Нова Наэр
Где капля счастья тонет в море горя...
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Нова Наэр > Дискуссии (время и автор последних комментариев у дискуссий, в которых Вы принимали участие)


Показать дискуссии: мои / друзей / все вместе
кратко / подробно
вторник, 5 апреля 2016 г.
 Нова Наэр 6 декабря 2015 г. 14:17:23

Рано или поздно все умирает...

i19.beon.ru/16/47/1544716/69/120870269/mSf9QUO5QQM.jpeg Этот пост будет о том, что когда-то, маленькие восторженные дети умирают в ком то из нас. Те создания, которые видели все иначе, у кого фантазия работала как вечный двигатель, и творили они взахлеб, не вспоминая про время. Рано или...
еще...
­­

Этот пост будет о том, что когда-то, маленькие восторженные дети умирают в ком то из нас. Те создания, которые видели все иначе, у кого фантазия работала как вечный двигатель, и творили они взахлеб, не вспоминая про время.
Рано или поздно мы вырастаем из этого возраста. И тем, кто смог сохранить в себе этого ребенка очень и очень везет. Я не смогла. И чувствую огромную утрату, каждый день вспоминая те ощущения, которые та девочка дарила мне.
Когда я начала писать мне было пятнадцать. Ничего особо выдающегося в моей жизни не происходило, я начинала только узнавать о взрослой жизни и мне все казалось таким интересным и захватывающим. Я жила вымышленными историями, прогоняя их через себя и наслаждалась теми событиями, которых не было в реальности.
Я пишу все это, потому что до сих пор некоторые мне что-то пишут, просят скинуть какие-то из фанфиков,дописать незаконченную историю,а я не могу себя заставить.
Та девочка во мне умерла. Её задавили взрослая жизнь и появившиеся в моей жизни отношения. И знаете, что я вам скажу? Даже порой жестокие мои фанфы были куда приятней реальности. Эти мужчины сломали то самое дорогое во мне, что я лелеяла, чем гордилась. А они, парой резких рывков, выдернули меня из мира сказок и фантазий и больно удалили о землю реальную, не забыв при этом втоптать в грязь.
Время идет, я оправляюсь, переоцениваю ценности, учусь доверять и не подпускать плохих людей. Я взрослею, становлюсь на ноги, развиваюсь. Но той девочки больше нет. И я словно ношу траур несколько лет, и при воспоминаниях о том, как я писала сердце сжимается, и страшно даже открыть ворд. Я делаю попытки что то написать, даже начала один проект, но он двигается так, словно я улитка, хотя раньше я могла навоять одну главу за пару часов. Потерялась та тонкая грань, когда я писала то, что приходило в голову, не особо заморачиваясь что-то придумывать. Оно само рождалось в голове и выливалось в строчки и рассказы.
Но все заканчивается. Я жалею об этом. И горюю до сих пор. Я не смогла её сохранить. Не уберегла от жестоких и эгоистичных людей. Но жизнь идет, время капает, и быть может, скоро на прилавке вы возьмете в руки мою книгу, и когда будете её читать, узнаете в стиле, в словах что-то знакомое. Но так и не сможете вспомнить, откуда же эта ностальгия. И если это чувство посетит вас, это будет большой наградой той пятнадцатилетней девочке, что начала писать так яростно и с наслаждением...
19:50:20 Гость
Доброй тебе ночи)) Я не знаю тебя, и до этого момента не читала твоих работ, но они мне понравились. я не могу сказать,что я твой самый-самый фанат, но даже прочитав эти обрывки историй, твоих историй, я хочу сказать тебе спасибо) Спасибо,что писала, а может даже продолжаешь писать; спасибо за это...
еще...
Доброй тебе ночи))
Я не знаю тебя, и до этого момента не читала твоих работ, но они мне понравились. я не могу сказать,что я твой самый-самый фанат, но даже прочитав эти обрывки историй, твоих историй, я хочу сказать тебе спасибо) Спасибо,что писала, а может даже продолжаешь писать; спасибо за это время, но потраченное впустую;спасибо за те ощущения, которые ты подарила через свои истории.И,может я не понимаю того, что произошло с тобой, тех чувств, что ты испытала, но я точно знаю, что если у творческой личности случается беда, из этой беды его может вытащить только искусство. Я сама рисую, занимаюсь этим с детства.Знаешь, подумывала даже писать.Но, когда вместо романтической истории получалось нечто напоминающее книги по психологии и философии, решила забросить. Ведь это наверно не очень нормально для подростка, по крайней мере я так считала) Но сейчас могу спокойно писать эти так называемые "записки сумасшедшего". Я лишь хочу сказать, не считай что та девочка умерла, ее не убили, если только ты этого не захотела. Знаешь, в каждом из нас всегда, до самой смерти, будет жить этот ребенок. Только мы его можем убить, эта сила дана только нам и никому больше. Если ты думаешь что она умерла, то ты ошибаешься, просто ты усыпила ее, как бы странно это не звучала. Когда ты с семьей(а это не только близкие по крови люди, это еще те, кто в трудную минуту были рядом, иногда даже враги) она просыпается. Когда ты найдешь человека, предназначенного тебе, она снова проснется. Только не унывай, и никогда не думай о том, что маленькая ты умерла, она просто стала старше, умнее, мудрее...Это происходит с каждым, просто не все могут принять это и остаться такими же, только с уже взрослым складом ума. Я надеюсь, что ты поймешь- жизнь одна, ее нельзя тратить на всякие мелочи, которые не достойны твоего внимания. Их надо пропускать) Никто еще не возвращался после смерти, чтобы рассказать о второй жизни своей. Нам доводится жить всего лишь раз, так что советую научиться брать от жизни все)) И не унывай, все еще сложится, я обещаю)))
суббота, 12 июля 2014 г.
 Нова Наэр 1 августа 2013 г. 16:00:42

Бабочка (3-4)

i19.beon.ru/16/47/1544716/21/106004721/1295555040_rsrrs5.jpeg Продолжение моего фанфа Бабочка, которое ещё не выложила моя плагиаторша)) 3 - Приятно? – Его голос звучит возле уха, а рука нежно гладит талию, скользя пальцами по гладкой коже. Он опускается чуть ниже, оставляя цепочку нежных...
еще...
­­

Продолжение моего фанфа Бабочка, которое ещё не выложила моя плагиаторша))

3


- Приятно? – Его голос звучит возле уха, а рука нежно гладит талию, скользя пальцами по гладкой коже. Он опускается чуть ниже, оставляя цепочку нежных поцелуев на шее. Его руки гладят меня везде, но не прикасаются к самому главному. И это заводит ещё сильнее. От него пахнет дорогим парфюмом. Этот запах разносится по всей комнате, создавая кокон из его запаха. Всё тело Гаары источает тепло, обжигая мою голую кожу.
Сначала я хотела просто лежать бревном, но под его ласками всё больше разжигалась, уже забравшись под его майку. Эта тряпка стала напрягать, так что я стала стаскивать её. Но Собаку легонько отстранил мои руки и покачал головой, цокая языком.
- Нет, бабочка, сегодня голой будешь только ты, иначе я не выполню своё обещание.
- А я к этому и не стремлюсь! – В тон ему отвечаю я, гладя его по твёрдой груди, поднимаясь выше по шее, добираясь к его лицу. Глажу волосы на затылке, прикрывая глаза, наслаждаясь его тяжестью. Даже от осознания того, что именно под его весом так прогибается кровать, просто сносит крышу. Его плечи шире чем у остальных четверых, но за счёт того что он не особо высокий, не выглядит огромным. Из-под приоткрытых ресниц наблюдаю, как напрягаются его мышцы на руках, когда он наклоняется ко мне.
- Ты самая наглая девушка, которую я встречал. Но это даже ещё больше привлекает. Я сделаю тебя своей. Ты будешь принадлежать полностью мне, без остатка, - Горячо шепчет он мне, расцеловывая каждый сантиметр тела. И хочется, что бы это было правдой.
Таких чувств как сейчас я ещё не испытывала. Больше эмоций, чем при любом другом сексе, хотя Гаара даже не дотрагивался до промежности. Самое большее, что он себе позволял это посасывать соски. Собаку мучил меня наверно несколько часов, доводя до исступления, но каждый раз прекращал, видя, что я готова вот-вот кончить.
- А ты оказывается очень чувствительная. – Он улыбнулся мне, смотря на губы, прикоснулся к ним своими, но не целовал. Гаара ловил мои прерывистые вздохи и не сводил взгляда с моих глаз. Он просто лежал на мне, придавив собой, и облокотился на локти возле моей головы. Пальцами он играл с прядями моих волос. – Как ощущения?
Ощущения? Если не это ад, тогда что?
- Унизительно. – Выдыхаю ему в лицо, пытаясь приподнять. – Мне тяжело!
- Правда?
Казалось, что он меня не слушает, просто лежит и играется с моими волосами, разглядывая глаза.
- Почему ты такой?
- Какой?
- Жестокий.
- Жизнь такая. – Он легонько целует, сильнее вдавливая меня в кровать. И я снова растворяюсь в нём. Рассудок судорожно пытается сопротивляться истошному воплю сердца, кричащего о желании принадлежать ему. И что я делаю? Наслаждаюсь тем, кто так хочет унизить и сломать меня. Наверно я – мазохистка…
Открываю рот, впуская его язык и содрогаюсь от наслаждения. Хочется, чтобы это длилось вечно…
Но из приятной неги нас выбивает вибрация телефона.
- Чёрт! Сколько время? – Наконец до меня доходит, что сегодня я работаю. Но Гаара не торопиться меня отпускать, только сильнее прижимает.
- Почти девять.
- ЧТО? – Чёрт, чёрт, чёрт, чёрт! Госпожа меня прибьёт, я уже как час должна была быть там! – Пусти! Мне нужно на работу!
- Клиентов ублажать? – его голос звучал угрожающе. Я посмотрела в его глаза, в которых отражалась неприкрытая ярость.
- Даже если так, не твоё дело!
Кажется, Гаара ещё что-то хотел сказать, но передумал, поднимаясь с меня. Я же когда появилась возможность, рванула к телефону, поднимая трубку.
- Да!
-…
- Простите, непредвиденные обстоятельства.
- …
- Я понимаю… Да, я всё объясню!
-…
- Хорошо, я… - Оторвала трубку от уха и повернулась к Гааре, который закурил и стоял, облокотившись о подоконник. – Где мы находимся?




- Как ты такое позволила? – Госпожа уже почти десять минут кричала на меня, разрываясь в ругательствах. – Надо было сразу звонить мне а, не бежать драться с отродьем! Нет, ну подумать только – ударить девушку! Да он хоть знает, сколько стоит час с тобой? Да ему всей жизни не хватит, что бы выплатить долг за эти синяки и ссадины!
Пара девочек замазывали мне синяки, оставленные Гаарой на челюсти и солнечном сплетении. Они опасливо поглядывали на Госпожу, когда та что-нибудь хватала в руки. Но, наконец, успокоившись, она села в кресло, закурив.
- Ну ничего, я ему устрою! Как его зовут? – Она тукнула в мою сторону сигаретой, приподняв бровь.
- Собаку но Гаара.
Однако презрительной усмешки, которой она обычно награждает имена обидчиков своих девочек, не последовало. Почему-то Госпожа сильнее нахмурилась, сделав большую затяжку. Потом ни сказав ни слова поднялась и ушла.
- Чего это она? – Лакомка вопросительно на меня посмотрела, я лишь пожала плечами.
- А вы не знаете? – Суо, белолицая брюнетка типичной восточной внешности, нанесла последний штрих на мою челюсть, и она стала как новенькая. – Этот Собаку, скорее всего старший, держит все публичные дома в кулаке. Без его ведома ничего не происходит.
Я залилась в истеричном смехе. Девочки удивлённо наблюдали, как я сгибаюсь пополам от смеха. Когда приступ прекратился, я села нормально, откинувшись на спинку стула.
- А я то пантовалась, что он ничего не может со мной сделать, оказывается, может… Он может сделать со мной всё. Что захочет, а я и пикнуть не имею права. Какая же я дура! Боже, во что я вляпалась…


Возвращаясь с работы, напилась в хлам. От горя. Я уже принадлежу ему. Но ему этого мало. Он хочет мою душу, сердце. Зачем они ему?
Заплетающимися ногами погружаюсь в лифт, еле тыкнув нужную кнопку. Сто процентов, что весь макияж потёк. Да, я плакала. Сильно и громко. А что мне ещё делать?
Вот и дверь в квартиру. Ждёшь меня? Стоишь одинокая, пока я мужиков ублажаю.
Споткнулась о порог, приземлившись на четвереньки и громко выругалась. Послышались шаги. Не уж то грабитель? Поднимаю косые глаза и натыкаюсь на белые туфли. Дорогие, воры в таких не разгуливают.
Неизвестный гость поднимает меня и фыркает от отвращения.
- От тебя воняет.
Аа… Ты… И как интересно ты попал ко мне в дом? Хотя, не важно…
Потащил меня в ванну. И что ты хочешь сделать?
- Раздеться можешь?
В ответ меня вырывает в раковину и ты, кажется, понимаешь, что нет. Наплевав на одежду, швыряешь меня в ванну и включаешь ледяной душ. Холодно. Однако становиться легче, по крайней мере перестаёт тошнить. Вроде сознание проясняется.
- Если я тебя оставлю, ты не захлебнёшься в душе? – Саркастически интересуешься, выходя из ванной.
Я рухнула в ванну поперёк, свесив ноги через край. Попыталась перевернуться, но не удалось. Как же плохо…
Кажись, уснула, так как ты принялся поливать мне лицо водой, похлопывая по щекам. Куртки на мне уже не было. Когда я очнулась, ты принялся раздевать меня до конца. Сделав это, обмыл прохладной водой с гелем для душа и шампунем помыл голову.
-Зачем?
- От тебя воняло. – Ты подхватываешь меня на руки, цепляя с собой полотенце, и несёшь в комнату. Как вещь швыряешь на кровать, принимаясь обтирать полотенцем. Твоя забота странная, но приятная.
В кухне засвистел чайник. Ты оставил меня, направившись туда. Вернулся уже с двумя чашками. В одном определёно было моё кофе. Тяну руки к приятной жидкости. Однако подняться не могу. Ты обречённо вздыхаешь, ставя одну кружку на тумбочку возле кровати, приподнимая меня в сидячее положение. Суёшь в руки кружку.
- Фуу… - Это зелёный чай! Я его трезвая не переношу, а пьяная точно опять с унитазом здороваться буду.
- Пей! – Ты приказываешь. И почему я тебя слушаюсь? Глотаю пару раз, и становится полегче. Ты же мне назло подносишь к губам ароматный кофе. Завидую тебе. И кружке, к которой прикасаются твои губы. Боже! Я по пьяни схожу с ума!
Допив, пытаюсь поставить кружку на тумбочку, однако теряю равновесие и падаю лицом тебе в промежность. Ты грустно вздыхаешь, отбирая у меня кружку, и ставишь на тумбу. Ёрзаю лицом, от чего ты немного вздрагиваешь.
- Приятно? – Теперь мой черёд задавать этот вопрос. Ты улыбаешься. Но не так, как обычно. Просто…улыбаешься. Эта улыбка завораживает, и я поднимаюсь, садясь на твои колени, целую тебя в шею. Ты ставишь кофе на тумбу, слегка придерживаешь меня руками за талию, видимо боишься, что я могу свалиться.
Твоя кожа горячая и приятно пахнет. Я, скорее всего, оставляю засосы, плохо контролируя себя. Но ты не отстраняешься, позволяя это делать. Позволяешь расстегивать рубашку, спускаться губами по твоей груди, ласкать живот, расстегивать джинсы.
Не удивительно, что у тебя там всё стоит. Оттягиваю трусы за край, разглядывая ещё немного мутным взглядом твоего дружка. Ты облокотился руками назад, наблюдая за мной с лёгкой улыбкой.
Я окончательно сползла на пол, пристроившись между твоими ногами, сильнее раздвинув их. Хихикнув, как дура, чмокаю тебя в головку члена, лизнув живот. Потом стала лизать её, постепенно оттягивая трусы. Я никогда не испытывала удовольствия, беря у кого-то в рот. Но сейчас. Казалось, что я доставляю удовольствие и себе. Подняла на тебя глаза. Ты закинул голову назад и тяжело дышал. Какой же красивый…
Ускоряю темп, и ты хватаешь меня за волосы, не в силах сдерживаться. В горло бьёт горячий поток твоего семени, а из твоих губ вырывается стон. Ради этого стона стоило унижаться. Глотаю всё до конца, напоследок чмокнув тебя в головку. Ты мутным взглядом смотришь на меня, вдруг притянув ближе, и впиваешься в губы. Тону в этом поцелуе, хватая тебя за шею, прижимаюсь к груди, снова залезая тебе на колени. Чувствую ткань джинсов между ног и твою плоть, ту сжимаешь мои ягодицы, притягивая ближе. Боже, как ты целуешься…
Скорее всего, я уже вся теку, причём давно. Ты начинаешь поглаживать меня там двумя пальцами, не позволяя сесть на тебя. От возмущения кручу бёдрами, прикасаясь клитором к твоему члену, от чего завожусь сильнее. Хочется плакать как ребёнку, которому не дают покататься на качели. Кусаю тебя за губу, требуя отпустить бёдра и позволить действовать. Но…
Ты прекращаешь поцелуй и поднимаешь меня с себя, улыбаясь. Укладываешь в кровать и накрываешь одеялом.
- Спокойной ночи.
Последнее что произносишь ты, выходя из комнаты, и закрываешь дверь. Слышу, как хлопает входная дверь. Теперь всю ночь буду мучиться от желания. От безысходности запускаю руки под одеяло, гладя себя внизу. А что ещё делать?

Просыпаюсь от привычного звона будильника. Вспоминаю, что было вчера. К сожалению, помню всё. До мельчайшей подробности. И то, что всю ночь думала только о нём. Кажется, он начал добиваться своего. И мои чувства уже начали проявляться.
На тумбе стоит кружка с почти не отпитым кофе. Ставлю её в микроволновку, когда нагрелась, пью из неё. Он касался её своими губами…
От отвращения к самой себе швыряю её в стену. Она разлетается на кусочки, окрашивая светло-бежевую стену в грязно-коричневый. Падаю на пол, прислоняясь спиной к стене, и начинаю рыдать в голос.
Ну почему это всё происходит со мной?
Когда успокоилась, закурила сигарету. Теперь ненавижу кофе. К первому уроку я уже опоздала, пойду на второй. Кое-как напяливаю форму, хватаю портфель и ползу на остановку. Болит голова и хочется утопиться в ближайшей луже. Весна… не вижу ничего хорошего в ней.
Все заинтересовано оглядываются на меня. Ещё бы! Вчера мне, кажется, ногой по башке заехали. Подходят Наруто с Саем, что-то спрашивают. Саске повернулся ко мне, разглядывая лицо. Но меня они не интересовали. Я смотрела в окно, изучая облака. Будет дождь.
За все уроки я ни разу не посмотрела на него. Хотя точно уверена, что он смотрел на меня. Я чувствовала его взгляд на себе. Выхожу из школы. Дождь. Я была права. Ну и пусть.
Медленно выхожу под струи воды. Меня окрикивают. Этот голос. Его голос. Срываюсь со всей силы и убегаю как можно быстрее. Подальше от его голоса, запаха, прикосновений, глаз. Туда, где его нет. Не хочу его видеть.
Спотыкаюсь и падаю в лужу. Ну вот, теперь не только мокрая, но ещё и грязная. Снова начинаю плакать. Никогда в жизни столько не плакала. Сижу в луже и как дура рыдаю. Вдруг на меня перестаёт капать. Поднимаю голову и вижу его. Он держит надо мной зонтик, сам намокая. Ничего не говорит, просто смотрят.
Он решил меня морально уничтожить, точно. Я ведь знаю, что всё, что он делает, что бы сломать меня. Он ничего кроме желания не испытывает ко мне. Но почему…так хочется, чтобы он снова меня поцеловал?

- Будешь бегать под дождём - заболеешь! – Господи, ты притащил меня в кафе и учишь жизни. С меня капает, как с бездомной собаки, и волосы слиплись и висят как сосульки. Почему ты всё равно на меня так смотришь? – Хочешь с температурой валяться?
- Зачем ты меня сюда привёл?
- Выпить горячего чаю и согреться. Дождь заодно переждать. – Ты снова улыбаешься. Но уже привычной улыбкой, особо ничего не значащей и ничего не выражающей. Мешаешь ложкой в чашке и облокотился щекой о кулак. Такой красивый. Ненавижу…
Из моей кружки поднимается приятный пар, пахнущий клубникой со сливками. Потрясающий аромат! Отпиваю из кружки и невольно улыбаюсь.
- Вкусно!
Ты тоже улыбаешься, но на этот раз другой улыбкой. Той самой, что заставляет моё сердце выскакивать из груди.
- Кушать хочешь?
- Нет. – Хочу тебя. Всего и без остатка. Я такая же плохая, как и ты? Наверно…
Ты провожаешь меня до автобуса, вручая зонтик. Пытаюсь вернуть его назад, но ты не даёшь, притянув меня ближе, и целуешь, тут же отскакивая, оставляя мне зонт, и убегаешь под дождём. А я мокрая еду в пустом автобусе в обнимку с мокрым зонтом. Замёрзшая и по уши влюблённая…


4


Выходные. Это дни, когда можно сходить с друзьями в кино, кафе, просто погулять. А что ели друзей нет?
Вот мне и приходится сидеть дома и смотреть телек. Я съела уже две плитки молочного шоколада, выпила почти весь запас кофе и пересмотрела все передачи, которые только можно. Но всё равно хочется плакать. А вечером ещё на работу идти.
Ненавижу его! Всё в нём ненавижу! Ну почему, почему именно я?
Хочу, чтобы он сейчас обнял меня, поцеловал, хочу зарыться пальцами в его волосы, вдохнуть его запах. Хоть я и знаю, что он это делает специально, но… Те поцелуи и ласки в доме Саске, как он отхаживал меня после работы, как пошёл за мной с зонтиком, как проводил до автобуса… Его поцелуй… У меня до сих пор горят губы, и я чувствую его прикосновение.
Почему он такой жестокий. Ведь одно крыло он мне уже сломал. Интересно, а бабочка может летать с одним крылом, или – это конец? Наверно падать больно…
Закутываюсь в одеяло в тщетной попытке забыть его.
Звонок в дверь. О боже! Надеюсь это не он.
Да, моя тщетная надежда не оправдалась.
- Почему в выходной дома? И… - он осмотрел меня с ног до головы и состроил смешную гримасу. – В таком виде, будто ты с похмелья.
- Чего припёрся? – Совершенно не хочу его видеть. Я и так еле держусь, а тут он.
- К тебе. – Не спрашивая разрешения, Гаара прошёл в квартиру, разуваясь.
- А прошлый раз даже не разулся. – Заметила я, вспомнив, что он как-то попал ко мне прошлый раз, хотя квартира была заперта. – Как ты ко мне попал?
- У тебя было открыто.
- Не может такого быть! Я запирала дверь! – Моему возмущению не было предела! Нет, ну вы только послушайте! Открыто было!
Собаку лишь снисходительно улыбнулся. Он прошёл на кухню, и уселся за стол как у себя дома.
- Не угостишь кофе?
Вот блин! Ну почему я должна его терпеть у себя дома?
- А уйти не соизволишь? – Я стала руки в боки, уже провожая его взглядом. – К тому же кофе нет, я весь выпила.
Я так и стояла, прожигая его взглядом, а он преспокойно разглядывал кухню.
- Чего тебе надо? Поиздеваться пришёл?
- Нет, ты просто отлично делаешь минет. – Без какого-либо оттенка заметил он. Я от возмущения чуть не взорвалась. Урод, гад, сволочь! Ненавижу! – Да не злись ты так. Я ведь правду говорю.
Он поднялся со стула, приближаясь ко мне. Я стала пятиться, но наткнулась на стену. Гаара прижал меня к ней и наклонился так, что наши губы были на одном уровне.
От его жара я чуть не растаяла. Ноги подкосились, и Собаку подхватил меня, притягивая к себе. От его крепкого тела у меня по коже пошли мурашки возбуждения. И я сделала ещё одну ошибку. Не дождавшись пока он сам меня поцелует, с диким желанием впилась в его губы. Он не отстранился, напротив глубже погружаясь в поцелуй. Я почувствовала, как он положил руки мне на попу, как участилось его дыхание. Его тело стало ещё горячее, а кое-что было полностью в боевой готовности. Я гладила его по плечам, спине, талии, снова зарываясь пальцами в волосы. Я не могла остановиться.
Так мы как-то добрались до кровати. Он повалил меня, принявшись раздевать. Всё было как во сне. Я не понимала, что происходит, но это определённо было приятным.
Когда он сам разделся, я, наконец, смогла рассмотреть его. Идеален! Широкие плечи, крепкий торс, сильные руки, классная попа и сильные ноги. Он был прекрасен.
Гаара навис надо мной, снова начиная дразнить ласками, но тело ещё помнило тот день, когда он издевался надо мной, и реагировало с невероятной скоростью.
- А ты быстро завелась. – Он провёл пальцами по моему животу, опускаясь вниз, гладя мою киску. Я стала извиваться от удовольствия уже не в силах сдерживаться. Он лишь ехидно заулыбался, отстранившись, и лёг рядом, положив голову на кулак. Я не понимала, что происходит. Почему он прекратил. Но заметив, что он сам хочет меня не меньше, чем я его, стала действовать. Я больше не могу, я хочу его! Повалив Гаару на спину, я села сверху, уже было добившись своего, но он перевернул меня, поднявшись.
- Что ты делаешь? – Я откровенно возмущена!
- Растягиваю удовольствие. – Он стал на пол, скрестив руки на груди и улыбался.
- Это можно делать и по-другому. Но если ты не хочешь, так и быть. – Я принялась икать свои вещи и одеваться. Но видимо воздержание в сегодняшние планы Гаары не входило, и он, схватив меня за руку, повалил на кровать животом.
Я перевернулась, уже было начав возмущаться, но он снова навис сверху, страстно целуя. Всё ещё возмущённая я пыталась его отпихнуть, но безрезультатно. Он ласкал мой язык, покусывая его, одной рукой завёл мою ногу себе на пояс, прижимаясь ко мне всем телом. Я горела. И готова была уже на всё. Его сильные и страстные прикосновения, тяжесть его тела, ощущение горячей кожи, всё это было сейчас так реально и близко, что я не верила в это. Не может всё это быть настоящим…
Он начал медленно входить, оторвавшись от моих губ, и наблюдал за моим лицом, постоянно меняющим выражения. Он смотрел, как я открываю рот от нехватки воздуха, как зажмуриваю глаза от накатившего удовольствия, как кусаю губы от нетерпения. В это время он начал двигаться, медленно и мучительно. Такого у меня никогда не было. Я кончила буквально через минуту. А потом ещё раз, уже вместе с Гаарой.
Но этого мне показалось мало, и, спихнув его с себя, стала на четвереньки, призывно качая попой. Он намёк понял и пристроился сзади, водя головкой члена по моим половым губам. Под очередной мой стон он вошёл.
Само осознание того, что именно он во мне уже доводило до исступления, а соответствующие ощущения просто сводили с ума.
Собаку взял меня по бокам за бёдра и стал медленно двигаться, то ускоряясь, то снова замедляясь. Я поднялась корпусов вверх, запрокинув руки, и ухватилась за его шею. Прислонившись спиной к его груди, дала прекрасную возможность ему ласкать мою грудь.
Мои стоны, его громкое дыхание, его мимолётные поцелуи в шею или в плечо, казались чем-то сумасшедшим и не реальным. Опустив одну руку вниз, он стал удваивать ощущения, массируя мой клитор, покусывал меня за шею, доводя до исступления.
Вот его движения стали быстрее и глубже, а я была готова кончить. Пара резких толчков, и мы повалились на кровать.
Потом был ещё раз, когда я была сверху, и ещё, когда он, и снова, снова, снова…
Я не пошла на работу. Не отвечала на звонки, перекрывая криком наслаждения вибрацию телефона. И в тот момент, мне было совершенно плевать на то, что будет потом…
- Я люблю тебя, Гаара…

Проснулась я от движений по комнате. Открыв глаза, увидела уже одетого тебя. Ты искал что-то в штанах.
- Уходишь?
Ты повернулся, и на твоём лице появилась ехидная улыбка. Нет, даже не улыбка. Усмешка победителя.
- Ты проиграла. Я сломал твои крылышки. – Ты говорил это, наклонившись ко мне. Твои губы практически прикасались к моим и от это становилось ещё страшнее. – Или ты не выкрикивала каждый раз, когда я входил в тебя снова и снова, что любишь меня?
Сердце остановилось. Остановилось и упало, разбившись на тысячи осколков.
Ты отстранился, наконец, вытащив из кармана то, что искал и швырнул в меня пачку денег.
- Это за работу. Ты действительно профессионал. Может как-нибудь ещё зайду к тебе… как клиент.
И ушёл… Хлопнула дверь, оставив меня наедине с унижением, болью и злобой. Злобой на саму себя. Я не могла дышать, рыдания душили, а слёзы заливали глаза. Да, я – проститутка, и никак иначе ко мне относиться нельзя. Я была для него лишь игрушкой. Подобно коллекционерам, пришпиливающим красивых бабочек к рамкам и выставляющим их на обозрение, ты играл со мной. Так и я, подобно этим бедным существам, оказалась прикована любовью к тебе….
Звонил телефон, но я его уже не слышала. Уже ничего не хотела слышать. Но в ушах стояло лишь проклятое: «Это за работу. Ты действительно профессионал. Может как-нибудь ещё зайду к тебе… как клиент».
показать предыдущие комментарии (2)
13:01:48 Госпожа Пофигистка
Да он чудесный)
04:32:48 Beelzeboss
Коть, сохранились первые две главы? Давно читала твой ф-к, вот решила перечитать и еле нашла :с
04:33:41 Beelzeboss
Советую, кстати, на фикбуке опубликовать. Там ничто не пропадет.
вторник, 4 марта 2014 г.
 Нова Наэр 16 августа 2013 г. 16:42:46

Бабочка (8 и последняя)

Спасибо большое МиланаIМилаIАверман­... Благодаря ей я таки собрала воедино с первой по последнюю главы бабочки))) Ещё раз огромное спасибо!!! i19.beon.ru/16/47/1544716/47/106608447/1326627184_kiriban_by_myambeond4b6ijo.jpeg CENTER]8 Гаара, с грацией, свойственной только ему, сел на...
еще...
Спасибо большое МиланаIМилаIАверман­... Благодаря ей я таки собрала воедино с первой по последнюю главы бабочки))) Ещё раз огромное спасибо!!!

­­

CENTER]8[/CENTER]

Гаара, с грацией, свойственной только ему, сел на диван, пригубив вина из бокала. Я же стояла напротив него, наблюдая. Он разглядывал меня как хозяин, придумывая наверно, что можно со мной сотворить.
- Раздевайся.
Я на миг оторопела, но потом послушно стала снимать с себя кофту.
- Нет, медленно, со страстью.
- Я не стриптизёрша!
- Меня не волнует!
Прикусив язык, я стала медленно стягивать лёгкую кофточку, потом юбку, когда дошла до лифчика, остановилась.
Гаара прищурился, как бы спрашивая, почему я остановилась. Но мне хотелось провалится сквозь землю. Я не могла на него смотреть, опустив глаза в пол я спустила одну лямку лифчика, затем вторую, наконец расстегнув его и скинув с себя.
- До гола, - Гаара сидел с видом собственника разглядывая мою грудь, скользил голодным взглядом по животу, натыкаясь на всё те же ни в чём не повинные трусы. Я помахала головой в знак отказа. Не собираюсь так унижаться. Ладно, я делала это не раз, и не только это, но если я сниму перед ним последнюю одежду, значит я ему подчинилась. А я не подчинилась! Я делаю это для Жана!
Гаара отставил бокал, и подошёл ко мне. Сначала он погладил меня по щеке, спускаясь на шею, по груди на талию, вниз, где двумя пальцами зацепился за краешки трусов и спустил из до конца, легонько чмокнув меня в живот. По моему телу пробежала дрожь и я схватилась за его плечо. Он улыбнулся, продолжая покрывать мой живот поцелуями, держась руками за бёдра. Он гладил мои ноги, так легко и так возбуждающе. Затем стал подниматься выше, к груди, положив одну руку мне на спину. не позволяя отстранится.
- Нравится?
- Нет, - тщетно простонала я, хватаясь за его рубашку, когда он в очередной раз провёл языком по соску.
- Не верю.
Гаара принялся посасывать его, вырывая из моего рта стоны наслаждения. Я чувствовала на своей коже его горячее дыхание, ощущала прикосновения его рук к моей горячей коже, чувствовала этот его ни с чем не сравнимый запах, сводящий с ума.
Оторвавшись от груди, он стал цепочкой лёгких, как взмах крыльев бабочки, поцелуев подниматься к моей шее, оставив на ней несколько сильных и страстных поцелуев, поднявшись к уху. Он укусил меня за мочку, лизнув её, тихо прошептав:
- Я заставлю тебя желать меня. Ты придёшь ко мне и будешь умолять взять тебя. Ты будешь хотеть меня так сильно, что тебе и не снилось.
А потом поцелуй. Томный, страстный, сводящий с ума...
Когда нам обоим стало нечем дышать, Гаара отстранился, повернув меня к себе спиной. Он поцеловал основание шеи, захватив в обе руки мои груди, стал нещадно мять их, дразня соски. А потом поцелуи. Море, море поцелуев! Он расцеловал каждый сантиметр моего тела, обдавая жаром своего дыхания. И всё что могла делать я - это стоять, позволяя ему делать всё что он захочет, издавая громкие, протяжные стоны.
- Где ты была?
Я устало плюхнулась на диван, закинув ноги на спинку.
- Где я только не была...
- Я требую объяснений, Лиа! Мне сказали что ты уехала с Собаку. Как это понимать? Что, опять в старый бизнес потянуло? - Жан кричал во весь голос, чуть ли не начав бить посуду и мебель. Боже, как баба!
- Я тебя спасала.
- Это не оправдание!- Ну вот, бедная вазочка!
- Прекрати истерить! Хочешь лишиться всего только из-за своей гордости?
- Я тебя купил, и ты принадлежишь мне!
- Ах вот мы как запели! Значит все признания в любви, все эти разговоры, что прошлое в прошлом, что ты никогда не заикнёшься об этом были лишь ложью? - Я подорвалась с дивана, посмотрев на него полным ярости и обиды взглядом. - Я могла оставаться и в преть на той работе, там меня хоть не упрекали и не стыдили! Да, Жан, я проститутка! Я ей была, есть и останусь навсегда, пока все меня так воспринимают!
Ну вот. Снова эти предательские слёзы! Но я не могу их унять, закрыв лицо руками, убегаю наверх в свою комнату. Хотя...
Кого я обманываю, нет здесь ничего моего. Даже Жан, и тот меня купил...
Уткнувшись в подушку продолжаю рыдать. Слышу как распахивается дверь и влетает Жан.
- Я ещё не закончил! Ты унижаешь меня при людно, потакая этому молокососу! Что, между ног загорелось? Так давай я тебе вставлю и всё пройдёт!
При этих словах у меня внутри всё загорелось. Я вспомнила ласки Гаары, его вкрадчивый бархатный голос, его запах.
- Не смей так говорить! Ты меня кажется в невесты брал а не шл*ху покупал!
- Да нет, шл*юху два года назад как раз купил!
Я не выдержав подскочила к нему и дала пощёчину. Но заметив, как он разозлился, отскочила от него, пятясь назад.
- Значит так ты со мной. Я тебя из этого д*рьма вытащил, а ты значит пощёчину. Что, унизил тебя? А ты? Как ты поступила, поехав с ним? У меня тоже терпение не безгранично, Лиа, мне осточертело это терпеть. Я тебя купил, и ты должна слушаться меня, как собачка, поняла?
- Ни за что. Уж лучше я буду втоптана в грязь Гаарой. Он хоть прямо говорит свой отношение ко мне. Не то что ты.
- Тогда уматывай к нему.
- Что?
- Что слышала! - Жан принялся собирать мои вещи, срывая их с вешалок, разворошил комод, швыряя их в меня. Нет, я так больше не могу. Хватит!
Пробежав мимо него, я схватила ключи от машины и выбежав из дома, завела свой чёрный порш, надавив на газ.
Ночной Париж - зрелище неописуемое. Всюду гуляют парочки, светятся огнями вкусно пахнущие кафешки. И Эйфелева башня.
Я сижу на лавочке на мостовой, наблюдая как сверкает это чудо света. Тёплая звёздная ночь. Вместо алкоголя я купила горячий латте с пончиками и сижу их жую.
Не могу никак понять, что же происходит. Если честно, сейчас хочется прибежать к Госпоже, к моим девчонкам, обнять их, посидеть повеселится, как раньше. Мы были как семья, пока я не пленённая безнадёжными мечтами и обеспеченным французом не покинула их. Как они там? Я так соскучилась.
И Гаара... Так хочу увидеть снова того заботливого Гаару, который откачивал меня той ночью. Той ночью... когда я в него влюбилась...
Да даже если он такой гад и сволочь как сейчас, я всё равно хочу к нему. И не потому, что безумно желаю, а потому, что безумно люблю. Хочется обнять его, уткнувшись в шею, вдохнуть его запах, зарыться пальцами в его красные волосы. Услышать его голос, увидеть его улыбку. Пускай даже это будет просто ухмылкой, но главное чтоб его...
По щекам потекли слёзы, но я не утруждаюсь смахивать их с лица, продолжаю жевать пончик, запивая кофе. Лёгкий тёплый ветерок остужает горящие щёки, до ушей доносятся голоса чаек, устроившихся где-то неподалёку. Так хорошо, но и так плохо... Болит сердце, ноет от тоски и непонимания.
- Боже мой, Гаара, как я хочу к тебе...
- Неужели?
Я чуть не дожёванным пончиком не подавилась! Оглянувшись увидела озадаченного Гаару. Он был не в костюме, а в обычных джинсах и футболке. Он присел рядом на лавочку, взяв из моих рук латте и отпил немного.
- Пончики ещё остались?
- Неа, - немного срывающимся голосом ответила я, вытирая слёзы.
- Погоди. Он подскочил, выудив из припаркованной рядом с моей машины пакет с пончиками и кофе.
- Тоже латте любишь?
- Ага. А с чем пончики?
- С шоколадом. А разве моделям можно пончики?
- Надоело питаться травой.
- Так уйди из модельного бизнеса.
- Куда? Хотя... я и так скоро из него уйду.
- Почему?
- Больше не хочу видеть Жана. Да и он меня наверно тоже. Мы поругались, - пояснила я, откусив пончик, из которого потёк ещё горячий шоколад, скатившись капелькой по моему подбородку. Гаара, засмеявшись, вытер её, облизав палец. Он сейчас был таким не таким, что мне снова захотелось плакать. У меня задрожали губы и полились слёзы. Но Гаара, снова улыбнувшись, вытер их, поцеловав в лоб.
Наконец, еле дожевав пончик, я посмотрела ему в глаза:
- Что это значит? Это твоё странное поведение?
- Странное? Обычное.
- Но не для меня! Ты всегда был таким...
Он поцеловал меня, заставив замолчать.
- Давай забудем, что было до этого?
- А потом ты выкинешь что-нибудь такое, после чего мне будет невыносимо больно!
- Нет. По правде. Давай начнём сначала.
- Почему? - Я не понимала ровным счётом ничего, что сейчас происходит. Что это значит? Почему он такой? Он задумал что-то?
- Понимаешь, все эти два года я думал только о тебе. И мне пришло в голову, что если я буду так с тобой поступать, то ты меня возненавидишь, и никогда не будешь со мной. Вот решил, измениться что-ли...
- Не понимаю.
- Ох, ну как это объяснить! - Гаара взлохматил себе волосы, прикрывая ладонями глаза. Он пытался что-то объяснить, но я никак не понимала.
- Короче, я типа... тебя, ну...
Он открыл глаза, посмотрев на меня.
- Короче хочу чтобы ты была моей.
- Хорошо.
- Что? - он округлил глаза, ожидая пламенных речей в духе: ты такой гад, такой козёл, ты мне столько всего плохого сделал, да я никогда с тобой не буду! А тут.. Хорошо. Что значит хорошо?
- Хорошо.
- Это я уже слышала.
- Знаешь, я ведь от тебя ашь в Париж сбежала, но и тут ты меня достал. Так что логичней будут больше не убегать а быть с тобой. Так хоть далеко ходить не надо чтоб сделать мне пакость.
- Я не собираюсь делать пакости.
- Ты врёшь.
- Я правду говорю!
- Не верю!
- Боже! Ладно, не веришь, не надо. Всё! Забудь что я говорил! - Он подскочил и побежал к машине. Я рванулась за ним, вцепившись сзади. Он тщетно пытался убрать мои руки, но это у него не получалось. Или он просто не особо этого хотел...
- Не уходи... Я не могу больше делать вид что ничего не происходит. Я люблю тебя, Гаара, даже после всего, что ты сделал. Даже если ты столько же сделаешь! Я люблю тебя.
- Там пончики ещё с кофе остались. Пошли доедим что ли?
- Пошли.
И он взяв меня за руку повёл обратно на лавочку.
Так мы до самого рассвета сидели с ним на той лавочке. Болтали, смеялись, целовались...
И всё было так хорошо. Наконец всё было хорошо!

Рассвет поднимался над Парижем, освещая своими розовыми лучами парочку, которая просто сидела в обнимку на лавочке. Они просто сидели рядом, наслаждаясь друг другом. Впереди у них ещё много всего. Всего хорошего, разумеется! Но это уже друга история. История о том, как они вернулись в Японию. Как Гаара предложил ей выйти замуж. Как Лиа, которая навсегда для него останется Бабочкой, родила ему сына. А потом и дочь. А потом ещё одного сына!
Эта другая история, о том, как они обрели счастье. А ведь начиналось всё так ужасно. Но... Вот секрет времени. Оно заставляет людей переосмысливать свои поступки и в одну секунду менять как их характер, так и жизнь...
12:22:03 50 оттенков серого
Рада была помочь)))
воскресенье, 29 сентября 2013 г.
 Нова Наэр 7 августа 2013 г. 16:27:24

Бабочка (5-7)

i19.beon.ru/16/47/1544716/26/106243426/e7d7d84bc283.jpeg К сожалению, это всё что я нашла у себя в закромах. Конец я так и не нашла((( Печально(( Хотя, если кто-нибудь хоть примерно помнит чем закончилась Бабочка, прошу писать мне, буду восстанавливать!)) 5 Обычные дни в школе. Тоска зелёная...
еще...
­­

К сожалению, это всё что я нашла у себя в закромах. Конец я так и не нашла((( Печально(( Хотя, если кто-нибудь хоть примерно помнит чем закончилась Бабочка, прошу писать мне, буду восстанавливать!))

5


Обычные дни в школе. Тоска зелёная. Учитель что-то рассказывает, но его мало кто слушает. Я же просто разглядываю небо. Синее, без единого облачка. Погода прямо противоположна моему душевному состоянию. Мысли крутятся возле одной темы, всё больше погружая в депрессию. Он просто купил меня. Вот так просто. А теперь даже не замечает меня. Буд-то меня и нет вовсе. Саске с Саем лишь ехидно ухмыляются, и только Наруто улыбается как всегда. Он конечно тоже козёл, но на него почему-то трудно злиться.
Звенит звонок, и я отправляюсь на улицу. Свежий воздух, слегка прохладный ветерок, пачка апельсинового сока в руке – жизнь прекрасна! Наверно…
Гуляю вокруг школы, совершенно ни о чём не думая, выгоняя из головы все ненужные мысли. Однако, свернув за угол, натыкаюсь на не очень приятную картину.
В одном из укромных мест в школе, прижав девушку к стене стоял Гаара, жадно целуя её. Она не сопротивлялась, напротив, расстёгивала ему штаны.
Если честно, я потерялась. И что мне делать? Если двинусь, они меня заметят, а не двинусь, что, смотреть на это?
Однако из трудного положения меня вывел ровный, без эмоциональный голос.
- Хочешь посмотреть? – Гаара слегка повернул ко мне голову, тем временем как девушка спустилась на колени и полезла к нему в трусы.
Я подавилась возмущением. Развернувшись, просто пошла обратно, сделав вид что ничего не видела. Однако внутри всё перевернулось от ревности. Я просто задыхалась от злости, мечтая порвать их обоих на мелкие кусочки. Я неосознанно сдавила руку, и мой пакетик с соком лопнул. Я с грустью проводила последние капли, стекающие с моих пальцев. Жаль, там было больше половины. И вдруг небо стало не такое синее, и погода не такой тёплой, да и ветер не прохладным, а ледяным.
Я снова и снова прокручиваю в голове всё что происходило до той ночи. Почему он так поступил? Для чего вообще это ему было надо? Из-за того, что я не пала перед ним ниц, когда наткнулась ненароком? Но его поведение…странное. Он так легко меняет свой характер, что становится страшно. Ведь он был милым, заботливым, пусть немного грубоватым, но был же! Я совершенно ничего не понимаю.
На работе мне урезали зарплату на пару месяцев за моё поведение. Госпожа невероятно злилась, кричала громче, чем когда-либо. Сказала, чтобы я забыла о Собаку и больше не повторяла ошибок, что мне следует помнить, кто дал мне шанс на хорошую жизнь. Я молча выслушала её, со всем согласившись. В тот вечер я работала на автопилоте. Даже не помню, сколько у меня было клиентов.
О потом меня ошарашили одной новостью…

С того раза, как я видела Гаару с той девушкой, они менялись не раз. Почти каждый день новая, и все как на подбор стройные, красивые, но слишком доступные. Я усердно старалась ничего не замечать, пропуская мимо ушей колкости со стороны Саске. Оказывается, уже вся школа знала, что меня отымели. Девушки надменно смотрели на меня, хотя какого чёрта? Они же через пару часов оказывались под ним же! Ааа! Бесит!

Я медленно шла на остановку, смотря куда-то в пространство. Этот день был на удивление спокойным и тихим. Меня не окрикивали и не отпускали в мой адрес гнусные шуточки, не ставили подножки завистливые девушки, я не видела Гаару с другими…
Было тепло и солнышко щекотало кожу нежными лучами. Скоро каникулы, а значит мой отъезд. Мысленно я уже водрузилась на вершину горы из чемоданов, в платьице от Chanel и лодочках Manolo Blahnik. На голове причудливые кудряшки и французский парфюм. Париж! Город любви и моды! Рассказать поподробней?
Один из моих клиентов – продюсер модельного агентства. Один из самых моих обеспеченных и влиятельных мужчин. Он уговорил Госпожу подписать контракт, в котором говорилось, что моя специальность менялась. Я прекращаю заниматься проституцией и начинаю модельный бизнес. Проценты от моей выручки будут отходить нашему заведению, вроде как я и не прекращала приносить прибыль. Госпожа сразу же согласилась. Она сказал, что желает мне иной жизни, что у меня есть возможность начать с нуля. Сказала, что все девочки для неё как дочки, и она желает нам только счастья.
Вот так я и отправляюсь в Париж! Не верится! Уехать отсюда, туда, где нет его.
А пока я медленно шла на остановку, не замечая ничего вокруг. Когда у человека хорошее настроение его трудно испортить. Но возможно…
- Чего такая счастливая? – Сзади послышался голос Гаары и я обернулась. Красив как всегда. Холоден и притягателен.
- А что, нельзя?
- Почему же? – Он подошёл ко мне справа, обвив рукой талию, и подтолкнул вперёд. Я попыталась стащить его руку, но он сильно сжал мой бок, пришлось стерпеть.
- Чего ты хочешь? Я сегодня не работаю, так что клиентов не принимаю. – Хмуро пробубнила я, недовольная его поведением. Что на этот раз ему в голову пришло? Он же сделал то что хотел! Так пусть отвалит!
Гаара многозначительно улыбнулся, теснее прижав меня к себе. Он ничего не ответил. Всё время что мы стояли ожидая автобуса, и он зашёл в него со мной, сел рядом, продолжая обнимать. Я что типа сейчас закричу «маньяк!» и убегу? Он молчал, и эта тишина действовала угнетающе.
- Почему ты это делаешь? – Я посмотрела ему в глаза, ожидая хоть в них найти ответ.
- Что это?
- Едешь со мной! – Но его взгляд, как и голос не выражал никаких эмоций. Он закрылся наглухо в этой броне безразличия.
- Хочу и еду, - Повисло неловкое молчание, ну, по крайней мере, оно было таковым для меня.
Его рука, лежащая на моей талии, была тёплой. Он слегка поглаживал её, от чего по моему телу пробегали мурашки удовольствия. Сейчас хотелось мурлыкать как кошке, прижаться к его груди и забыть жестокую реальность.
- Похоже, ты сам не знаешь, что делаешь. Что, эти одноразовые девушки надоели?
- Они как бабочки-однодневки. Не такие красивые и не такие редкие. Облепляют со всех сторон, только выбирай. Хотя, в этом есть и преимущество: каждый раз новые ощущения. Хотя, не такие сильные и фееричные как с тобой.
От такого потока слов я ашь замерла, слушая его странные речи. Гаара продолжал смотреть вперёд, однако его рука всё плотнее прижимала меня к себе.
- Я тебя не понимаю, - Мои мысли путались, накатила вселенская усталость, хотелось сию минуту завалиться в кровать и уснуть. Но его тепло, нежные движения пальцев на моём боку, запах его парфюма, всё заставляло сердце сжиматься.
- Я тоже себя не понимаю, - Гаара повернул ко мне голову, наклонился и поцеловал в шею. Я подпрыгнула на месте, пытаясь отодвинуться от него. Но он продолжал меня прижимать, уткнувшись носом в мою шею и положил вторую руку мне на ноги.
- Прекрати это! Я больше не поведусь на провокацию! – Я стала повышать голос, и на нас стали озираться другие пассажиры. Гаара выпрямился, убрав руку с моих ног. Однако ту, что была на талии, поднял на плечи и принялся накручивать на палец пряди моих волос. – Знаешь, ты ведёшь себя очень странно. Что происходит?
- Не знаю.
- Садистские порывы?
- О чём ты? – Его бархатный голос звучал почти сонно и отстранённо. И это выводило из себя.
- Тебе так нравится причинять мне боль?
- Нет. Больше нравится доставлять удовольствие.
Господи! Что он мелет? Он что думает, так поступив со мной, может теперь говорить такое?
- Мне плевать, что тебе там нравится, просто отстань от меня! Я больше не хочу иметь с тобой дело! Понял.
- Тише ты! – Наконец он проснулся! Повернувшись ко мне, он убрал руку с моих плеч. Его бирюзовые глаза заставляли бабочек порхать в животе. И снова накатили воспоминания о той ночи, когда я напилась, о его заботе и нежности, потом та ночь, когда мы были вместе… У меня в горле встал ком. Я быстро отвернулась, чтобы не заплакать прямо у него на глазах. Но надо взять себя в руки и отпустить эти чувства. Скоро он уйдёт из моей жизни. Нужно забыть его.
Тогда, почему бы на последок не… Нет, ни в коем случае! Будет больно, очень больно. Я буду вспоминать его, наш последний раз, его запах, тепло, ощущение его крепкого тела, его взгляд, голос…
Я не сдержалась. Слёзы покатились по моим щекам, падая на белую блузку. Сердце разрывалось на куски, а мысли просто в бешеном потоке роились в голове, не давая успокоиться.
- Ты что, плачешь? – Как по сердцу ножом. Его гол совсем рядом, вот он, возле уха. Его рука обвивает меня за живот, как бы успокаивая. С чего он вдруг такой добрый?
Я не ответила, просто закрыв лицо руками, не позволяя ему взглянуть на меня. Нет, не хочу его видеть, ни сейчас, ни когда либо!
Открылись двери автобуса, и не особо раздумывая, я вырвалась из его рук и выбежала.
Я слышала, как он кричал, чтобы я остановилась, но не сделала этого. Повернувшись, я смотрела, как он уезжает на автобусе. Перед ним закрылись двери, и он просто стоял и смотрел на меня, упершись руками в створки дверей. Его взгляд выражал столько эмоций, что я просто не могла их всех расшифровать. Но три я точно поняла: тоску, безнадёжность, боль…
Ну вот и ты их почувствовал. Приятно, любовь моя? Мне тоже не сладко…
Я наблюдала, как он уезжает от меня в этом автобусе, провожая взглядом. Слёзы текли ручьями, но я не могу их остановить. Что мне делать? Как быть?
Забуду. Я забуду его, там, в Париже. Где нет его. Но до конца учебного года осталось две недели…
Я медленно пошла, не разбирая дороги. Достала из кармана телефон и сигареты. Закурив, набрала номер моего французского доброго феи-крёстного.
- Жан, Лиа. А не получится уехать рань