни и мне все казалось таким интересным и захватывающим. Я жила вымышленными историями, прогоняя их через себя и наслаждалась теми событиями, которых не было в реальности.
Я пишу все это, потому что до сих пор некоторые мне что-то пишут, просят скинуть какие-то из фанфиков,дописать незаконченную историю,а я не могу себя заставить.
Та девочка во мне умерла. Её задавили взрослая жизнь и появившиеся в моей жизни отношения. И знаете, что я вам скажу? Даже порой жестокие мои фанфы были куда приятней реальности. Эти мужчины сломали то самое дорогое во мне, что я лелеяла, чем гордилась. А они, парой резких рывков, выдернули меня из мира сказок и фантазий и больно удалили о землю реальную, не забыв при этом втоптать в грязь.
Время идет, я оправляюсь, переоцениваю ценности, учусь доверять и не подпускать плохих людей. Я взрослею, становлюсь на ноги, развиваюсь. Но той девочки больше нет. И я словно ношу траур несколько лет, и при воспоминаниях о том, как я писала сердце сжимается, и страшно даже открыть ворд. Я делаю попытки что то написать, даже начала один проект, но он двигается так, словно я улитка, хотя раньше я могла навоять одну главу за пару часов. Потерялась та тонкая грань, когда я писала то, что приходило в голову, не особо заморачиваясь что-то придумывать. Оно само рождалось в голове и выливалось в строчки и рассказы.
Но все заканчивается. Я жалею об этом. И горюю до сих пор. Я не смогла её сохранить. Не уберегла от жестоких и эгоистичных людей. Но жизнь идет, время капает, и быть может, скоро на прилавке вы возьмете в руки мою книгу, и когда будете её читать, узнаете в стиле, в словах что-то знакомое. Но так и не сможете вспомнить, откуда же эта ностальгия. И если это чувство посетит вас, это будет большой наградой той пятнадцатилетней девочке, что начала писать так яростно и с наслаждением...
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 20 июля 2015 г.
Нова Наэр 20:57:08
Запись только для меня.
пятница, 16 августа 2013 г.
Бабочка (8 и последняя) Нова Наэр 16:42:46
 Спасибо большое МиланаIМилаIАверман­... Благодаря ей я таки собрала воедино с первой по последнюю главы бабочки))) Ещё раз огромное спасибо!!!

­­

CENTER]8[/CENTER]

Подробнее…Гаара, с грацией, свойственной только ему, сел на диван, пригубив вина из бокала. Я же стояла напротив него, наблюдая. Он разглядывал меня как хозяин, придумывая наверно, что можно со мной сотворить.
- Раздевайся.
Я на миг оторопела, но потом послушно стала снимать с себя кофту.
- Нет, медленно, со страстью.
- Я не стриптизёрша!
- Меня не волнует!
Прикусив язык, я стала медленно стягивать лёгкую кофточку, потом юбку, когда дошла до лифчика, остановилась.
Гаара прищурился, как бы спрашивая, почему я остановилась. Но мне хотелось провалится сквозь землю. Я не могла на него смотреть, опустив глаза в пол я спустила одну лямку лифчика, затем вторую, наконец расстегнув его и скинув с себя.
- До гола, - Гаара сидел с видом собственника разглядывая мою грудь, скользил голодным взглядом по животу, натыкаясь на всё те же ни в чём не повинные трусы. Я помахала головой в знак отказа. Не собираюсь так унижаться. Ладно, я делала это не раз, и не только это, но если я сниму перед ним последнюю одежду, значит я ему подчинилась. А я не подчинилась! Я делаю это для Жана!
Гаара отставил бокал, и подошёл ко мне. Сначала он погладил меня по щеке, спускаясь на шею, по груди на талию, вниз, где двумя пальцами зацепился за краешки трусов и спустил из до конца, легонько чмокнув меня в живот. По моему телу пробежала дрожь и я схватилась за его плечо. Он улыбнулся, продолжая покрывать мой живот поцелуями, держась руками за бёдра. Он гладил мои ноги, так легко и так возбуждающе. Затем стал подниматься выше, к груди, положив одну руку мне на спину. не позволяя отстранится.
- Нравится?
- Нет, - тщетно простонала я, хватаясь за его рубашку, когда он в очередной раз провёл языком по соску.
- Не верю.
Гаара принялся посасывать его, вырывая из моего рта стоны наслаждения. Я чувствовала на своей коже его горячее дыхание, ощущала прикосновения его рук к моей горячей коже, чувствовала этот его ни с чем не сравнимый запах, сводящий с ума.
Оторвавшись от груди, он стал цепочкой лёгких, как взмах крыльев бабочки, поцелуев подниматься к моей шее, оставив на ней несколько сильных и страстных поцелуев, поднявшись к уху. Он укусил меня за мочку, лизнув её, тихо прошептав:
- Я заставлю тебя желать меня. Ты придёшь ко мне и будешь умолять взять тебя. Ты будешь хотеть меня так сильно, что тебе и не снилось.
А потом поцелуй. Томный, страстный, сводящий с ума...
Когда нам обоим стало нечем дышать, Гаара отстранился, повернув меня к себе спиной. Он поцеловал основание шеи, захватив в обе руки мои груди, стал нещадно мять их, дразня соски. А потом поцелуи. Море, море поцелуев! Он расцеловал каждый сантиметр моего тела, обдавая жаром своего дыхания. И всё что могла делать я - это стоять, позволяя ему делать всё что он захочет, издавая громкие, протяжные стоны.
- Где ты была?
Я устало плюхнулась на диван, закинув ноги на спинку.
- Где я только не была...
- Я требую объяснений, Лиа! Мне сказали что ты уехала с Собаку. Как это понимать? Что, опять в старый бизнес потянуло? - Жан кричал во весь голос, чуть ли не начав бить посуду и мебель. Боже, как баба!
- Я тебя спасала.
- Это не оправдание!- Ну вот, бедная вазочка!
- Прекрати истерить! Хочешь лишиться всего только из-за своей гордости?
- Я тебя купил, и ты принадлежишь мне!
- Ах вот мы как запели! Значит все признания в любви, все эти разговоры, что прошлое в прошлом, что ты никогда не заикнёшься об этом были лишь ложью? - Я подорвалась с дивана, посмотрев на него полным ярости и обиды взглядом. - Я могла оставаться и в преть на той работе, там меня хоть не упрекали и не стыдили! Да, Жан, я проститутка! Я ей была, есть и останусь навсегда, пока все меня так воспринимают!
Ну вот. Снова эти предательские слёзы! Но я не могу их унять, закрыв лицо руками, убегаю наверх в свою комнату. Хотя...
Кого я обманываю, нет здесь ничего моего. Даже Жан, и тот меня купил...
Уткнувшись в подушку продолжаю рыдать. Слышу как распахивается дверь и влетает Жан.
- Я ещё не закончил! Ты унижаешь меня при людно, потакая этому молокососу! Что, между ног загорелось? Так давай я тебе вставлю и всё пройдёт!
При этих словах у меня внутри всё загорелось. Я вспомнила ласки Гаары, его вкрадчивый бархатный голос, его запах.
- Не смей так говорить! Ты меня кажется в невесты брал а не шл*ху покупал!
- Да нет, шл*юху два года назад как раз купил!
Я не выдержав подскочила к нему и дала пощёчину. Но заметив, как он разозлился, отскочила от него, пятясь назад.
- Значит так ты со мной. Я тебя из этого д*рьма вытащил, а ты значит пощёчину. Что, унизил тебя? А ты? Как ты поступила, поехав с ним? У меня тоже терпение не безгранично, Лиа, мне осточертело это терпеть. Я тебя купил, и ты должна слушаться меня, как собачка, поняла?
- Ни за что. Уж лучше я буду втоптана в грязь Гаарой. Он хоть прямо говорит свой отношение ко мне. Не то что ты.
- Тогда уматывай к нему.
- Что?
- Что слышала! - Жан принялся собирать мои вещи, срывая их с вешалок, разворошил комод, швыряя их в меня. Нет, я так больше не могу. Хватит!
Пробежав мимо него, я схватила ключи от машины и выбежав из дома, завела свой чёрный порш, надавив на газ.
Ночной Париж - зрелище неописуемое. Всюду гуляют парочки, светятся огнями вкусно пахнущие кафешки. И Эйфелева башня.
Я сижу на лавочке на мостовой, наблюдая как сверкает это чудо света. Тёплая звёздная ночь. Вместо алкоголя я купила горячий латте с пончиками и сижу их жую.
Не могу никак понять, что же происходит. Если честно, сейчас хочется прибежать к Госпоже, к моим девчонкам, обнять их, посидеть повеселится, как раньше. Мы были как семья, пока я не пленённая безнадёжными мечтами и обеспеченным французом не покинула их. Как они там? Я так соскучилась.
И Гаара... Так хочу увидеть снова того заботливого Гаару, который откачивал меня той ночью. Той ночью... когда я в него влюбилась...
Да даже если он такой гад и сволочь как сейчас, я всё равно хочу к нему. И не потому, что безумно желаю, а потому, что безумно люблю. Хочется обнять его, уткнувшись в шею, вдохнуть его запах, зарыться пальцами в его красные волосы. Услышать его голос, увидеть его улыбку. Пускай даже это будет просто ухмылкой, но главное чтоб его...
По щекам потекли слёзы, но я не утруждаюсь смахивать их с лица, продолжаю жевать пончик, запивая кофе. Лёгкий тёплый ветерок остужает горящие щёки, до ушей доносятся голоса чаек, устроившихся где-то неподалёку. Так хорошо, но и так плохо... Болит сердце, ноет от тоски и непонимания.
- Боже мой, Гаара, как я хочу к тебе...
- Неужели?
Я чуть не дожёванным пончиком не подавилась! Оглянувшись увидела озадаченного Гаару. Он был не в костюме, а в обычных джинсах и футболке. Он присел рядом на лавочку, взяв из моих рук латте и отпил немного.
- Пончики ещё остались?
- Неа, - немного срывающимся голосом ответила я, вытирая слёзы.
- Погоди. Он подскочил, выудив из припаркованной рядом с моей машины пакет с пончиками и кофе.
- Тоже латте любишь?
- Ага. А с чем пончики?
- С шоколадом. А разве моделям можно пончики?
- Надоело питаться травой.
- Так уйди из модельного бизнеса.
- Куда? Хотя... я и так скоро из него уйду.
- Почему?
- Больше не хочу видеть Жана. Да и он меня наверно тоже. Мы поругались, - пояснила я, откусив пончик, из которого потёк ещё горячий шоколад, скатившись капелькой по моему подбородку. Гаара, засмеявшись, вытер её, облизав палец. Он сейчас был таким не таким, что мне снова захотелось плакать. У меня задрожали губы и полились слёзы. Но Гаара, снова улыбнувшись, вытер их, поцеловав в лоб.
Наконец, еле дожевав пончик, я посмотрела ему в глаза:
- Что это значит? Это твоё странное поведение?
- Странное? Обычное.
- Но не для меня! Ты всегда был таким...
Он поцеловал меня, заставив замолчать.
- Давай забудем, что было до этого?
- А потом ты выкинешь что-нибудь такое, после чего мне будет невыносимо больно!
- Нет. По правде. Давай начнём сначала.
- Почему? - Я не понимала ровным счётом ничего, что сейчас происходит. Что это значит? Почему он такой? Он задумал что-то?
- Понимаешь, все эти два года я думал только о тебе. И мне пришло в голову, что если я буду так с тобой поступать, то ты меня возненавидишь, и никогда не будешь со мной. Вот решил, измениться что-ли...
- Не понимаю.
- Ох, ну как это объяснить! - Гаара взлохматил себе волосы, прикрывая ладонями глаза. Он пытался что-то объяснить, но я никак не понимала.
- Короче, я типа... тебя, ну...
Он открыл глаза, посмотрев на меня.
- Короче хочу чтобы ты была моей.
- Хорошо.
- Что? - он округлил глаза, ожидая пламенных речей в духе: ты такой гад, такой козёл, ты мне столько всего плохого сделал, да я никогда с тобой не буду! А тут.. Хорошо. Что значит хорошо?
- Хорошо.
- Это я уже слышала.
- Знаешь, я ведь от тебя ашь в Париж сбежала, но и тут ты меня достал. Так что логичней будут больше не убегать а быть с тобой. Так хоть далеко ходить не надо чтоб сделать мне пакость.
- Я не собираюсь делать пакости.
- Ты врёшь.
- Я правду говорю!
- Не верю!
- Боже! Ладно, не веришь, не надо. Всё! Забудь что я говорил! - Он подскочил и побежал к машине. Я рванулась за ним, вцепившись сзади. Он тщетно пытался убрать мои руки, но это у него не получалось. Или он просто не особо этого хотел...
- Не уходи... Я не могу больше делать вид что ничего не происходит. Я люблю тебя, Гаара, даже после всего, что ты сделал. Даже если ты столько же сделаешь! Я люблю тебя.
- Там пончики ещё с кофе остались. Пошли доедим что ли?
- Пошли.
И он взяв меня за руку повёл обратно на лавочку.
Так мы до самого рассвета сидели с ним на той лавочке. Болтали, смеялись, целовались...
И всё было так хорошо. Наконец всё было хорошо!

Рассвет поднимался над Парижем, освещая своими розовыми лучами парочку, которая просто сидела в обнимку на лавочке. Они просто сидели рядом, наслаждаясь друг другом. Впереди у них ещё много всего. Всего хорошего, разумеется! Но это уже друга история. История о том, как они вернулись в Японию. Как Гаара предложил ей выйти замуж. Как Лиа, которая навсегда для него останется Бабочкой, родила ему сына. А потом и дочь. А потом ещё одного сына!
Эта другая история, о том, как они обрели счастье. А ведь начиналось всё так ужасно. Но... Вот секрет времени. Оно заставляет людей переосмысливать свои поступки и в одну секунду менять как их характер, так и жизнь...


Категории: Гаара
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
среда, 7 августа 2013 г.
Бабочка (5-7) Нова Наэр 16:27:24
 ­­

К сожалению, это всё что я нашла у себя в закромах. Конец я так и не нашла((( Печально(( Хотя, если кто-нибудь хоть примерно помнит чем закончилась Бабочка, прошу писать мне, буду восстанавливать!))

Подробнее…
5


Обычные дни в школе. Тоска зелёная. Учитель что-то рассказывает, но его мало кто слушает. Я же просто разглядываю небо. Синее, без единого облачка. Погода прямо противоположна моему душевному состоянию. Мысли крутятся возле одной темы, всё больше погружая в депрессию. Он просто купил меня. Вот так просто. А теперь даже не замечает меня. Буд-то меня и нет вовсе. Саске с Саем лишь ехидно ухмыляются, и только Наруто улыбается как всегда. Он конечно тоже козёл, но на него почему-то трудно злиться.
Звенит звонок, и я отправляюсь на улицу. Свежий воздух, слегка прохладный ветерок, пачка апельсинового сока в руке – жизнь прекрасна! Наверно…
Гуляю вокруг школы, совершенно ни о чём не думая, выгоняя из головы все ненужные мысли. Однако, свернув за угол, натыкаюсь на не очень приятную картину.
В одном из укромных мест в школе, прижав девушку к стене стоял Гаара, жадно целуя её. Она не сопротивлялась, напротив, расстёгивала ему штаны.
Если честно, я потерялась. И что мне делать? Если двинусь, они меня заметят, а не двинусь, что, смотреть на это?
Однако из трудного положения меня вывел ровный, без эмоциональный голос.
- Хочешь посмотреть? – Гаара слегка повернул ко мне голову, тем временем как девушка спустилась на колени и полезла к нему в трусы.
Я подавилась возмущением. Развернувшись, просто пошла обратно, сделав вид что ничего не видела. Однако внутри всё перевернулось от ревности. Я просто задыхалась от злости, мечтая порвать их обоих на мелкие кусочки. Я неосознанно сдавила руку, и мой пакетик с соком лопнул. Я с грустью проводила последние капли, стекающие с моих пальцев. Жаль, там было больше половины. И вдруг небо стало не такое синее, и погода не такой тёплой, да и ветер не прохладным, а ледяным.
Я снова и снова прокручиваю в голове всё что происходило до той ночи. Почему он так поступил? Для чего вообще это ему было надо? Из-за того, что я не пала перед ним ниц, когда наткнулась ненароком? Но его поведение…странное. Он так легко меняет свой характер, что становится страшно. Ведь он был милым, заботливым, пусть немного грубоватым, но был же! Я совершенно ничего не понимаю.
На работе мне урезали зарплату на пару месяцев за моё поведение. Госпожа невероятно злилась, кричала громче, чем когда-либо. Сказала, чтобы я забыла о Собаку и больше не повторяла ошибок, что мне следует помнить, кто дал мне шанс на хорошую жизнь. Я молча выслушала её, со всем согласившись. В тот вечер я работала на автопилоте. Даже не помню, сколько у меня было клиентов.
О потом меня ошарашили одной новостью…

С того раза, как я видела Гаару с той девушкой, они менялись не раз. Почти каждый день новая, и все как на подбор стройные, красивые, но слишком доступные. Я усердно старалась ничего не замечать, пропуская мимо ушей колкости со стороны Саске. Оказывается, уже вся школа знала, что меня отымели. Девушки надменно смотрели на меня, хотя какого чёрта? Они же через пару часов оказывались под ним же! Ааа! Бесит!

Я медленно шла на остановку, смотря куда-то в пространство. Этот день был на удивление спокойным и тихим. Меня не окрикивали и не отпускали в мой адрес гнусные шуточки, не ставили подножки завистливые девушки, я не видела Гаару с другими…
Было тепло и солнышко щекотало кожу нежными лучами. Скоро каникулы, а значит мой отъезд. Мысленно я уже водрузилась на вершину горы из чемоданов, в платьице от Chanel и лодочках Manolo Blahnik. На голове причудливые кудряшки и французский парфюм. Париж! Город любви и моды! Рассказать поподробней?
Один из моих клиентов – продюсер модельного агентства. Один из самых моих обеспеченных и влиятельных мужчин. Он уговорил Госпожу подписать контракт, в котором говорилось, что моя специальность менялась. Я прекращаю заниматься проституцией и начинаю модельный бизнес. Проценты от моей выручки будут отходить нашему заведению, вроде как я и не прекращала приносить прибыль. Госпожа сразу же согласилась. Она сказал, что желает мне иной жизни, что у меня есть возможность начать с нуля. Сказала, что все девочки для неё как дочки, и она желает нам только счастья.
Вот так я и отправляюсь в Париж! Не верится! Уехать отсюда, туда, где нет его.
А пока я медленно шла на остановку, не замечая ничего вокруг. Когда у человека хорошее настроение его трудно испортить. Но возможно…
- Чего такая счастливая? – Сзади послышался голос Гаары и я обернулась. Красив как всегда. Холоден и притягателен.
- А что, нельзя?
- Почему же? – Он подошёл ко мне справа, обвив рукой талию, и подтолкнул вперёд. Я попыталась стащить его руку, но он сильно сжал мой бок, пришлось стерпеть.
- Чего ты хочешь? Я сегодня не работаю, так что клиентов не принимаю. – Хмуро пробубнила я, недовольная его поведением. Что на этот раз ему в голову пришло? Он же сделал то что хотел! Так пусть отвалит!
Гаара многозначительно улыбнулся, теснее прижав меня к себе. Он ничего не ответил. Всё время что мы стояли ожидая автобуса, и он зашёл в него со мной, сел рядом, продолжая обнимать. Я что типа сейчас закричу «маньяк!» и убегу? Он молчал, и эта тишина действовала угнетающе.
- Почему ты это делаешь? – Я посмотрела ему в глаза, ожидая хоть в них найти ответ.
- Что это?
- Едешь со мной! – Но его взгляд, как и голос не выражал никаких эмоций. Он закрылся наглухо в этой броне безразличия.
- Хочу и еду, - Повисло неловкое молчание, ну, по крайней мере, оно было таковым для меня.
Его рука, лежащая на моей талии, была тёплой. Он слегка поглаживал её, от чего по моему телу пробегали мурашки удовольствия. Сейчас хотелось мурлыкать как кошке, прижаться к его груди и забыть жестокую реальность.
- Похоже, ты сам не знаешь, что делаешь. Что, эти одноразовые девушки надоели?
- Они как бабочки-однодневки. Не такие красивые и не такие редкие. Облепляют со всех сторон, только выбирай. Хотя, в этом есть и преимущество: каждый раз новые ощущения. Хотя, не такие сильные и фееричные как с тобой.
От такого потока слов я ашь замерла, слушая его странные речи. Гаара продолжал смотреть вперёд, однако его рука всё плотнее прижимала меня к себе.
- Я тебя не понимаю, - Мои мысли путались, накатила вселенская усталость, хотелось сию минуту завалиться в кровать и уснуть. Но его тепло, нежные движения пальцев на моём боку, запах его парфюма, всё заставляло сердце сжиматься.
- Я тоже себя не понимаю, - Гаара повернул ко мне голову, наклонился и поцеловал в шею. Я подпрыгнула на месте, пытаясь отодвинуться от него. Но он продолжал меня прижимать, уткнувшись носом в мою шею и положил вторую руку мне на ноги.
- Прекрати это! Я больше не поведусь на провокацию! – Я стала повышать голос, и на нас стали озираться другие пассажиры. Гаара выпрямился, убрав руку с моих ног. Однако ту, что была на талии, поднял на плечи и принялся накручивать на палец пряди моих волос. – Знаешь, ты ведёшь себя очень странно. Что происходит?
- Не знаю.
- Садистские порывы?
- О чём ты? – Его бархатный голос звучал почти сонно и отстранённо. И это выводило из себя.
- Тебе так нравится причинять мне боль?
- Нет. Больше нравится доставлять удовольствие.
Господи! Что он мелет? Он что думает, так поступив со мной, может теперь говорить такое?
- Мне плевать, что тебе там нравится, просто отстань от меня! Я больше не хочу иметь с тобой дело! Понял.
- Тише ты! – Наконец он проснулся! Повернувшись ко мне, он убрал руку с моих плеч. Его бирюзовые глаза заставляли бабочек порхать в животе. И снова накатили воспоминания о той ночи, когда я напилась, о его заботе и нежности, потом та ночь, когда мы были вместе… У меня в горле встал ком. Я быстро отвернулась, чтобы не заплакать прямо у него на глазах. Но надо взять себя в руки и отпустить эти чувства. Скоро он уйдёт из моей жизни. Нужно забыть его.
Тогда, почему бы на последок не… Нет, ни в коем случае! Будет больно, очень больно. Я буду вспоминать его, наш последний раз, его запах, тепло, ощущение его крепкого тела, его взгляд, голос…
Я не сдержалась. Слёзы покатились по моим щекам, падая на белую блузку. Сердце разрывалось на куски, а мысли просто в бешеном потоке роились в голове, не давая успокоиться.
- Ты что, плачешь? – Как по сердцу ножом. Его гол совсем рядом, вот он, возле уха. Его рука обвивает меня за живот, как бы успокаивая. С чего он вдруг такой добрый?
Я не ответила, просто закрыв лицо руками, не позволяя ему взглянуть на меня. Нет, не хочу его видеть, ни сейчас, ни когда либо!
Открылись двери автобуса, и не особо раздумывая, я вырвалась из его рук и выбежала.
Я слышала, как он кричал, чтобы я остановилась, но не сделала этого. Повернувшись, я смотрела, как он уезжает на автобусе. Перед ним закрылись двери, и он просто стоял и смотрел на меня, упершись руками в створки дверей. Его взгляд выражал столько эмоций, что я просто не могла их всех расшифровать. Но три я точно поняла: тоску, безнадёжность, боль…
Ну вот и ты их почувствовал. Приятно, любовь моя? Мне тоже не сладко…
Я наблюдала, как он уезжает от меня в этом автобусе, провожая взглядом. Слёзы текли ручьями, но я не могу их остановить. Что мне делать? Как быть?
Забуду. Я забуду его, там, в Париже. Где нет его. Но до конца учебного года осталось две недели…
Я медленно пошла, не разбирая дороги. Достала из кармана телефон и сигареты. Закурив, набрала номер моего французского доброго феи-крёстного.
- Жан, Лиа. А не получится уехать раньше? У меня возникли некоторые проблемы.
Его мелодичный голос, с лёгкой картавостью и хрипотцой так явно контрастировал с бархатом голоса Гаары. Но это было даже приятно. Он что-то защебетал на своём французском, но явно было слышно ,что он рад моей просьбе.
- Конечно, Cheri!Всё для те6я! Я завтра заеду за тобой!
- А школа?
- А сначала в школу, потом за вещами! Я так рад, моя ненаглядная! Мне не терпится показать тебя этим напыщенным толстосумам! Пускай посмотрят, какой я бриллиант здесь нашёл! – Он болтал без умолку, прогоняя ненужные чувства, навевая настроение перемен. С стало легче. Намного легче!
Да, я трусиха. Да, я убегаю. Убегаю от себя. И я знаю, что придётся трудно, но ведь без трудностей неинтересно жить, правда?

Увидев Бабочку с каким-то блондином, Гаара не особо удивился, так как знал, где она работает. Однако когда их пошла провожать к машине директриса, он напрягся. Всё это было донельзя странным. Бабочка выглядела счастливой, какой не была никогда. И почему-то на Гаару накатила тоска, когда он наблюдал из окна, как его некогда игрушка, садится в дорогое, как и этот француз, авто и уезжает.

На следующий день её не было. И на следующий тоже. И через неделю и две. Она исчезла, как сон. Буд-то и не было её вообще. Однако сердце Гаары подпрыгивало каждый раз, когда открывалась дверь в класс.
- Сенсей? – Он поднял руку, что не делал никогда в принципе, от чего весь класс в ожидании, и с каким-то трепетом замолчал. – А где Асано Лиа? Её не было на церемонии закрытия. И вот уже вторую неделю нет.
- А я вам не говорил? – Он почесал затылок. – Простите! Она уже давно во Франции ,строит свою жизнь на поприще модели!
От этих слов у Гаары внутри всё перевернулось. Он впал в ступор. Как во Франции? Но…
Он вспомнил француза, её счастливое лицо…
«- Ясно, значит вырвалась из этой бардельной трясины…»

Трап самолёта, платье от Chanel, туфли Manolo Blahnik, французский парфим и игривые кудряшки. Меня ведёт под руку мой француз, который просто не может оторвать от меня ни глаз, не рук. Нас встречает человек пять из обслуживания и стоит роскошный белый лимузин.
- Это сказка, да? – Я не могу поверить ,что это реально. Смотрю на моего Жана, он лишь лучезарно улыбается, нежно шепча:
- Я мир брошу к твоим ногам, если ты будешь моей. Я безумно люблю тебя, моя Бабочка…
И вдруг, даже через ослепительную улыбку, можно было заметить гримасу боли, но лишь на мгновенье. Минутная слабость, так сказать. Больше я такого себе не позволю.
- Всё возможно! – Я поцеловала его в уголок губ, затем быстро развернулась и прокричала:
- Ну здравствуй, Париж! Я иду!
Счастье подобно бабочке. Чем больше ловишь его, тем больше оно ускользает. Но если вы перенесете своё внимание на другие вещи, оно придет и тихонько сядет вам на плечо.


6


Гаара монотонно переключал каналы. Они всей своей шайкой-лейкой собрались дома у Наруто, смотреть матч по футболу. Уже было закуплено пиво и приготовлены чипсы. Саске ходил попятам за Наруто и нудил, что тот делает всё в последний момент. Неджи доставал бокалы, а Сай уплетал орешки в сторонке. Гаара же примостился на диване, бесцельно щёлкая каналы. С окончания школы прошло два года. Вот им уже по девятнадцать. Почти все работают. Почти потому что то, чем занимается в компании Наруто трудно назвать работой. И вот только в такие вот субботние вечера им удаётся отдохнуть.
Канал за каналом Гаара переключал с безразличием и скукой, пока…
На одном из каналов промелькнуло знакомое лицо. Он быстро переключил назад.
По подиуму, под прицелом сотен камер и стольких же зрителей шла она… На ней было длинное красное платье в пол, без лямок, длинные волнистые волосы и томный взгляд из под пышных ресниц. Гаара не мог отвести глаз от экрана. Он забыл обо всём на свете, наблюдая, как она поворачивается и уходит обратно. Однако через пару секунд возвращается в обнимку с тем самым французом, которого некогда видел Гаара.
Вокруг телевизора уже собрались и другие парни, не веря ни глазам, ни ушам. Там, на экране, этот самый француз стал на колено и протянул их Бабочке коробочку с кольцом. Та заулыбалась и подала руку. Мужчина с восторгом надел ей на палец кольцо. Зрители зааплодировали и кричали поздравления, а парочка под рёв толпы удалилась. Всё это происходило под молчаливым и пристальным надзором парней, которые просто были в шоке.
- Н-народ, так это ж…
Наруто тыкал пальцем в монитор телека, пихая локтем Саске.
- Она стала моделью, здорово, - Сай как всегда был невозмутим, снова натянув фальшивую маску. Неджи искоса взглянул на Гаару. Тот сидел мрачнее тучи. Он сжал пульт с такой силой, что по нему пошли трещины.
Кажется, футбол на сегодня отменяется.
Гаара поднялся, схватив бутылку пива, сигареты и ключи и ушёл, не сказав ни слова.
- Может за ним пойти, мало ли? – Наруто проводил друга взглядом. Все эти два года Гаара не мог забыть Бабочку. Все его девушки были чем-то похожи на неё: цвет волос, стрижка, цвет глаз или голос, смех. Это превратилось в манию, пока самого Гаару не начало тошнить от этих подделок. Тогда он впал в депрессию. Только это не та депрессия, что бывает у нормальных людей. Его депрессия вылились в миллионные доходы компании его отца. Гаара полностью ушёл в работу, порой забывая обо всём. И тут такое. Мало того, что она объявилась спустя два года, так ещё и помолвлена оказывается. Да, для Гаары это шок.


Я медленно брёл по улице, попивая пиво. Всё кругом светилось и раздражало. На улице праздник, а у меня трагедия. Я свернул в более тёмную и мало оживлённую улицу, наконец, спокойно вздохнув. Закурил. Дым приятно пробежал по лёгким, даря какое-то странное облегчение. Значит выходит замуж…
Я пнул валяющуюся под ногами банку с такой силой, что та, ударившись о мусорку, образовала там вмятину.
- Чёрт!
Внутри всё кипело от злости и ревности. Я всей душой ненавидел её. Какого чёрта она улетела?
Хотя я и самого себя не понимаю. Ведь это было лишь игрой, временное развлечение. Она была такой гордой и несгибаемой, что мне захотелось поломать её. Но как оказалось, она поломала меня. Моя Бабочка, как она и сказала, не превратилась в гусеницу, а так и осталась прекрасной, и продолжает свободно порхать. Там, в Париже, там, где нет меня. Я наверно был для неё как нарыв, от которого она могла избавиться только радикальными методами. И она это сделала.
А я… Я возомнил себе, что она падёт к моим ногам, будет умолять меня быть с неё, будет биться в истерике, моля принять её. А я буду принимать и кидать её, чтобы помучить, ведь она будет сходить по мне с ума. Но она оказалась другой. Той, что для меня недоступна. И я не о теле говорю, о душе, которую она бережёт, укутав в кокон, далеко-далеко, где её никто не потревожит.
Но ведь рано или поздно из кокона должна вылезти бабочка…
У меня были девушки после неё. Много. Но ни одна не смогла подарить того, что подарила она. Желание обладать ей, и это чувство, когда ты получаешь то, чего так сильно хочешь.
Хотя всё могло быть иначе, поступи я тогда по-другому. И она была бы со мной. Но нет, я решил повыёживаться. И вот результат.
Снова вывернул на шумную улицу, выкинул пустую бутылку из-под пива. Всё вокруг горит и сияет, и в самом центре, там, где ярче всего, висит огромный плакат моей Бабочки. Она улыбается с него, и её глаза сияют счастьем.
Счастье, да? Тогда я тебе его поломаю…

Частный самолёт опустился на посадочную площадку. Открылись двери и оттуда вышел молодой парень в строгом чёрном костюме, идеально сидящим на крепком, сильном теле. Он засунул руки в карманы и направился к подъехавшему автомобилю.
Из машины вышел мужчина, открыв перед ним дверь.
- Прошу, господин Собаку.
Парень сел в машину и когда она тронулась, на его лице отразилась довольная, но уж больно злобная усмешка. Он замыслил втоптать счастье одной девушки в грязь, заодно и её тоже, чтобы после этого, она точно приползла к нему, умоляя принять её…


- Дорогая! В этом платье ты прекрасна! – Жан в восхищении развёл руки, окидывая меня томным взглядом, - Все мои партнёры по этому делу будут поражены наповал!
- Что ты! По-моему, это платье довольно скромное.
Я оглядела своё чёрное платье, которое было чуть ниже колена и поднималось под самое горло, и пришла к выводу, что оно действительно великолепно. Поэтому и я в нём должна смотреться неплохо!
- А кто там будет?
- О, дорогая, я сам не помню всех их имён! Это же банкет, представь, сколько там народу!
Мой француз обвил мою талию руками, даря нежный поцелуй. Его прикосновения всегда были такими мягкими и нежными, будто он гладил не женщину, а кошку, и если мне что не понравится, то я его цапну или поцарапаю.
- В общем, я должна быть милой и улыбаться.
- Любовь моя, ты вольна вести себя как пожелаешь! Ты же не эскорт, ты моя невеста! – Жан возмутился, сердито на меня уставившись. – Ты всё никак не можешь забыть что было в прошлом? Ты больше не ночная Бабочка, Cheri! Ты известная по всему миру модель, которую боготворят!
- Не правда! Я ещё не так популярна!
- Ох уж мне эта твоя скромность! – мужчина притворно закатил глаза, беря меня под руку.
Возле шикарного двухэтажного дома стояла не менее шикарная машина, которая должна была отвезти нас на банкет Жана. Сам Жан просто светился от счастья, с того момента как я сказала «Да». И вот сейчас он будто сияет. Улыбка не сходит с его лица и глаза лучатся счастьем. Да и я тоже, вроде…счастлива. Хотя… Нет! Я счастлива!

7

Шикарный зал был полон гостей. Богато украшены столы, вокруг снуют официанты с подносами, предлагая шампанского. Я взяла один бокал, осушив его залпом. Меня не переставая расспрашивали о предстоящей свадьбе, не хотим ли мы завести детей, не прекращу ли я свою карьеру. Больше не могу! Это выше моих сил! Они наверно живут сплетнями!
Слава богу, что у Жана есть связи и он смог утаить тайну моего прошлого, иначе…
А вот и он. Странно улыбается, скорее кривится. Подходит ко мне и берёт за талию.
- Я хочу представить тебя кое-кому. Он очень влиятельный человек в бизнесе, не смотря на свой юный возраст. От того, понравишься ты ему или нет, может зависеть твоя карьера в будущем, учти. Будь почтительна и улыбайся.
Он тащил меня через толпу, а я всё гадала, кто же то может быть. Вообще мой новоиспеченный жених редко меня представлял, или даже наоборот прятал, а тут…
Мы пришли к балконам, где стояла толпа людей, с кем-то оживлённо разговаривая. Слышался смех женщин и одобряющие голоса мужчин. Когда мы подошли достаточно близко, толпа расступилась, позволяя нам увидеть таинственного незнакомца.
У меня перехватило дыхание, остановилось сердце и подкосились ноги. Жан чудом меня поймал, непонимающе и раздражённо уставившись на моё бледное лицо. А я не мигая смотрела как ухмылка открывает оскал белоснежных зубов, как бирюзовые глаза щурятся в дьявольской усмешке. Этого не может быть. Просто не может! Почему? Ну почему ты не можешь оставить меня в покое?
- Лиа, познакомься, это – Собаку но Гаара. Он…
- Я думаю, нет смысла ей рассказывать. Мы знакомы, да, Бабочка?
По моему телу прошли волны дрожи, руки затряслись. Я сжала ладонь Жана, и попыталась спрятаться за его спину. Гаара приехал не просто так. Он точно что-то задумал, и это что-то мне ничего хорошего не принесёт.
- Это было в прошлой жизни. Сейчас я вас совершенно не знаю, господин Собаку. И прошу, у меня есть имя.
В ответ ещё более приторная ухмылка. Он медленно оглядел меня с ног до головы, потом так же мелено подошёл. Жану это тоже похоже не нравилось, как и мне, поэтому он быстро поменял ситуацию.
- Может выпьем за встречу и новые знакомства, господа? Не будем заострять внимание на мелочах жизни, давайте веселиться, это же банкет всё-таки!
Люди загалдели и принялись искать выпивку. Я же воспользовавшись моментом шепнула жениху что выйду в дамскую комнату и удалилась. До туалета я бежала. Но видимо вывеска женский туалет, его не останавливала.
С грохотом захлопнулась дверь кабинки. Я больно ударилась затылком об стенку, и оказалась к ней прижата. Гаара нависал надо мной почти на голову. Он вырос… От него исходил до боли знакомый аромат, вперемешку с запахом сигаретного дыма и шампанского. Его лицо было до безобразия близко. Губы возле моих. И так захотелось снова почувствовать их на себе, попробовать на вкус, утонуть в поцелуе и забыть что есть вокруг.
Но я уже изменилась. Пусть немножко, слегка, но другая. И я этого не сделаю. Потому что знаю, что это будет концом всего, к чему я стремилась…
- Что ты хочешь?
- А разве не понятно?
- Нет.
Гаара приблизился настолько, что мне стало тяжело дышать. Он буквально вдавил меня в стенку. Его губы касались моих и заставляли трястись от возбуждения. Моё тело ещё не забыло его. Я попыталась отпихнуть нахала, но он оказался сильнее и не позволил даже шевельнутся.
- Если ты меня не отпустишь, я буду кричать.
- Я тебе не позволю.
- Зачем ты это делаешь?
- Хочу узнать, как отреагирует пресса, находящаяся на банкете, увидев, что я и ты выходим из одного туалета и растрёпанные. Представляешь, какая будет потеха?
- Это будет скандал!
- Ты чертовски права, Бабочка.
- Не называй меня так! Никогда! Всё в прошлом, слышишь? Оставь меня в покое, пожалуйста, Гаара! Я помолвлена, у меня хорошая работа, нова жизнь, но надо же было снова появится тебе…
Я закрыла глаза, пытаясь заглушить закипающую злость. Ну что ему надо? Почему он не может оставить меня в покое?
- Ещё ни одна женщина, которую я хочу не сбегала от меня. Ты первая, но будь уверена, это будет последним, что ты сделаешь наперекор моим желаниям. Я обещал поломать тебе крылышки, помнишь? Так вот забудь. Я полностью втопчу тебя в грязь!
И он начал рвать моё платье, чулки, он растрепал мои волосы и не смотря на мои крики никто не пришёл на помощь. Когда от моего платья остались лишь лохмотья, Гаара наклонился к моему зарёванному лицу и впился резким и очень больным поцелуем, оставляя сильный укус на нижней губе. А потом расправил свой галстук, расстегнул пару пуговиц на рубашке и ушёл.
Я не двигаясь сидела на полу туалета. По щекам текли слёзы. Скорее всего тушь полностью растеклась. Меня сотрясали рыдания, я закрыла рот рукой, давя желание зарыдать в голос.
Через пару минут в мою кабинку ворвался Жан. Он испуганными глазами смотрел как я корчусь на полу.
- Милая, что он сделал?
- Он хочет меня уничтожить, Жан. Понимаешь? Стереть в порошок моё счастье. Почему? Почему он это делает? Я не понимаю…
Жан легонько при обнял меня за плечи и стал гладить по голове. Он что-то говорил, но я его не слушала. В голове стояло только одно: «Я полностью втопчу тебя в грязь!»


- Нет, ну ты только посмотри! «Знаменитая молодая модель Лиа, ещё не успев выйти замуж за своего жениха, известного богатого бизнесмена Жана Дюма, изменила ему с молодым выдающимся японским миллиардером Собаку но Гаарой в туалете на банкете одной корпорации…» Как только наглости хватает такое писать?
Жан носился по комнате, махая газетой сегодняшнего числа. Я лишь безразлично смотрела за этим, потягивая кофе. Я знала, что это произойдёт, и была полностью готова. И это только цветочки…
- Не нервничай, это вредно.
- Как ты можешь так просто к этому относится? Они же…
- Жан! – я прикрикнула на него, после чего мужчина остановился, наконец, перестав метаться по комнате. Он не понимающе смотрел на меня. – Это их работа - из ничего раздувать новость глобального масштаба. К тому же это Гаара подстроил, поэтому не удивительно, что всё разошлось так быстро.
- Но…
- Жан, - я поднялась с дивана и пре обняла его. – Просто не думай об этом.
Он лишь грустно вздохнул, и, поцеловав меня в щёку, уехал на работу. У меня же в двенадцать должна была быть съёмка для журнала. Я нехотя потащилась собираться…


Я сидел и довольно наблюдал, как синеет, бледнеет и зеленеет Бабочка. Она пытается скрыть свою ярость, отвращение и ненависть, но у неё это плохо выходит. Она пытается позировать фотографу, но моё присутствие ей сильно мешает.
- Да что с тобой сегодня?! – фотограф возмущённо развёл раками. – Просто невозможно работать! Соберись, Лиа!
- Простите, но я не понимаю, почему ЭТОТ человек должен присутствовать?
- Он главный спонсор, и его желание – закон! Давай, детка, работай! Начинай уже работать!
Бабочка скрипнула зубами, но работать всё же начала. Я лишь сидел, наблюдая за тем, как она меняет позы, изучал изгибы её тела, уже представляя, что я могу с ней сделать. Я снова хочу её, но эта атмосфера…охоты, возбуждает ещё сильнее.
Её пухлые губы, необычный разрез глаз, рыжие локоны и округлости в купе с природной изящностью и грацией делают её до чёртиков красивой. И как представлю, что её жизнь и её счастье зависят т меня… Даже секса не надо!
-Всё, мы закончили. Ну ведь можешь, когда захочешь! – Фотограф поцеловал Бабочку в щёку и ушёл к другим работникам съёмочной площадки. Я же направился к недовольной и сердитой девушке.
- Отлично смотришься, не зря я в тебя деньги вкладываю.
- Больно надо. Что на этот раз задумал? Публичное изнасилование?
- Нет, что ты! Я же не сумасшедший!
- Тогда?
- А ты знаешь, что если я захочу, то твой жених станет нищим?
Она обречённо вздохнув потёрла виски.
- Что ты хочешь от меня?
- Я уже говорил.
- Что ты хочешь чтобы я сделала, чтобы ты не трогал Жана?
Хммм… Заманчиво…
- Тогда переодевайся и мы кое куда поедем.
- Куда?
- Узнаешь…

Когда дверь красного Порше закрылась за мной, я поняла, что попала. Ведь гарантии, что он сдержит слово, нет. А вот факт того, что все видели, как я села к нему в машину и куда-то поехала есть. Боже, куда я вляпалась на этот раз?
Мы приехали куда-то за город. Небольшая, но довольно дорогая вилла встретила нас тишиной и темнотой. Гаара включил везде свет и пошёл за вином. Я огляделась. Всё довольно мило и уютно.
Того что будет я не боялась. Я привыкла торговать собой. Если это спасёт Жана, я согласна продаться ещё раз. К тому же это Гаара. И почему-то страха я не чувствовала совсем, только восторг и возбуждение.
Всё-таки я продажная тварь…



Категории: Гаара
комментировать 12 комментариев | Прoкoммeнтировaть
суббота, 3 августа 2013 г.
День Святого Валентина (7-8 части) Нова Наэр 09:31:31
 ­­

Подробнее…
7 часть

Рин, укутавшись в одеяло, сидела на кровати Темари и смотрела на стену. Может она зря вспылила? Ну какая муха её укусила!? Ляпнула глупость не подумав. А теперь что делать?
И всё же она сказала то, о чём много думала. Он всё время хочет близости, не особо увлекаясь романтикой. А ей хотелось бы погулять за ручку, сходить в кафешку, поесть сладостей, просто быть рядом. Не сопровождая это «рядом» движениями взад-вперёд, ну или вверх-вниз…
Рин откинулась на спину, теперь сверля взглядом потолок. И что они будут делать, когда она уйдёт? Почему его это не волнует? Девушка себе все мозги уже вынесла думая об этом, ища решение. Но ведь что она может? Она простой джонин…
В дверь тихо постучали.
- Войдите. – Из-за двери показалась растрёпанная красная макушка. Гаара как-то неловко сел на край кровати, не смотря в глаза Рин. Он просто сидел так с минуту, сложив руки на коленях. Это выглядело забавно, видеть его таким, и Рин, не удержавшись, хихикнула.
- Что я смешного сделал? – Наконец он взглянул на неё. В его глазах был виден хаос из эмоций и чувств, приправленный чувством вины.
- Прости, просто ты был таким милым. – Рин снова уставилась в потолок, ожидая следующего шага Гаары. Она обижена, и не собирается мириться первой.
- Рин.. я понятия не имею, как себя вести. И если… своим напором я тебя обидел или испугал – прости! – Он говорил это, внимательно рассматривая кисти рук. Но тут на его плечо легла тёплая рука и Гаара слегка расслабился. – Мне казалось, что тебя всё устраивает. Я исправлюсь, но… я не знаю как.
- Просто будь рядом. Просто. – Она обняла его за плечи, утыкаясь носом в его шею. И жизнь снова наполнилась смыслом! По телу пробежала приятная дрожь и разлилось тепло. Хотелось смеяться и плакать, просто так, от счастья. – Давай сегодня будем просто валяться на кровати, и ничего не делать.
- Тогда может пойдём на мою кровать? Врятли Темари обрадуется если мы займём её комнату.

(От лица Гаары)
Около получаса мы просто лежали. Я на подушке, закинув руки за голову, а она на моей груди. Рин всё время что-то говорила, но в детали я не вдавался. Казалось, что я сплю. Приятная нега и запах её волос дарили блаженство, от которого хотелось нарушить обещание. Но я держал себя в руках, не давая похоти взять верх над чувствами.
И вот только теперь я понял, о чём она говорила. Рин встала с меня и кровати, направившись в туалет. Она кинула что скоро вернётся и просила не уходить. А я осознал, что лежать одному на этой кровати без приятной тяжести на груди тоскливо. Стало снова одиноко и холодно, будто вернулись дни того прошлого. Прошлого, к которому я не хочу возвращаться. Рядом с ней я чувствую себя живым и нормальным, таким как все. Особенность конечно хорошо, но только когда она в меру. Ведь если ты отличаешься от других, они отдаляются, и, в конце концов, ты остаёшься один.
Примерно через месяц, она уйдёт, а когда вернётся не известно. Что я буду делать без неё? Да я от тоски за неделю умру! Или сойду с ума. Нет, лучше умереть…
И вот Рин вернулась. С мягкой улыбкой и теплом в глазах. Она до сих пор смущалась. Ну разве не мило?
- Я люблю тебя. – Если честно, случайно вырвалось. Подумал в слух. А вот Рин этого хватило чтобы залиться краской.
- Неожиданно! – Она села рядом, повернувшись спиной. Нет, так не пойдёт!
Я поднялся, обхватывая её талию и притягивая к себе. Когда её спина тесно прижалась к моей груди стало лучше.
- Чего неожиданного? Я ведь это уже говорил.
- Да, но я только вышла из туалета, а тут такое… - Она взволнованно взглотнула, ощущая моё дыхание на своей шее. Поёрзав попой по покрывалу, она повернула голову ко мне и поцеловала. А как же «просто полежать»?
Я отстранился, вопросительно заглядывая в её сводящие с ума глаза. Она опустила пушистые ресницы и облизала губы.
- Но хоть поцелуи-то можно. – Прошептала она, ложа ладошку на моё плечо. Тело отреагировало само, сокращая мышцы. Рин улыбнулась, приближая лицо к моему и становясь на колени, второй рукой облокачиваясь о кровать. Нет, ну как понять этих женщин?
- По-моему это ты хотела просто побыть вместе. – Я усадил Рин к себе на колени, заводя её ноги себе за поясницу, и поцеловал ямочку между ключиц.
- Да, но… Когда ты рядом моё тело живёт своей жизнью, и оно требует ласки. – Она краснела как ребёнок, но всё равно продолжала говорить и гладить мою спину. Боже! Я даже через водолазку ощущаю её горячие руки. А губы находились в опасной близости от моих и продолжали шевелиться. Рин что-то говорила, но биение моего сердца, стоящее в ушах заглушало её слова. Я медленно приблизился и поцеловал уголок её рта. Затем другой и поцеловал нос. Снова опустился к губам, еле касаясь их. Она открыла ротик, жадно вдыхая воздух и заёрзала на мне. Подняв руку с её талии, я распустил её волосы, зарываясь в приятную прохладу шёлка. Они упали до самой поясницы, дотрагиваясь и до второй руки.