Нова Наэр
Где капля счастья тонет в море горя...
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Нова Наэр > Гаара


Аватары, опросы, тесты c категорией "Гаара".
Пользователи, сообщества c интересом "Гаара".

понедельник, 20 июля 2015 г.
Нова Наэр 20:57:08
Запись только для меня.
пятница, 16 августа 2013 г.
Бабочка (8 и последняя) Нова Наэр 16:42:46
 Спасибо большое МиланаIМилаIАверман­... Благодаря ей я таки собрала воедино с первой по последнюю главы бабочки))) Ещё раз огромное спасибо!!!

­­

CENTER]8[/CENTER]

Подробнее…Гаара, с грацией, свойственной только ему, сел на диван, пригубив вина из бокала. Я же стояла напротив него, наблюдая. Он разглядывал меня как хозяин, придумывая наверно, что можно со мной сотворить.
- Раздевайся.
Я на миг оторопела, но потом послушно стала снимать с себя кофту.
- Нет, медленно, со страстью.
- Я не стриптизёрша!
- Меня не волнует!
Прикусив язык, я стала медленно стягивать лёгкую кофточку, потом юбку, когда дошла до лифчика, остановилась.
Гаара прищурился, как бы спрашивая, почему я остановилась. Но мне хотелось провалится сквозь землю. Я не могла на него смотреть, опустив глаза в пол я спустила одну лямку лифчика, затем вторую, наконец расстегнув его и скинув с себя.
- До гола, - Гаара сидел с видом собственника разглядывая мою грудь, скользил голодным взглядом по животу, натыкаясь на всё те же ни в чём не повинные трусы. Я помахала головой в знак отказа. Не собираюсь так унижаться. Ладно, я делала это не раз, и не только это, но если я сниму перед ним последнюю одежду, значит я ему подчинилась. А я не подчинилась! Я делаю это для Жана!
Гаара отставил бокал, и подошёл ко мне. Сначала он погладил меня по щеке, спускаясь на шею, по груди на талию, вниз, где двумя пальцами зацепился за краешки трусов и спустил из до конца, легонько чмокнув меня в живот. По моему телу пробежала дрожь и я схватилась за его плечо. Он улыбнулся, продолжая покрывать мой живот поцелуями, держась руками за бёдра. Он гладил мои ноги, так легко и так возбуждающе. Затем стал подниматься выше, к груди, положив одну руку мне на спину. не позволяя отстранится.
- Нравится?
- Нет, - тщетно простонала я, хватаясь за его рубашку, когда он в очередной раз провёл языком по соску.
- Не верю.
Гаара принялся посасывать его, вырывая из моего рта стоны наслаждения. Я чувствовала на своей коже его горячее дыхание, ощущала прикосновения его рук к моей горячей коже, чувствовала этот его ни с чем не сравнимый запах, сводящий с ума.
Оторвавшись от груди, он стал цепочкой лёгких, как взмах крыльев бабочки, поцелуев подниматься к моей шее, оставив на ней несколько сильных и страстных поцелуев, поднявшись к уху. Он укусил меня за мочку, лизнув её, тихо прошептав:
- Я заставлю тебя желать меня. Ты придёшь ко мне и будешь умолять взять тебя. Ты будешь хотеть меня так сильно, что тебе и не снилось.
А потом поцелуй. Томный, страстный, сводящий с ума...
Когда нам обоим стало нечем дышать, Гаара отстранился, повернув меня к себе спиной. Он поцеловал основание шеи, захватив в обе руки мои груди, стал нещадно мять их, дразня соски. А потом поцелуи. Море, море поцелуев! Он расцеловал каждый сантиметр моего тела, обдавая жаром своего дыхания. И всё что могла делать я - это стоять, позволяя ему делать всё что он захочет, издавая громкие, протяжные стоны.
- Где ты была?
Я устало плюхнулась на диван, закинув ноги на спинку.
- Где я только не была...
- Я требую объяснений, Лиа! Мне сказали что ты уехала с Собаку. Как это понимать? Что, опять в старый бизнес потянуло? - Жан кричал во весь голос, чуть ли не начав бить посуду и мебель. Боже, как баба!
- Я тебя спасала.
- Это не оправдание!- Ну вот, бедная вазочка!
- Прекрати истерить! Хочешь лишиться всего только из-за своей гордости?
- Я тебя купил, и ты принадлежишь мне!
- Ах вот мы как запели! Значит все признания в любви, все эти разговоры, что прошлое в прошлом, что ты никогда не заикнёшься об этом были лишь ложью? - Я подорвалась с дивана, посмотрев на него полным ярости и обиды взглядом. - Я могла оставаться и в преть на той работе, там меня хоть не упрекали и не стыдили! Да, Жан, я проститутка! Я ей была, есть и останусь навсегда, пока все меня так воспринимают!
Ну вот. Снова эти предательские слёзы! Но я не могу их унять, закрыв лицо руками, убегаю наверх в свою комнату. Хотя...
Кого я обманываю, нет здесь ничего моего. Даже Жан, и тот меня купил...
Уткнувшись в подушку продолжаю рыдать. Слышу как распахивается дверь и влетает Жан.
- Я ещё не закончил! Ты унижаешь меня при людно, потакая этому молокососу! Что, между ног загорелось? Так давай я тебе вставлю и всё пройдёт!
При этих словах у меня внутри всё загорелось. Я вспомнила ласки Гаары, его вкрадчивый бархатный голос, его запах.
- Не смей так говорить! Ты меня кажется в невесты брал а не шл*ху покупал!
- Да нет, шл*юху два года назад как раз купил!
Я не выдержав подскочила к нему и дала пощёчину. Но заметив, как он разозлился, отскочила от него, пятясь назад.
- Значит так ты со мной. Я тебя из этого д*рьма вытащил, а ты значит пощёчину. Что, унизил тебя? А ты? Как ты поступила, поехав с ним? У меня тоже терпение не безгранично, Лиа, мне осточертело это терпеть. Я тебя купил, и ты должна слушаться меня, как собачка, поняла?
- Ни за что. Уж лучше я буду втоптана в грязь Гаарой. Он хоть прямо говорит свой отношение ко мне. Не то что ты.
- Тогда уматывай к нему.
- Что?
- Что слышала! - Жан принялся собирать мои вещи, срывая их с вешалок, разворошил комод, швыряя их в меня. Нет, я так больше не могу. Хватит!
Пробежав мимо него, я схватила ключи от машины и выбежав из дома, завела свой чёрный порш, надавив на газ.
Ночной Париж - зрелище неописуемое. Всюду гуляют парочки, светятся огнями вкусно пахнущие кафешки. И Эйфелева башня.
Я сижу на лавочке на мостовой, наблюдая как сверкает это чудо света. Тёплая звёздная ночь. Вместо алкоголя я купила горячий латте с пончиками и сижу их жую.
Не могу никак понять, что же происходит. Если честно, сейчас хочется прибежать к Госпоже, к моим девчонкам, обнять их, посидеть повеселится, как раньше. Мы были как семья, пока я не пленённая безнадёжными мечтами и обеспеченным французом не покинула их. Как они там? Я так соскучилась.
И Гаара... Так хочу увидеть снова того заботливого Гаару, который откачивал меня той ночью. Той ночью... когда я в него влюбилась...
Да даже если он такой гад и сволочь как сейчас, я всё равно хочу к нему. И не потому, что безумно желаю, а потому, что безумно люблю. Хочется обнять его, уткнувшись в шею, вдохнуть его запах, зарыться пальцами в его красные волосы. Услышать его голос, увидеть его улыбку. Пускай даже это будет просто ухмылкой, но главное чтоб его...
По щекам потекли слёзы, но я не утруждаюсь смахивать их с лица, продолжаю жевать пончик, запивая кофе. Лёгкий тёплый ветерок остужает горящие щёки, до ушей доносятся голоса чаек, устроившихся где-то неподалёку. Так хорошо, но и так плохо... Болит сердце, ноет от тоски и непонимания.
- Боже мой, Гаара, как я хочу к тебе...
- Неужели?
Я чуть не дожёванным пончиком не подавилась! Оглянувшись увидела озадаченного Гаару. Он был не в костюме, а в обычных джинсах и футболке. Он присел рядом на лавочку, взяв из моих рук латте и отпил немного.
- Пончики ещё остались?
- Неа, - немного срывающимся голосом ответила я, вытирая слёзы.
- Погоди. Он подскочил, выудив из припаркованной рядом с моей машины пакет с пончиками и кофе.
- Тоже латте любишь?
- Ага. А с чем пончики?
- С шоколадом. А разве моделям можно пончики?
- Надоело питаться травой.
- Так уйди из модельного бизнеса.
- Куда? Хотя... я и так скоро из него уйду.
- Почему?
- Больше не хочу видеть Жана. Да и он меня наверно тоже. Мы поругались, - пояснила я, откусив пончик, из которого потёк ещё горячий шоколад, скатившись капелькой по моему подбородку. Гаара, засмеявшись, вытер её, облизав палец. Он сейчас был таким не таким, что мне снова захотелось плакать. У меня задрожали губы и полились слёзы. Но Гаара, снова улыбнувшись, вытер их, поцеловав в лоб.
Наконец, еле дожевав пончик, я посмотрела ему в глаза:
- Что это значит? Это твоё странное поведение?
- Странное? Обычное.
- Но не для меня! Ты всегда был таким...
Он поцеловал меня, заставив замолчать.
- Давай забудем, что было до этого?
- А потом ты выкинешь что-нибудь такое, после чего мне будет невыносимо больно!
- Нет. По правде. Давай начнём сначала.
- Почему? - Я не понимала ровным счётом ничего, что сейчас происходит. Что это значит? Почему он такой? Он задумал что-то?
- Понимаешь, все эти два года я думал только о тебе. И мне пришло в голову, что если я буду так с тобой поступать, то ты меня возненавидишь, и никогда не будешь со мной. Вот решил, измениться что-ли...
- Не понимаю.
- Ох, ну как это объяснить! - Гаара взлохматил себе волосы, прикрывая ладонями глаза. Он пытался что-то объяснить, но я никак не понимала.
- Короче, я типа... тебя, ну...
Он открыл глаза, посмотрев на меня.
- Короче хочу чтобы ты была моей.
- Хорошо.
- Что? - он округлил глаза, ожидая пламенных речей в духе: ты такой гад, такой козёл, ты мне столько всего плохого сделал, да я никогда с тобой не буду! А тут.. Хорошо. Что значит хорошо?
- Хорошо.
- Это я уже слышала.
- Знаешь, я ведь от тебя ашь в Париж сбежала, но и тут ты меня достал. Так что логичней будут больше не убегать а быть с тобой. Так хоть далеко ходить не надо чтоб сделать мне пакость.
- Я не собираюсь делать пакости.
- Ты врёшь.
- Я правду говорю!
- Не верю!
- Боже! Ладно, не веришь, не надо. Всё! Забудь что я говорил! - Он подскочил и побежал к машине. Я рванулась за ним, вцепившись сзади. Он тщетно пытался убрать мои руки, но это у него не получалось. Или он просто не особо этого хотел...
- Не уходи... Я не могу больше делать вид что ничего не происходит. Я люблю тебя, Гаара, даже после всего, что ты сделал. Даже если ты столько же сделаешь! Я люблю тебя.
- Там пончики ещё с кофе остались. Пошли доедим что ли?
- Пошли.
И он взяв меня за руку повёл обратно на лавочку.
Так мы до самого рассвета сидели с ним на той лавочке. Болтали, смеялись, целовались...
И всё было так хорошо. Наконец всё было хорошо!

Рассвет поднимался над Парижем, освещая своими розовыми лучами парочку, которая просто сидела в обнимку на лавочке. Они просто сидели рядом, наслаждаясь друг другом. Впереди у них ещё много всего. Всего хорошего, разумеется! Но это уже друга история. История о том, как они вернулись в Японию. Как Гаара предложил ей выйти замуж. Как Лиа, которая навсегда для него останется Бабочкой, родила ему сына. А потом и дочь. А потом ещё одного сына!
Эта другая история, о том, как они обрели счастье. А ведь начиналось всё так ужасно. Но... Вот секрет времени. Оно заставляет людей переосмысливать свои поступки и в одну секунду менять как их характер, так и жизнь...


Категории: Гаара
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
среда, 7 августа 2013 г.
Бабочка (5-7) Нова Наэр 16:27:24
 ­­

К сожалению, это всё что я нашла у себя в закромах. Конец я так и не нашла((( Печально(( Хотя, если кто-нибудь хоть примерно помнит чем закончилась Бабочка, прошу писать мне, буду восстанавливать!))

Подробнее…
5


Обычные дни в школе. Тоска зелёная. Учитель что-то рассказывает, но его мало кто слушает. Я же просто разглядываю небо. Синее, без единого облачка. Погода прямо противоположна моему душевному состоянию. Мысли крутятся возле одной темы, всё больше погружая в депрессию. Он просто купил меня. Вот так просто. А теперь даже не замечает меня. Буд-то меня и нет вовсе. Саске с Саем лишь ехидно ухмыляются, и только Наруто улыбается как всегда. Он конечно тоже козёл, но на него почему-то трудно злиться.
Звенит звонок, и я отправляюсь на улицу. Свежий воздух, слегка прохладный ветерок, пачка апельсинового сока в руке – жизнь прекрасна! Наверно…
Гуляю вокруг школы, совершенно ни о чём не думая, выгоняя из головы все ненужные мысли. Однако, свернув за угол, натыкаюсь на не очень приятную картину.
В одном из укромных мест в школе, прижав девушку к стене стоял Гаара, жадно целуя её. Она не сопротивлялась, напротив, расстёгивала ему штаны.
Если честно, я потерялась. И что мне делать? Если двинусь, они меня заметят, а не двинусь, что, смотреть на это?
Однако из трудного положения меня вывел ровный, без эмоциональный голос.
- Хочешь посмотреть? – Гаара слегка повернул ко мне голову, тем временем как девушка спустилась на колени и полезла к нему в трусы.
Я подавилась возмущением. Развернувшись, просто пошла обратно, сделав вид что ничего не видела. Однако внутри всё перевернулось от ревности. Я просто задыхалась от злости, мечтая порвать их обоих на мелкие кусочки. Я неосознанно сдавила руку, и мой пакетик с соком лопнул. Я с грустью проводила последние капли, стекающие с моих пальцев. Жаль, там было больше половины. И вдруг небо стало не такое синее, и погода не такой тёплой, да и ветер не прохладным, а ледяным.
Я снова и снова прокручиваю в голове всё что происходило до той ночи. Почему он так поступил? Для чего вообще это ему было надо? Из-за того, что я не пала перед ним ниц, когда наткнулась ненароком? Но его поведение…странное. Он так легко меняет свой характер, что становится страшно. Ведь он был милым, заботливым, пусть немного грубоватым, но был же! Я совершенно ничего не понимаю.
На работе мне урезали зарплату на пару месяцев за моё поведение. Госпожа невероятно злилась, кричала громче, чем когда-либо. Сказала, чтобы я забыла о Собаку и больше не повторяла ошибок, что мне следует помнить, кто дал мне шанс на хорошую жизнь. Я молча выслушала её, со всем согласившись. В тот вечер я работала на автопилоте. Даже не помню, сколько у меня было клиентов.
О потом меня ошарашили одной новостью…

С того раза, как я видела Гаару с той девушкой, они менялись не раз. Почти каждый день новая, и все как на подбор стройные, красивые, но слишком доступные. Я усердно старалась ничего не замечать, пропуская мимо ушей колкости со стороны Саске. Оказывается, уже вся школа знала, что меня отымели. Девушки надменно смотрели на меня, хотя какого чёрта? Они же через пару часов оказывались под ним же! Ааа! Бесит!

Я медленно шла на остановку, смотря куда-то в пространство. Этот день был на удивление спокойным и тихим. Меня не окрикивали и не отпускали в мой адрес гнусные шуточки, не ставили подножки завистливые девушки, я не видела Гаару с другими…
Было тепло и солнышко щекотало кожу нежными лучами. Скоро каникулы, а значит мой отъезд. Мысленно я уже водрузилась на вершину горы из чемоданов, в платьице от Chanel и лодочках Manolo Blahnik. На голове причудливые кудряшки и французский парфюм. Париж! Город любви и моды! Рассказать поподробней?
Один из моих клиентов – продюсер модельного агентства. Один из самых моих обеспеченных и влиятельных мужчин. Он уговорил Госпожу подписать контракт, в котором говорилось, что моя специальность менялась. Я прекращаю заниматься проституцией и начинаю модельный бизнес. Проценты от моей выручки будут отходить нашему заведению, вроде как я и не прекращала приносить прибыль. Госпожа сразу же согласилась. Она сказал, что желает мне иной жизни, что у меня есть возможность начать с нуля. Сказала, что все девочки для неё как дочки, и она желает нам только счастья.
Вот так я и отправляюсь в Париж! Не верится! Уехать отсюда, туда, где нет его.
А пока я медленно шла на остановку, не замечая ничего вокруг. Когда у человека хорошее настроение его трудно испортить. Но возможно…
- Чего такая счастливая? – Сзади послышался голос Гаары и я обернулась. Красив как всегда. Холоден и притягателен.
- А что, нельзя?
- Почему же? – Он подошёл ко мне справа, обвив рукой талию, и подтолкнул вперёд. Я попыталась стащить его руку, но он сильно сжал мой бок, пришлось стерпеть.
- Чего ты хочешь? Я сегодня не работаю, так что клиентов не принимаю. – Хмуро пробубнила я, недовольная его поведением. Что на этот раз ему в голову пришло? Он же сделал то что хотел! Так пусть отвалит!
Гаара многозначительно улыбнулся, теснее прижав меня к себе. Он ничего не ответил. Всё время что мы стояли ожидая автобуса, и он зашёл в него со мной, сел рядом, продолжая обнимать. Я что типа сейчас закричу «маньяк!» и убегу? Он молчал, и эта тишина действовала угнетающе.
- Почему ты это делаешь? – Я посмотрела ему в глаза, ожидая хоть в них найти ответ.
- Что это?
- Едешь со мной! – Но его взгляд, как и голос не выражал никаких эмоций. Он закрылся наглухо в этой броне безразличия.
- Хочу и еду, - Повисло неловкое молчание, ну, по крайней мере, оно было таковым для меня.
Его рука, лежащая на моей талии, была тёплой. Он слегка поглаживал её, от чего по моему телу пробегали мурашки удовольствия. Сейчас хотелось мурлыкать как кошке, прижаться к его груди и забыть жестокую реальность.
- Похоже, ты сам не знаешь, что делаешь. Что, эти одноразовые девушки надоели?
- Они как бабочки-однодневки. Не такие красивые и не такие редкие. Облепляют со всех сторон, только выбирай. Хотя, в этом есть и преимущество: каждый раз новые ощущения. Хотя, не такие сильные и фееричные как с тобой.
От такого потока слов я ашь замерла, слушая его странные речи. Гаара продолжал смотреть вперёд, однако его рука всё плотнее прижимала меня к себе.
- Я тебя не понимаю, - Мои мысли путались, накатила вселенская усталость, хотелось сию минуту завалиться в кровать и уснуть. Но его тепло, нежные движения пальцев на моём боку, запах его парфюма, всё заставляло сердце сжиматься.
- Я тоже себя не понимаю, - Гаара повернул ко мне голову, наклонился и поцеловал в шею. Я подпрыгнула на месте, пытаясь отодвинуться от него. Но он продолжал меня прижимать, уткнувшись носом в мою шею и положил вторую руку мне на ноги.
- Прекрати это! Я больше не поведусь на провокацию! – Я стала повышать голос, и на нас стали озираться другие пассажиры. Гаара выпрямился, убрав руку с моих ног. Однако ту, что была на талии, поднял на плечи и принялся накручивать на палец пряди моих волос. – Знаешь, ты ведёшь себя очень странно. Что происходит?
- Не знаю.
- Садистские порывы?
- О чём ты? – Его бархатный голос звучал почти сонно и отстранённо. И это выводило из себя.
- Тебе так нравится причинять мне боль?
- Нет. Больше нравится доставлять удовольствие.
Господи! Что он мелет? Он что думает, так поступив со мной, может теперь говорить такое?
- Мне плевать, что тебе там нравится, просто отстань от меня! Я больше не хочу иметь с тобой дело! Понял.
- Тише ты! – Наконец он проснулся! Повернувшись ко мне, он убрал руку с моих плеч. Его бирюзовые глаза заставляли бабочек порхать в животе. И снова накатили воспоминания о той ночи, когда я напилась, о его заботе и нежности, потом та ночь, когда мы были вместе… У меня в горле встал ком. Я быстро отвернулась, чтобы не заплакать прямо у него на глазах. Но надо взять себя в руки и отпустить эти чувства. Скоро он уйдёт из моей жизни. Нужно забыть его.
Тогда, почему бы на последок не… Нет, ни в коем случае! Будет больно, очень больно. Я буду вспоминать его, наш последний раз, его запах, тепло, ощущение его крепкого тела, его взгляд, голос…
Я не сдержалась. Слёзы покатились по моим щекам, падая на белую блузку. Сердце разрывалось на куски, а мысли просто в бешеном потоке роились в голове, не давая успокоиться.
- Ты что, плачешь? – Как по сердцу ножом. Его гол совсем рядом, вот он, возле уха. Его рука обвивает меня за живот, как бы успокаивая. С чего он вдруг такой добрый?
Я не ответила, просто закрыв лицо руками, не позволяя ему взглянуть на меня. Нет, не хочу его видеть, ни сейчас, ни когда либо!
Открылись двери автобуса, и не особо раздумывая, я вырвалась из его рук и выбежала.
Я слышала, как он кричал, чтобы я остановилась, но не сделала этого. Повернувшись, я смотрела, как он уезжает на автобусе. Перед ним закрылись двери, и он просто стоял и смотрел на меня, упершись руками в створки дверей. Его взгляд выражал столько эмоций, что я просто не могла их всех расшифровать. Но три я точно поняла: тоску, безнадёжность, боль…
Ну вот и ты их почувствовал. Приятно, любовь моя? Мне тоже не сладко…
Я наблюдала, как он уезжает от меня в этом автобусе, провожая взглядом. Слёзы текли ручьями, но я не могу их остановить. Что мне делать? Как быть?
Забуду. Я забуду его, там, в Париже. Где нет его. Но до конца учебного года осталось две недели…
Я медленно пошла, не разбирая дороги. Достала из кармана телефон и сигареты. Закурив, набрала номер моего французского доброго феи-крёстного.
- Жан, Лиа. А не получится уехать раньше? У меня возникли некоторые проблемы.
Его мелодичный голос, с лёгкой картавостью и хрипотцой так явно контрастировал с бархатом голоса Гаары. Но это было даже приятно. Он что-то защебетал на своём французском, но явно было слышно ,что он рад моей просьбе.
- Конечно, Cheri!Всё для те6я! Я завтра заеду за тобой!
- А школа?
- А сначала в школу, потом за вещами! Я так рад, моя ненаглядная! Мне не терпится показать тебя этим напыщенным толстосумам! Пускай посмотрят, какой я бриллиант здесь нашёл! – Он болтал без умолку, прогоняя ненужные чувства, навевая настроение перемен. С стало легче. Намного легче!
Да, я трусиха. Да, я убегаю. Убегаю от себя. И я знаю, что придётся трудно, но ведь без трудностей неинтересно жить, правда?

Увидев Бабочку с каким-то блондином, Гаара не особо удивился, так как знал, где она работает. Однако когда их пошла провожать к машине директриса, он напрягся. Всё это было донельзя странным. Бабочка выглядела счастливой, какой не была никогда. И почему-то на Гаару накатила тоска, когда он наблюдал из окна, как его некогда игрушка, садится в дорогое, как и этот француз, авто и уезжает.

На следующий день её не было. И на следующий тоже. И через неделю и две. Она исчезла, как сон. Буд-то и не было её вообще. Однако сердце Гаары подпрыгивало каждый раз, когда открывалась дверь в класс.
- Сенсей? – Он поднял руку, что не делал никогда в принципе, от чего весь класс в ожидании, и с каким-то трепетом замолчал. – А где Асано Лиа? Её не было на церемонии закрытия. И вот уже вторую неделю нет.
- А я вам не говорил? – Он почесал затылок. – Простите! Она уже давно во Франции ,строит свою жизнь на поприще модели!
От этих слов у Гаары внутри всё перевернулось. Он впал в ступор. Как во Франции? Но…
Он вспомнил француза, её счастливое лицо…
«- Ясно, значит вырвалась из этой бардельной трясины…»

Трап самолёта, платье от Chanel, туфли Manolo Blahnik, французский парфим и игривые кудряшки. Меня ведёт под руку мой француз, который просто не может оторвать от меня ни глаз, не рук. Нас встречает человек пять из обслуживания и стоит роскошный белый лимузин.
- Это сказка, да? – Я не могу поверить ,что это реально. Смотрю на моего Жана, он лишь лучезарно улыбается, нежно шепча:
- Я мир брошу к твоим ногам, если ты будешь моей. Я безумно люблю тебя, моя Бабочка…
И вдруг, даже через ослепительную улыбку, можно было заметить гримасу боли, но лишь на мгновенье. Минутная слабость, так сказать. Больше я такого себе не позволю.
- Всё возможно! – Я поцеловала его в уголок губ, затем быстро развернулась и прокричала:
- Ну здравствуй, Париж! Я иду!
Счастье подобно бабочке. Чем больше ловишь его, тем больше оно ускользает. Но если вы перенесете своё внимание на другие вещи, оно придет и тихонько сядет вам на плечо.


6


Гаара монотонно переключал каналы. Они всей своей шайкой-лейкой собрались дома у Наруто, смотреть матч по футболу. Уже было закуплено пиво и приготовлены чипсы. Саске ходил попятам за Наруто и нудил, что тот делает всё в последний момент. Неджи доставал бокалы, а Сай уплетал орешки в сторонке. Гаара же примостился на диване, бесцельно щёлкая каналы. С окончания школы прошло два года. Вот им уже по девятнадцать. Почти все работают. Почти потому что то, чем занимается в компании Наруто трудно назвать работой. И вот только в такие вот субботние вечера им удаётся отдохнуть.
Канал за каналом Гаара переключал с безразличием и скукой, пока…
На одном из каналов промелькнуло знакомое лицо. Он быстро переключил назад.
По подиуму, под прицелом сотен камер и стольких же зрителей шла она… На ней было длинное красное платье в пол, без лямок, длинные волнистые волосы и томный взгляд из под пышных ресниц. Гаара не мог отвести глаз от экрана. Он забыл обо всём на свете, наблюдая, как она поворачивается и уходит обратно. Однако через пару секунд возвращается в обнимку с тем самым французом, которого некогда видел Гаара.
Вокруг телевизора уже собрались и другие парни, не веря ни глазам, ни ушам. Там, на экране, этот самый француз стал на колено и протянул их Бабочке коробочку с кольцом. Та заулыбалась и подала руку. Мужчина с восторгом надел ей на палец кольцо. Зрители зааплодировали и кричали поздравления, а парочка под рёв толпы удалилась. Всё это происходило под молчаливым и пристальным надзором парней, которые просто были в шоке.
- Н-народ, так это ж…
Наруто тыкал пальцем в монитор телека, пихая локтем Саске.
- Она стала моделью, здорово, - Сай как всегда был невозмутим, снова натянув фальшивую маску. Неджи искоса взглянул на Гаару. Тот сидел мрачнее тучи. Он сжал пульт с такой силой, что по нему пошли трещины.
Кажется, футбол на сегодня отменяется.
Гаара поднялся, схватив бутылку пива, сигареты и ключи и ушёл, не сказав ни слова.
- Может за ним пойти, мало ли? – Наруто проводил друга взглядом. Все эти два года Гаара не мог забыть Бабочку. Все его девушки были чем-то похожи на неё: цвет волос, стрижка, цвет глаз или голос, смех. Это превратилось в манию, пока самого Гаару не начало тошнить от этих подделок. Тогда он впал в депрессию. Только это не та депрессия, что бывает у нормальных людей. Его депрессия вылились в миллионные доходы компании его отца. Гаара полностью ушёл в работу, порой забывая обо всём. И тут такое. Мало того, что она объявилась спустя два года, так ещё и помолвлена оказывается. Да, для Гаары это шок.


Я медленно брёл по улице, попивая пиво. Всё кругом светилось и раздражало. На улице праздник, а у меня трагедия. Я свернул в более тёмную и мало оживлённую улицу, наконец, спокойно вздохнув. Закурил. Дым приятно пробежал по лёгким, даря какое-то странное облегчение. Значит выходит замуж…
Я пнул валяющуюся под ногами банку с такой силой, что та, ударившись о мусорку, образовала там вмятину.
- Чёрт!
Внутри всё кипело от злости и ревности. Я всей душой ненавидел её. Какого чёрта она улетела?
Хотя я и самого себя не понимаю. Ведь это было лишь игрой, временное развлечение. Она была такой гордой и несгибаемой, что мне захотелось поломать её. Но как оказалось, она поломала меня. Моя Бабочка, как она и сказала, не превратилась в гусеницу, а так и осталась прекрасной, и продолжает свободно порхать. Там, в Париже, там, где нет меня. Я наверно был для неё как нарыв, от которого она могла избавиться только радикальными методами. И она это сделала.
А я… Я возомнил себе, что она падёт к моим ногам, будет умолять меня быть с неё, будет биться в истерике, моля принять её. А я буду принимать и кидать её, чтобы помучить, ведь она будет сходить по мне с ума. Но она оказалась другой. Той, что для меня недоступна. И я не о теле говорю, о душе, которую она бережёт, укутав в кокон, далеко-далеко, где её никто не потревожит.
Но ведь рано или поздно из кокона должна вылезти бабочка…
У меня были девушки после неё. Много. Но ни одна не смогла подарить того, что подарила она. Желание обладать ей, и это чувство, когда ты получаешь то, чего так сильно хочешь.
Хотя всё могло быть иначе, поступи я тогда по-другому. И она была бы со мной. Но нет, я решил повыёживаться. И вот результат.
Снова вывернул на шумную улицу, выкинул пустую бутылку из-под пива. Всё вокруг горит и сияет, и в самом центре, там, где ярче всего, висит огромный плакат моей Бабочки. Она улыбается с него, и её глаза сияют счастьем.
Счастье, да? Тогда я тебе его поломаю…

Частный самолёт опустился на посадочную площадку. Открылись двери и оттуда вышел молодой парень в строгом чёрном костюме, идеально сидящим на крепком, сильном теле. Он засунул руки в карманы и направился к подъехавшему автомобилю.
Из машины вышел мужчина, открыв перед ним дверь.
- Прошу, господин Собаку.
Парень сел в машину и когда она тронулась, на его лице отразилась довольная, но уж больно злобная усмешка. Он замыслил втоптать счастье одной девушки в грязь, заодно и её тоже, чтобы после этого, она точно приползла к нему, умоляя принять её…


- Дорогая! В этом платье ты прекрасна! – Жан в восхищении развёл руки, окидывая меня томным взглядом, - Все мои партнёры по этому делу будут поражены наповал!
- Что ты! По-моему, это платье довольно скромное.
Я оглядела своё чёрное платье, которое было чуть ниже колена и поднималось под самое горло, и пришла к выводу, что оно действительно великолепно. Поэтому и я в нём должна смотреться неплохо!
- А кто там будет?
- О, дорогая, я сам не помню всех их имён! Это же банкет, представь, сколько там народу!
Мой француз обвил мою талию руками, даря нежный поцелуй. Его прикосновения всегда были такими мягкими и нежными, будто он гладил не женщину, а кошку, и если мне что не понравится, то я его цапну или поцарапаю.
- В общем, я должна быть милой и улыбаться.
- Любовь моя, ты вольна вести себя как пожелаешь! Ты же не эскорт, ты моя невеста! – Жан возмутился, сердито на меня уставившись. – Ты всё никак не можешь забыть что было в прошлом? Ты больше не ночная Бабочка, Cheri! Ты известная по всему миру модель, которую боготворят!
- Не правда! Я ещё не так популярна!
- Ох уж мне эта твоя скромность! – мужчина притворно закатил глаза, беря меня под руку.
Возле шикарного двухэтажного дома стояла не менее шикарная машина, которая должна была отвезти нас на банкет Жана. Сам Жан просто светился от счастья, с того момента как я сказала «Да». И вот сейчас он будто сияет. Улыбка не сходит с его лица и глаза лучатся счастьем. Да и я тоже, вроде…счастлива. Хотя… Нет! Я счастлива!

7

Шикарный зал был полон гостей. Богато украшены столы, вокруг снуют официанты с подносами, предлагая шампанского. Я взяла один бокал, осушив его залпом. Меня не переставая расспрашивали о предстоящей свадьбе, не хотим ли мы завести детей, не прекращу ли я свою карьеру. Больше не могу! Это выше моих сил! Они наверно живут сплетнями!
Слава богу, что у Жана есть связи и он смог утаить тайну моего прошлого, иначе…
А вот и он. Странно улыбается, скорее кривится. Подходит ко мне и берёт за талию.
- Я хочу представить тебя кое-кому. Он очень влиятельный человек в бизнесе, не смотря на свой юный возраст. От того, понравишься ты ему или нет, может зависеть твоя карьера в будущем, учти. Будь почтительна и улыбайся.
Он тащил меня через толпу, а я всё гадала, кто же то может быть. Вообще мой новоиспеченный жених редко меня представлял, или даже наоборот прятал, а тут…
Мы пришли к балконам, где стояла толпа людей, с кем-то оживлённо разговаривая. Слышался смех женщин и одобряющие голоса мужчин. Когда мы подошли достаточно близко, толпа расступилась, позволяя нам увидеть таинственного незнакомца.
У меня перехватило дыхание, остановилось сердце и подкосились ноги. Жан чудом меня поймал, непонимающе и раздражённо уставившись на моё бледное лицо. А я не мигая смотрела как ухмылка открывает оскал белоснежных зубов, как бирюзовые глаза щурятся в дьявольской усмешке. Этого не может быть. Просто не может! Почему? Ну почему ты не можешь оставить меня в покое?
- Лиа, познакомься, это – Собаку но Гаара. Он…
- Я думаю, нет смысла ей рассказывать. Мы знакомы, да, Бабочка?
По моему телу прошли волны дрожи, руки затряслись. Я сжала ладонь Жана, и попыталась спрятаться за его спину. Гаара приехал не просто так. Он точно что-то задумал, и это что-то мне ничего хорошего не принесёт.
- Это было в прошлой жизни. Сейчас я вас совершенно не знаю, господин Собаку. И прошу, у меня есть имя.
В ответ ещё более приторная ухмылка. Он медленно оглядел меня с ног до головы, потом так же мелено подошёл. Жану это тоже похоже не нравилось, как и мне, поэтому он быстро поменял ситуацию.
- Может выпьем за встречу и новые знакомства, господа? Не будем заострять внимание на мелочах жизни, давайте веселиться, это же банкет всё-таки!
Люди загалдели и принялись искать выпивку. Я же воспользовавшись моментом шепнула жениху что выйду в дамскую комнату и удалилась. До туалета я бежала. Но видимо вывеска женский туалет, его не останавливала.
С грохотом захлопнулась дверь кабинки. Я больно ударилась затылком об стенку, и оказалась к ней прижата. Гаара нависал надо мной почти на голову. Он вырос… От него исходил до боли знакомый аромат, вперемешку с запахом сигаретного дыма и шампанского. Его лицо было до безобразия близко. Губы возле моих. И так захотелось снова почувствовать их на себе, попробовать на вкус, утонуть в поцелуе и забыть что есть вокруг.
Но я уже изменилась. Пусть немножко, слегка, но другая. И я этого не сделаю. Потому что знаю, что это будет концом всего, к чему я стремилась…
- Что ты хочешь?
- А разве не понятно?
- Нет.
Гаара приблизился настолько, что мне стало тяжело дышать. Он буквально вдавил меня в стенку. Его губы касались моих и заставляли трястись от возбуждения. Моё тело ещё не забыло его. Я попыталась отпихнуть нахала, но он оказался сильнее и не позволил даже шевельнутся.
- Если ты меня не отпустишь, я буду кричать.
- Я тебе не позволю.
- Зачем ты это делаешь?
- Хочу узнать, как отреагирует пресса, находящаяся на банкете, увидев, что я и ты выходим из одного туалета и растрёпанные. Представляешь, какая будет потеха?
- Это будет скандал!
- Ты чертовски права, Бабочка.
- Не называй меня так! Никогда! Всё в прошлом, слышишь? Оставь меня в покое, пожалуйста, Гаара! Я помолвлена, у меня хорошая работа, нова жизнь, но надо же было снова появится тебе…
Я закрыла глаза, пытаясь заглушить закипающую злость. Ну что ему надо? Почему он не может оставить меня в покое?
- Ещё ни одна женщина, которую я хочу не сбегала от меня. Ты первая, но будь уверена, это будет последним, что ты сделаешь наперекор моим желаниям. Я обещал поломать тебе крылышки, помнишь? Так вот забудь. Я полностью втопчу тебя в грязь!
И он начал рвать моё платье, чулки, он растрепал мои волосы и не смотря на мои крики никто не пришёл на помощь. Когда от моего платья остались лишь лохмотья, Гаара наклонился к моему зарёванному лицу и впился резким и очень больным поцелуем, оставляя сильный укус на нижней губе. А потом расправил свой галстук, расстегнул пару пуговиц на рубашке и ушёл.
Я не двигаясь сидела на полу туалета. По щекам текли слёзы. Скорее всего тушь полностью растеклась. Меня сотрясали рыдания, я закрыла рот рукой, давя желание зарыдать в голос.
Через пару минут в мою кабинку ворвался Жан. Он испуганными глазами смотрел как я корчусь на полу.
- Милая, что он сделал?
- Он хочет меня уничтожить, Жан. Понимаешь? Стереть в порошок моё счастье. Почему? Почему он это делает? Я не понимаю…
Жан легонько при обнял меня за плечи и стал гладить по голове. Он что-то говорил, но я его не слушала. В голове стояло только одно: «Я полностью втопчу тебя в грязь!»


- Нет, ну ты только посмотри! «Знаменитая молодая модель Лиа, ещё не успев выйти замуж за своего жениха, известного богатого бизнесмена Жана Дюма, изменила ему с молодым выдающимся японским миллиардером Собаку но Гаарой в туалете на банкете одной корпорации…» Как только наглости хватает такое писать?
Жан носился по комнате, махая газетой сегодняшнего числа. Я лишь безразлично смотрела за этим, потягивая кофе. Я знала, что это произойдёт, и была полностью готова. И это только цветочки…
- Не нервничай, это вредно.
- Как ты можешь так просто к этому относится? Они же…
- Жан! – я прикрикнула на него, после чего мужчина остановился, наконец, перестав метаться по комнате. Он не понимающе смотрел на меня. – Это их работа - из ничего раздувать новость глобального масштаба. К тому же это Гаара подстроил, поэтому не удивительно, что всё разошлось так быстро.
- Но…
- Жан, - я поднялась с дивана и пре обняла его. – Просто не думай об этом.
Он лишь грустно вздохнул, и, поцеловав меня в щёку, уехал на работу. У меня же в двенадцать должна была быть съёмка для журнала. Я нехотя потащилась собираться…


Я сидел и довольно наблюдал, как синеет, бледнеет и зеленеет Бабочка. Она пытается скрыть свою ярость, отвращение и ненависть, но у неё это плохо выходит. Она пытается позировать фотографу, но моё присутствие ей сильно мешает.
- Да что с тобой сегодня?! – фотограф возмущённо развёл раками. – Просто невозможно работать! Соберись, Лиа!
- Простите, но я не понимаю, почему ЭТОТ человек должен присутствовать?
- Он главный спонсор, и его желание – закон! Давай, детка, работай! Начинай уже работать!
Бабочка скрипнула зубами, но работать всё же начала. Я лишь сидел, наблюдая за тем, как она меняет позы, изучал изгибы её тела, уже представляя, что я могу с ней сделать. Я снова хочу её, но эта атмосфера…охоты, возбуждает ещё сильнее.
Её пухлые губы, необычный разрез глаз, рыжие локоны и округлости в купе с природной изящностью и грацией делают её до чёртиков красивой. И как представлю, что её жизнь и её счастье зависят т меня… Даже секса не надо!
-Всё, мы закончили. Ну ведь можешь, когда захочешь! – Фотограф поцеловал Бабочку в щёку и ушёл к другим работникам съёмочной площадки. Я же направился к недовольной и сердитой девушке.
- Отлично смотришься, не зря я в тебя деньги вкладываю.
- Больно надо. Что на этот раз задумал? Публичное изнасилование?
- Нет, что ты! Я же не сумасшедший!
- Тогда?
- А ты знаешь, что если я захочу, то твой жених станет нищим?
Она обречённо вздохнув потёрла виски.
- Что ты хочешь от меня?
- Я уже говорил.
- Что ты хочешь чтобы я сделала, чтобы ты не трогал Жана?
Хммм… Заманчиво…
- Тогда переодевайся и мы кое куда поедем.
- Куда?
- Узнаешь…

Когда дверь красного Порше закрылась за мной, я поняла, что попала. Ведь гарантии, что он сдержит слово, нет. А вот факт того, что все видели, как я села к нему в машину и куда-то поехала есть. Боже, куда я вляпалась на этот раз?
Мы приехали куда-то за город. Небольшая, но довольно дорогая вилла встретила нас тишиной и темнотой. Гаара включил везде свет и пошёл за вином. Я огляделась. Всё довольно мило и уютно.
Того что будет я не боялась. Я привыкла торговать собой. Если это спасёт Жана, я согласна продаться ещё раз. К тому же это Гаара. И почему-то страха я не чувствовала совсем, только восторг и возбуждение.
Всё-таки я продажная тварь…



Категории: Гаара
комментировать 12 комментариев | Прoкoммeнтировaть
суббота, 3 августа 2013 г.
День Святого Валентина (7-8 части) Нова Наэр 09:31:31
 ­­

Подробнее…
7 часть

Рин, укутавшись в одеяло, сидела на кровати Темари и смотрела на стену. Может она зря вспылила? Ну какая муха её укусила!? Ляпнула глупость не подумав. А теперь что делать?
И всё же она сказала то, о чём много думала. Он всё время хочет близости, не особо увлекаясь романтикой. А ей хотелось бы погулять за ручку, сходить в кафешку, поесть сладостей, просто быть рядом. Не сопровождая это «рядом» движениями взад-вперёд, ну или вверх-вниз…
Рин откинулась на спину, теперь сверля взглядом потолок. И что они будут делать, когда она уйдёт? Почему его это не волнует? Девушка себе все мозги уже вынесла думая об этом, ища решение. Но ведь что она может? Она простой джонин…
В дверь тихо постучали.
- Войдите. – Из-за двери показалась растрёпанная красная макушка. Гаара как-то неловко сел на край кровати, не смотря в глаза Рин. Он просто сидел так с минуту, сложив руки на коленях. Это выглядело забавно, видеть его таким, и Рин, не удержавшись, хихикнула.
- Что я смешного сделал? – Наконец он взглянул на неё. В его глазах был виден хаос из эмоций и чувств, приправленный чувством вины.
- Прости, просто ты был таким милым. – Рин снова уставилась в потолок, ожидая следующего шага Гаары. Она обижена, и не собирается мириться первой.
- Рин.. я понятия не имею, как себя вести. И если… своим напором я тебя обидел или испугал – прости! – Он говорил это, внимательно рассматривая кисти рук. Но тут на его плечо легла тёплая рука и Гаара слегка расслабился. – Мне казалось, что тебя всё устраивает. Я исправлюсь, но… я не знаю как.
- Просто будь рядом. Просто. – Она обняла его за плечи, утыкаясь носом в его шею. И жизнь снова наполнилась смыслом! По телу пробежала приятная дрожь и разлилось тепло. Хотелось смеяться и плакать, просто так, от счастья. – Давай сегодня будем просто валяться на кровати, и ничего не делать.
- Тогда может пойдём на мою кровать? Врятли Темари обрадуется если мы займём её комнату.

(От лица Гаары)
Около получаса мы просто лежали. Я на подушке, закинув руки за голову, а она на моей груди. Рин всё время что-то говорила, но в детали я не вдавался. Казалось, что я сплю. Приятная нега и запах её волос дарили блаженство, от которого хотелось нарушить обещание. Но я держал себя в руках, не давая похоти взять верх над чувствами.
И вот только теперь я понял, о чём она говорила. Рин встала с меня и кровати, направившись в туалет. Она кинула что скоро вернётся и просила не уходить. А я осознал, что лежать одному на этой кровати без приятной тяжести на груди тоскливо. Стало снова одиноко и холодно, будто вернулись дни того прошлого. Прошлого, к которому я не хочу возвращаться. Рядом с ней я чувствую себя живым и нормальным, таким как все. Особенность конечно хорошо, но только когда она в меру. Ведь если ты отличаешься от других, они отдаляются, и, в конце концов, ты остаёшься один.
Примерно через месяц, она уйдёт, а когда вернётся не известно. Что я буду делать без неё? Да я от тоски за неделю умру! Или сойду с ума. Нет, лучше умереть…
И вот Рин вернулась. С мягкой улыбкой и теплом в глазах. Она до сих пор смущалась. Ну разве не мило?
- Я люблю тебя. – Если честно, случайно вырвалось. Подумал в слух. А вот Рин этого хватило чтобы залиться краской.
- Неожиданно! – Она села рядом, повернувшись спиной. Нет, так не пойдёт!
Я поднялся, обхватывая её талию и притягивая к себе. Когда её спина тесно прижалась к моей груди стало лучше.
- Чего неожиданного? Я ведь это уже говорил.
- Да, но я только вышла из туалета, а тут такое… - Она взволнованно взглотнула, ощущая моё дыхание на своей шее. Поёрзав попой по покрывалу, она повернула голову ко мне и поцеловала. А как же «просто полежать»?
Я отстранился, вопросительно заглядывая в её сводящие с ума глаза. Она опустила пушистые ресницы и облизала губы.
- Но хоть поцелуи-то можно. – Прошептала она, ложа ладошку на моё плечо. Тело отреагировало само, сокращая мышцы. Рин улыбнулась, приближая лицо к моему и становясь на колени, второй рукой облокачиваясь о кровать. Нет, ну как понять этих женщин?
- По-моему это ты хотела просто побыть вместе. – Я усадил Рин к себе на колени, заводя её ноги себе за поясницу, и поцеловал ямочку между ключиц.
- Да, но… Когда ты рядом моё тело живёт своей жизнью, и оно требует ласки. – Она краснела как ребёнок, но всё равно продолжала говорить и гладить мою спину. Боже! Я даже через водолазку ощущаю её горячие руки. А губы находились в опасной близости от моих и продолжали шевелиться. Рин что-то говорила, но биение моего сердца, стоящее в ушах заглушало её слова. Я медленно приблизился и поцеловал уголок её рта. Затем другой и поцеловал нос. Снова опустился к губам, еле касаясь их. Она открыла ротик, жадно вдыхая воздух и заёрзала на мне. Подняв руку с её талии, я распустил её волосы, зарываясь в приятную прохладу шёлка. Они упали до самой поясницы, дотрагиваясь и до второй руки.
А тем временем, Рин тоже стала действовать. Она залезла под край водолазки и стала поднимать руки выше, задирая её. Тонкие пальчики гладили каждый очерченный мускул на моей спине, ноготки приятно царапали и возбуждали. Рин тесней прижалась ко мне грудью, сжимая мою поясницу ногами сильнее и прижимаясь к уже довольно давно {censored}. Я схватил её за ягодицы и возмущённо заметил, что она в штанах. Но всё равно стал гладит круглые формы, сжимая и сильнее прижимая.
Всё это время мы не целовались. Наши губы были в миллиметре друг от друга. Я чувствовал её горячее дыхание, видел как подрагивают прикрытые ресницы и как она жадно смотрит на мои губы. С легкой ухмылкой в уголках глаз я поцеловал её. Поверхностно, дразня и возбуждая. Я мягко прикасался до её пухлых губ своими, затем облизнул кончиком языка нижнюю, прошёлся по верхней, чуть затронув её горячий язычок и снова чмокнул.
Я покусывал их, посасывал, отстраняясь и снова целовал. Рин уже стонала и готова была плакать.
- Поцелуй же меня! Не мучай! – Молила она о пощаде, сжимая в кулаке мои волосы и ещё теснее прижимаясь.
Я лишь улыбнулся, погружаясь своим языком в её горячий рот. Поцелуй был невероятным! Чувства, доведённые до предела, захлестнули по полной. Страстно целуя её, я стал расстегивать кофту, затем снял лифчик. Она стащила с меня водолазку, гладя мою грудь. Оторвавшись от её губ, я перешёл на грудь. Лизнув сосок, я взял его в рот и стал сосать, как ребёнок. Рин выгнулась, прижимая мою голову ближе. Она стонала, вскрикивая, когда я прикусывал розовый сосок.
Когда пульсирующая боль внизу стала совсем не выносимой, я приподнял её с себя и перевернул, падая сверху. Спускаясь поцелуями по животу, стал расстегивать её штаны. Стащив их, я продолжил цепочку поцелуев медленно стягивая розовые трусики. Рин закинула руки за голову, вцепившись в покрывало и стонала. Громко и возбуждающе.
Быстро скинув штаны с себя я раздвинул её ножки и примостился между ними, но она упёрлась руками мне в грудь.
- Что? – Мне хотелось быстрее погрузиться в неё, но на отталкивала меня.
- Я хочу сверху. – Пролепетала она краснея, как рак.
Боже! Твоё желание, и я повинуюсь! Приподняв девушку за талию я перевернулся на спину и усадил её сверху. А так даже лучше! Я вижу её всю! Но она ничего не делала.
- Что не так? – Мне не терпелось приступить к делу.
- Вот блин! – Выругалась она. – А ведь я хотела просто полежать!
Она подняла голову, на её лице сияла счастливая и озорная улыбка. Не теряя больше времени, Рин взяла моё достоинство в руку и села на него. Я хотел подняться, что бы быть ближе, но она не дала, снова опрокидывая меня на кровать. Когда она двигалась, её грудь подпрыгивала, так и маня! Я не выдержал и схватил её грудь. Рин положила свои руки поверх моих. Странное ощущение, но довольно приятное!
По её шее прокатилась капелька пота. Она скатилась между грудей и проскользила по животу, исчезая там… Громко вскрикнув, Рин опустилась последний раз. Внутри неё всё сжималось до такой степени, что я тоже кончил, хотя сдерживался как мог. Она повалилась сверху на меня. Я чувствовал как по моему низу живота и ногам стекает кое-что тёплое, и скорее всего принадлежащее мне. Где-то далеко в сознании промелькнула мысль, что от этого рождаются дети, но сейчас меня больше волновало, откуда кое-что моё вытекало. Странно осознавать, что мы с ней были так близки. Странно, но до жути приятно.
Приятно чувствовать как она громко и тяжело дышит. Приятно чувствовать жар её тела. Приятно прикасаться к её коже. Вот так просто гладить её по спине и наслаждаться моментом. Так вот значит как это, иметь кого-то, с кем не хочешь расставаться даже на секунду. Хочется вечно так лежать. С ней. И больше ни с кем.
- Я хочу чтобы ты осталась в Суне.
Рин еле поднялась, устало ложа руку на мою грудь.
- Это возможно?
- Да. Я напишу Цунаде. Надеюсь она поймёт.
- А если нет?
- Ей придётся…
Иначе я умру, любовь моя…

8 глава

Рин нервно переминалась с ноги на ногу. Цунаде уже в который раз перечитывала письмо Гаары и её лицо меняло выражения так часто, что сложно было определить, в каком она настроении.
- Хм... - Протянула она, наконец удостоив куноичи взглядом. - Знаешь, это конечно не положено, да и по политическим и военным взглядам полный абсурд, но так как я в этой ерунде не особо разбираюсь, то даю добро!
Она с оглушительным звуком поставила печать на письме и, завернув его, отдала испуганной девушке. Рин неуверенно протянула руку и приняла запечатанный конверт.
- Спасибо, Цунаде-сама! Я очень благодарна! – Она поклонилась в пояс, прижимая к груди конверт. Сердце билось настолько сильно, что она думала оно вот-вот выскочит!
С сияющеё улыбкой и ярким румянцем на щеках, Рин выбежала из резиденции к уже сходившей с ума Темари.
- Ну? – Выкрикнута она, вцепляясь в плечи девушки. – Она согласилась?
- Да!
- Ура!!! – Темари заскакала по площади, привлекая внимание прохожих. Она кинулась обнимать Рин, и всё время повторяла слово «да». В общем, она была счастлива не меньше самой возлюбленной казекаге.


- Гаара?
- …
- Гааааараааа!?!
- Что тебе, Канкуро?
- Слушай, ты уже всё с ней перепробовал? Все позы?
Бедный Гаара подавился чаем. Всё таки плохой идеей было поужинать вместе с братом. Он знал, что тот начнёт задавать подобные вопросы. Но сам виноват! Его никто не заставлял…
- Почему я должен это с тобой обсуждать?
- Я твой брат.
- Не весомый аргумент.
- Брось! Неужели не хочешь поделиться восторгом?
Гаара обречённо вздохнул. Канкуро конечно и раньше его раздражал, но вот в последнее время уже совсем задрал.
- Жри свой рис и помалкивай или я сделаю тебе больно…очень. – Юный казекаге снова пригубил чая.
- А она громко стонет?
- ………..
Чётка отбивая ступени лестницы, Гаара поднялся на верх и с силой захлопнул дверь в свою комнату.
На кухне остался неподвижно лежать покалеченный трупик Канкуро, который грустно бубнил что извиняется.

Гаара рухнул на постель, сгребая в кучу одеяло и простынь, которые до сих пор пахли ей. Он зарылся лицом в бельё, а сердце невольно стало стучать быстрее. Ему было плохо. Очень. Без неё всё казалось каким-то не таким. Всё казалось не нужным. Уже неделя прошла, как она покинула его и отправилась в Коноху. Но три дня туда, три обратно. Скорее всего она решила со всеми попрощаться и задержалась ещё на день. Тогда она должна вернуться ни сегодня, завтра. Но почему-то было тревожно.
Казекаге поднялся с кровати и подошёл к окну. Унылый пейзаж коричневых стен не особо поднимал настроение. Вдруг вспомнилось их первое свидание. Праздник Влюблённых, фестиваль в его честь.
Первые прикосновения, неуверенные улыбки, невинные поцелуи, постепенно переросшие в что-то гораздо большее… Первое «люблю»…
Гаара схватил себя за волосы и облокотился на стену, скатываясь по ней. Почему так страшно? Чего он боится? Ведь всё будет хорошо, правда?


Гаару разбудил жуткий грохот и звук распахнувшейся двери.
- ГААРА! – Ворвался испуганный и запыхавшийся Канкуро. – Там на заставе говорят что посреди пустыни, где-то недалеко от Суны идёт бой. И они уверены, что видели Темари! Я ничего не понимаю, но надо проверить.
Чертыхнувшись, Гаара подорвался с кровати, застёгивая плащ и хватая тыкву. Они мчались, что есть сил к тому месту. И страх накатывал всё больше. Чувство бессилия сводило с ума и заставляло сжимать челюсть до боли. А в голове уже мелькали жуткие образы его Рин, мёртвой…

- Какого…
Дальше Канкуро не договорил. Да и не надо было. Вокруг лежали шиноби, в крови и мёртвые. Парни быстро пробежались по ним глазами. Наёмники. Кругом лежало оружие и были отчётливо видны на светлом песке следы крови. Но Канкуро и Гаару не интересовало всё это. Они искали лишь две фигуры.
- Вон она! Темари! Ты меня слышишь? – Старший Собаку бросился к сестре, поднимая её и с облегчением заметил, что та дышит.
Гаара же искал другую. И… к сожалению, нашёл…
Чёрные шёлковые волосы разметались по красному песку. Чёлка закрывала лицо. Руки и ноги были хаотично разбросаны. Он подбежал к ней, хватая на руки. Стал прощупывать пульс, слушать дыхание, но ответом была гнетущая тишина. Он отбросил её волосы, всматриваясь в такое родное и любимое лицо. Ещё бледнее, чем обычно, оно было перепачкано кровью. Но на её розовых губах играла, еле заметная, счастливая улыбка. В левой руке она сжимала конверт.
Будто находясь в трансе, Гаара открыл его. Там было его письмо, с печатью Хокаге и пожеланием: « Живите долго и счастливо!»
Знаете это чувство, когда ты один в квартире, только посмотрел ужастик, и неожиданно выключается весь свет. И непроглядная тьма окутывает с ног до головы. Сердце останавливается и хочешь умереть прям сейчас, лишь бы не мучиться.
Гаара уже не испытывал страх. Тупая боль. Боль, всепоглощающая, давящая, убивающая.
Вот именно поэтому он не хотел любить. Никогда.

Канкуро удостоверившись, что его сестра по крайней мере не присмерти, оглянулся в поисках Гаары. И тут же пожалел.
Его брат сидел на песке, держа на руках свою первую любовь, закинув голову назад, лицом к небу. По его щекам лились слёзы. Горькие и удушающие. Кто сказал, что мужчины не имеют права плакать? Ведь им тоже порой бывает невыносимо больно. Как например сейчас Гааре. Ведь у них всё только начиналось.
Канкуро склонился над сестрой, не в силах сдержать собственные слёзы. Ну почему его брат должен так страдать? Неужели он не настрадался? Почему именно он…
Дул несвойственный пустыне холодный ветер. Солнце окрасилось в багровый цвет и готовилось сесть за горизонт.
По молчаливой пустыне прокатился крик боли и отчаяния…

- Гаара, - Мягкая ладонь сестры легла на плечо казекаге. Но не последовало никакой реакции. Все давно разошлись после похорон, но он продолжал стоять, смотря на холодный камень надгробия, под которым лежит его любимая. – Идём домой.
- Мой дом там, где она. – Казалось, что он похудел и осунулся, круги под глазами стали ещё ярче, а щёки ввалились. Без боли не взглянешь. И Темари не могла смотреть без боли.
- Я не смогла её уберечь. Их было слишком много. Прости меня…Гаара…
- Это не твоя вина. Мы живём в мире шиноби. Смерть неизбежна…
Сдерживая слёзы и рыдания, Темари ушла, оставив своего брата одного.
Совсем ещё молодой казекаге опустился на калении над надгробием. Из глаз полились слёзы, резко стало не хватать воздуха. Он облокотился локтями о землю, сгребая руками песок.
- Вернись… Вернись ко мне, прошу! Я не могу без тебя жить, Рин! Пожалуйста! Я хочу к тебе! Прошу… Я люблю тебя, люблю, люблю, люблю, люблю…
Сознание отказывалось верить, что её больше нет. Ведь счастье было так близко. Совсем чуть-чуть!
Её улыбка, румянец смущения, недовольная моська, запах кожи, волос, нежность её прикосновений и тепло тела – всего этого больше нет и не будет, лишь в его воспоминаниях.
- Хочу к тебе. Хочу умереть, – Говорит он вслух, а в голове крутится такое близкое, но теперь совершенно не достижимое: « Живите долго и счастливо!»
С тех пор, Гаара ненавидит, День Святого Валентина.
С тех пор, каждое 14 февраля он приходит на её могилу.
И там, среди холодных надгробий, он слышит далёкое:
- Я буду любить тебя вечно, Гаара….

Конец.


Категории: Гаара
Прoкoммeнтировaть
День Святого Валентина (5-6 части) Нова Наэр 09:30:31
 ­­

Подробнее…
5 глава

Блаженно потянувшись, Рин открыла глаза. Темно. Пару минут она пыталась сообразить, где она. Но когда рядом зашевелились и обняли её за талию, то всё вернулось на круги своя. Она в Суне, с Гаарой.
Улыбнувшись этому открытию, девушка тоже приобняла Гаару, прижимаясь к его груди. Размеренно стучащее сердце, ровное дыхание. Гаара излучал тепло и приятный аромат. Да. Его аромат. Другие его могут и не чувствовать, могут не замечать, но она, Рин прекрасно его слышит. Аромат любимого мужчины.
Поддавшись настроению, она подняла голову и поцеловала парня в шею, затем аккуратно лизнула ямочку между ключиц, и снова поцеловала. Приятное тепло передавалось от его кожи и струилось по губам девушки. Так приятно…
Гаара во сне сжал руки сильнее, тем самым прижав к себе девушку вплотную. Она не без смущения заметила, что кое-какая часть тела юного казекаге упёрлось ей в живот. Чуть поёрзав, она поняла, что выбраться из его стального захвата невозможно. Смирившись, Рин стала водить руками по крепкой спине Гаары. Она лёгкими, почти не ощутимыми прикосновениями исследовала каждый рельеф его спины. Чувствовала, как даже во сне его мышцы напрягаются, становясь каменными. Снова не удержавшись, она поцеловала его, но теперь в губы. Мягким движением, как крылья бабочки, она касалась его губ. Это было воистину великолепное ощущение. И она не могла оторваться.
Её идиллию разрушил горячий язык Гаары, нагло ворвавшийся в её рот и начавший ласкать её язычок. Его руки сместились с талии на попу, массируя ягодицы. Он теснее прижал Рин к себе, прижимаясь своей плотью к ней как можно крепче. От этого у девушки перехватило дух! Она попыталась глотнуть воздуха, но Гаара всё настойчивей и настойчивей стал гладить её, страстно целовать. И вот миг, и он подмял её под себя. Резким движением Гаара раздвинул её ноги и примостился между них. Взяв губами один сосок, он слегка поиграл им, а потом нежно прикусил, от чего Рин выгнулась ему навстречу, прося большего. И он не заставил себя ждать. Гаара хотел этого уже давно. Очень давно! Чуть поёрзав по её половым губам головкой, он со стоном вошёл, еле сдержав оргазм и чуть не кончив. Слегка подождав и отдышавшись, он стал резко двигаться, облокотившись на руки по обе стороны от её головы. Смотреть в глаза Гаара не мог. Это было выше его сил. Одних стонов и страстных вздохов хватало! Рин вцепилась ногтями в его спину, выгнувшись и уперевшись в его грудь. При каждом толчке она тёрлась о него, заставляя возбуждаться сильнее и сильнее. И вот Гаара не выдерживает и кончает.
Слышится недовольный стон Рин, и парень делает совершенно неожиданное даже для себя. Приподняв девушку за бёдра, он обвёл пальцем вокруг её заднего прохода. Рин выгнулась, снова застонав. Не выйдя из неё, Собаку продолжил двигаться внутри, на этот раз, уже добавив иное удовольствие. Аккуратно, чтобы не причинить боль, он миллиметр за миллиметром стал всовывать средний палец в её попку. Рин стала судорожно хвататься за простынь, с её ротика начала стекать слюна исступления. Её влагалище сжалось до такой степени, что Гаара думал, что снова кончит. Дав ей чуть привыкнуть, он снова стал двигаться, но и одновременно двигать пальцем. Смазка, стёкшая из её киски помогала лёгкому проходу, что сразу отметил парень. А вот девушка кажется уже была на грани. Громкие крики, хриплые стоны, Рин цепляется за волосы Песчаного притягивая к себе. Когда он делает перу резких толчков и вводит палец до конца, девушка с громким криком кончает. Её бьёт крупная дрожь, по телу проходит долгая, мучительно-сладкая судорога, взрывая сознание.
Но через пару секунд она обмякла, обессилено лежа на кровати. Гаара медленно выводил круги по её груди и шее, лежа на ней. Он улыбался как довольный кот. Они не говорили не слова, пока Рин не начала первой.
- Это… Это было просто… невероятно!
- Не знал, что ты так чувствительна ТАМ. – С нажимом произнёс красноволосый, погладив девушку по бедру. По её телу прошла дрожь возбуждения, и она прикрыла глаза.
- Я тоже не думала. – Её щёки залил румянец. При одном воспоминании о том, что он делал хотелось сгореть от стыда. – Тебе не было противно?
- Противно? – Переспросил Гаара, не понимая, что может быть противного в его любимой. А тем более в доставлении ей удовольствия. – Нисколько.
- Хорошо. – прошептала девушка и закрыв глаза окунулась в пучину ощущений. Горячее тело Гаары не давало её телу остыть. Возбуждение снова подкатывало волнами. В довершение всего, Гаара, как ребёнок, принялся сосать её сосок. А правой рукой полез между её ногами к попке. Он стал кругами водить палец, то слегка погружая, то снова дразня. Рин сцепила зубы, но стоны снова стали вылетать из её уст.
Ночь обещала быть долгой и приятной…


6 глава

Канкуро и Темари довольно переглядывались. Вид Рин оставлял желать лучшего, что свидетельствовало о бессонной ночи. К тому же когда они вернулись, и почти до самого утра, и ещё один раз утром, были слышны дикие стоны.
- Как спалось? – Всё-таки не выдержал Канкуро, довольно на неё смотря. Рин подняла на него красные глаза с синяками под ними чуть ли не как у Гаары.
- Нормально. По крайней мере, то время, что я спала. – Буркнула девушка. Только когда Гаара поднялся, чтобы собираться на работу, она вспомнила, что ей-то тоже надо туда идти. Грустно вздохнув, она отпила ещё глоток живительного кофе. Рядом послышались шаги. Гаара сел возле неё, пододвигая ближе свою чашку. Он просто светился изнутри. Это не могли не заметить его родственники, ехидно на него косясь.
- Как спалось, Гаара? – Теперь спросила Темари, под столом дотрагиваясь ногой до ноги Рин. Та вздрогнула, покраснев. Она недовольно надула губки и посмотрела на довольную куноичи.
- Замечательно. – Негромко ответил он, отпихивая ногу сестры от своей девушки.
- Понятно. – Взгляд у Темари был подобно взгляду нашкодившей кошки. Она не могла спрятать улыбку, видя, как рука её брата исчезла под столом, и как краснеет Рин. – Так ты сегодня будешь копаться в бумагах? Я помогу тебе!
- Спасибо. – Мертвенным голосом отозвалась брюнетка, поднося ко рту чашку.
- Надеюсь что вы поженитесь. – Бросил вроде как ненароком Канкуро. Изо рта Рин струёй назад вышел кофе. Даааа… Кажется Темари придётся переодеваться…


- Так ты остановилась у Гаары-сама? – Рин окружила толпа девушек, мешающая ей работать. Они галдели и пытались её потискать. Все наперебой спрашивали, какие их связывают отношения. Она мечтательно вздохнула, вспоминая его слова и прошлую ночь. «Он меня любит!» - пронеслось в её голове, но из мира грёз её вывел раздражённый голос.
- Неужели вы думаете, что Гаара-сама может увлечься ЭТИМ? – К ней подошла девушка, по виду младше Рин. Она стала в недовольную позу, всем своим видом показывая презрение. Послышался гомон и перешёптывание. Потом топа девчонок уже в голос стала обсуждать её достоинства и недостатки.
Глаз Рин стал нервно дёргаться. Потом задёргался уголок губ. Когда надоедливые девицы стали обсуждать её «сисяндры» она не выдержала.
- ПОШЛИ ПРОЧЬ, КУРИЦЫ! – Она зашвырнула в них пару свитков и ручку с чернильницей. Девушки с визгом стали убегать. Кроме той злюки.
- А тебе, что, специальное приглашение нужно? – Орала разъярённая куноичи, вышвыривая эту нахалку. Дав ей смачного пинка, Рин отряхнула руки, как от пыли и села снова за бумаги.
Боже… Как же могут раздражать некоторые девушки…

Время тянулось очень медленно. Бесчисленные листы с договорами, документы, письма, просьбы… У Рин начала кружиться голова от одного запаха чернил. Она откинулась на спинку стула, потирая глаза. В ушах шумело, а глаза нещадно жгло. Было невыносимо душно. Она расстегнула ещё пару пуговиц на кофте и помахала на себя листом. Ей бы сейчас хотелось оказаться в холодной реке, или под тенью дерева, где прохладно и свежо. Представив себе эту картину, и полностью отдавшись чувству умиротворения, Рин заснула. Сказывалась бессонная ночь.
Гаара аккуратно открыл дверь. Он держал в руках пару кружек с кофе, прекрасно понимая, что его девушка будет этому рада. Он провинился, не дав ей нормально выспаться. Ведь сам он может не спать пару суток.
Рин спала, откинувшись на спинку стула. Её грудь мерно вздымалась, с каждым вдохом всё больше оголяясь. Казекаге поставил кружки на стол. Он аккуратно застегнул пару пуговиц.
Во сне она была такой милой и красивой, что Гаара не удержался. Он наклонился, легонько целуя её. На глазах Рин была чёлка. Парень отодвинул непослушные пряди, наслаждаясь ощущением. Шелковистые прядки слегка закручивались, обрамляя бледное лицо. Синяки уменьшились, что не могло не радовать.
Гаара присел на край стола, сложив руки на груди. Он просто наблюдал за ней. Он никогда бы не поверил, что будет вот так, с наслаждением, наблюдать, как спит его любимая девушка.

У Рин сильно зачесался нос. Она чихнула, резко проснувшись. Как она могла заснуть!? Ещё столько невыполненной работы! Девушка стала собирать в кучу бумаги, готовые к подписи. Вдруг она заметила на столе предмет, которого не было. Она прикоснулась к кружке. Еле тёплая. Интересно, кто это принёс, и почему не разбудил? Вдохнув полной грудью воздух, она чуть пополам не согнулась от сводящего с ума запаха кофе. По-моему никто не обидится, если она выпьет его?
Сделав пару глотков, Рин ощутила, что жизнь прекрасна! Терпкий напиток разливался по её истощённому телу, заряжая бодростью. Допив до конца, она схватила стопку и направилась к казекаге. Прекрасный повод увидеть его!

Гаара что-то писал, сосредоточенно и скрупулёзно. Рин постучалась ещё раз, обращая на себя внимание.
- Бумаги на подпись. – Она положила перед ним стопку, заведя руки за спину. Парень грустно вздохнул, откладывая в сторону ручку. Он взъерошил и без того торчащие в беспорядке волосы. – Устал наверно? А я не догадалась тебе кофе захватить.
Он улыбнулся уголками губ, вставая со своего места.
- Ты себя неуютно чувствуешь? – Гаара подошёл к Рин, беря её за руку.
- Да нет. Вроде… - Она замялась, чувствуя, как начинает краснеть. И чего это с ней?
- По-моему ты врёшь. – Он приблизился ещё, почти прислонившись.
- Я… просто так неловко…
- Почему? – Его рука нежно поглаживала её спину, а вторая продолжала нежно сжимать руку.
- Ты…сводишь с ума. – Рин подняла на него глаза. В его взгляде читалась радость и какая-то детская шкодливость. И не успела она даже ойкнуть, как он завладел её губами. В этом деле Гаара оказался ненасытен. Он не мог оторваться от неё и того, что ему дарило её тело.
Не особо церемонясь, Гаара подхватил девушку и усадил на стол, устаиваясь у неё между ног. Он стал целовать её шею, ключицы, снова переключаясь на губы. Он покусывал их, тут же проводя языком по месту укуса. Рин вся дрожала от удовольствия. Она перебирала его непослушные волосы, гладя шею и плечо. От него веяло силой и властью, с которыми она не могла совладать.
Тогда, в их первое свидание, она тоже это ощущала. Спокойный и молчаливый, Гаара создавал впечатление чего-то запретного, но такого желанного. Его крепкое тело сводило в ума и будоражило сознание, а факт того, что он казекаге заставлял восхищаться и трепетать сердце.
Рин еле оторвала его от себя, беря слегка покрасневшее лицо парня в ладони. Он смотрел на неё через дымку возбуждения. Его губы были приоткрыты, а дыхание обжигало. Гаара держался за стол по обе стороны от бёдер девушки, почти вплотную придвинув лицо.
- Я люблю тебя, Гаара. Очень. Но это чувство пугает. Я не могу себя контролировать! – Рин смотрела на его губы, всем телом ощущая, что если казекаге захочет продолжить поцелуй, а не слушать её, то он это сделает. И возможно не только это… - Кто я для тебя?
- Любимая. Моя девушка. Единственный человек, кто заставляет меня сходить с ума. – После этого последовал поцелуй.
Но Рин снова отстранилась.
- Я живу в Конохе. Что мы будем делать, когда я уйду?
- Но ты же вернёшься? – Кажется Гаару сейчас это не особо интересовало. Он снова начал напирать.
- Прекрати! – Рин с силой отпихнула парня от себя, вскакивая со стола. – Я хочу знать, какое у меня будет будущее! Ведь я не могу без тебя, Гаара! А тебя это похоже не волнует!
- Сейчас - да, меня это не волнует. Сейчас ты здесь. И будешь здесь ещё месяц.
- Но это не так уж много. А что потом?
- А чего ты от меня услышать хочешь? – Не выдержал Гаара, разозлившись. – Что мне сделать? Прям сейчас бежать искать выход? Неужели так трудно просто целоваться в своё удовольствие, пока есть время?
- Вот как… - Рин смотрела на Гаару грустными глазами. Ещё чуть-чуть и она заплачет.
- Так я для тебя просто игрушка для секса? Кажется тебе от меня больше ничего не надо.
В дверь постучали. Не дождавшись разрешения, Мацури вошла.
- Ой, простите! Я помешала? – Она прижимала к груди бумаги. Её хорошее настроение сразу улетучилось, ощутив напряжение между этими двумя.
- Нет. Ты не помешала. – Рин отвела глаза от Гаары, направляясь к двери. – Мы закончили. Казекаге-сама, не забудьте подписать документы. Темари потом их заберёт.
И тихо прикрыв дверь, она ушла.
- Я точно не помешала? – Мацури чувствовала дискомфорт. Таким хмурым и отстранённым она ещё Гаару не видела. Он рухнул в своё кресло, откинув голову назад и прикрыв глаза.
- Оставь меня.
Положив документы на стол, Мацури послушно вышла.


Категории: Гаара
Прoкoммeнтировaть
четверг, 1 августа 2013 г.
Бабочка (3-4) Нова Наэр 16:00:42
 ­­

Продолжение моего фанфа Бабочка, которое ещё не выложила моя плагиаторша))

Подробнее…
3


- Приятно? – Его голос звучит возле уха, а рука нежно гладит талию, скользя пальцами по гладкой коже. Он опускается чуть ниже, оставляя цепочку нежных поцелуев на шее. Его руки гладят меня везде, но не прикасаются к самому главному. И это заводит ещё сильнее. От него пахнет дорогим парфюмом. Этот запах разносится по всей комнате, создавая кокон из его запаха. Всё тело Гаары источает тепло, обжигая мою голую кожу.
Сначала я хотела просто лежать бревном, но под его ласками всё больше разжигалась, уже забравшись под его майку. Эта тряпка стала напрягать, так что я стала стаскивать её. Но Собаку легонько отстранил мои руки и покачал головой, цокая языком.
- Нет, бабочка, сегодня голой будешь только ты, иначе я не выполню своё обещание.
- А я к этому и не стремлюсь! – В тон ему отвечаю я, гладя его по твёрдой груди, поднимаясь выше по шее, добираясь к его лицу. Глажу волосы на затылке, прикрывая глаза, наслаждаясь его тяжестью. Даже от осознания того, что именно под его весом так прогибается кровать, просто сносит крышу. Его плечи шире чем у остальных четверых, но за счёт того что он не особо высокий, не выглядит огромным. Из-под приоткрытых ресниц наблюдаю, как напрягаются его мышцы на руках, когда он наклоняется ко мне.
- Ты самая наглая девушка, которую я встречал. Но это даже ещё больше привлекает. Я сделаю тебя своей. Ты будешь принадлежать полностью мне, без остатка, - Горячо шепчет он мне, расцеловывая каждый сантиметр тела. И хочется, что бы это было правдой.
Таких чувств как сейчас я ещё не испытывала. Больше эмоций, чем при любом другом сексе, хотя Гаара даже не дотрагивался до промежности. Самое большее, что он себе позволял это посасывать соски. Собаку мучил меня наверно несколько часов, доводя до исступления, но каждый раз прекращал, видя, что я готова вот-вот кончить.
- А ты оказывается очень чувствительная. – Он улыбнулся мне, смотря на губы, прикоснулся к ним своими, но не целовал. Гаара ловил мои прерывистые вздохи и не сводил взгляда с моих глаз. Он просто лежал на мне, придавив собой, и облокотился на локти возле моей головы. Пальцами он играл с прядями моих волос. – Как ощущения?
Ощущения? Если не это ад, тогда что?
- Унизительно. – Выдыхаю ему в лицо, пытаясь приподнять. – Мне тяжело!
- Правда?
Казалось, что он меня не слушает, просто лежит и играется с моими волосами, разглядывая глаза.
- Почему ты такой?
- Какой?
- Жестокий.
- Жизнь такая. – Он легонько целует, сильнее вдавливая меня в кровать. И я снова растворяюсь в нём. Рассудок судорожно пытается сопротивляться истошному воплю сердца, кричащего о желании принадлежать ему. И что я делаю? Наслаждаюсь тем, кто так хочет унизить и сломать меня. Наверно я – мазохистка…
Открываю рот, впуская его язык и содрогаюсь от наслаждения. Хочется, чтобы это длилось вечно…
Но из приятной неги нас выбивает вибрация телефона.
- Чёрт! Сколько время? – Наконец до меня доходит, что сегодня я работаю. Но Гаара не торопиться меня отпускать, только сильнее прижимает.
- Почти девять.
- ЧТО? – Чёрт, чёрт, чёрт, чёрт! Госпожа меня прибьёт, я уже как час должна была быть там! – Пусти! Мне нужно на работу!
- Клиентов ублажать? – его голос звучал угрожающе. Я посмотрела в его глаза, в которых отражалась неприкрытая ярость.
- Даже если так, не твоё дело!
Кажется, Гаара ещё что-то хотел сказать, но передумал, поднимаясь с меня. Я же когда появилась возможность, рванула к телефону, поднимая трубку.
- Да!
-…
- Простите, непредвиденные обстоятельства.
- …
- Я понимаю… Да, я всё объясню!
-…
- Хорошо, я… - Оторвала трубку от уха и повернулась к Гааре, который закурил и стоял, облокотившись о подоконник. – Где мы находимся?




- Как ты такое позволила? – Госпожа уже почти десять минут кричала на меня, разрываясь в ругательствах. – Надо было сразу звонить мне а, не бежать драться с отродьем! Нет, ну подумать только – ударить девушку! Да он хоть знает, сколько стоит час с тобой? Да ему всей жизни не хватит, что бы выплатить долг за эти синяки и ссадины!
Пара девочек замазывали мне синяки, оставленные Гаарой на челюсти и солнечном сплетении. Они опасливо поглядывали на Госпожу, когда та что-нибудь хватала в руки. Но, наконец, успокоившись, она села в кресло, закурив.
- Ну ничего, я ему устрою! Как его зовут? – Она тукнула в мою сторону сигаретой, приподняв бровь.
- Собаку но Гаара.
Однако презрительной усмешки, которой она обычно награждает имена обидчиков своих девочек, не последовало. Почему-то Госпожа сильнее нахмурилась, сделав большую затяжку. Потом ни сказав ни слова поднялась и ушла.
- Чего это она? – Лакомка вопросительно на меня посмотрела, я лишь пожала плечами.
- А вы не знаете? – Суо, белолицая брюнетка типичной восточной внешности, нанесла последний штрих на мою челюсть, и она стала как новенькая. – Этот Собаку, скорее всего старший, держит все публичные дома в кулаке. Без его ведома ничего не происходит.
Я залилась в истеричном смехе. Девочки удивлённо наблюдали, как я сгибаюсь пополам от смеха. Когда приступ прекратился, я села нормально, откинувшись на спинку стула.
- А я то пантовалась, что он ничего не может со мной сделать, оказывается, может… Он может сделать со мной всё. Что захочет, а я и пикнуть не имею права. Какая же я дура! Боже, во что я вляпалась…


Возвращаясь с работы, напилась в хлам. От горя. Я уже принадлежу ему. Но ему этого мало. Он хочет мою душу, сердце. Зачем они ему?
Заплетающимися ногами погружаюсь в лифт, еле тыкнув нужную кнопку. Сто процентов, что весь макияж потёк. Да, я плакала. Сильно и громко. А что мне ещё делать?
Вот и дверь в квартиру. Ждёшь меня? Стоишь одинокая, пока я мужиков ублажаю.
Споткнулась о порог, приземлившись на четвереньки и громко выругалась. Послышались шаги. Не уж то грабитель? Поднимаю косые глаза и натыкаюсь на белые туфли. Дорогие, воры в таких не разгуливают.
Неизвестный гость поднимает меня и фыркает от отвращения.
- От тебя воняет.
Аа… Ты… И как интересно ты попал ко мне в дом? Хотя, не важно…
Потащил меня в ванну. И что ты хочешь сделать?
- Раздеться можешь?
В ответ меня вырывает в раковину и ты, кажется, понимаешь, что нет. Наплевав на одежду, швыряешь меня в ванну и включаешь ледяной душ. Холодно. Однако становиться легче, по крайней мере перестаёт тошнить. Вроде сознание проясняется.
- Если я тебя оставлю, ты не захлебнёшься в душе? – Саркастически интересуешься, выходя из ванной.
Я рухнула в ванну поперёк, свесив ноги через край. Попыталась перевернуться, но не удалось. Как же плохо…
Кажись, уснула, так как ты принялся поливать мне лицо водой, похлопывая по щекам. Куртки на мне уже не было. Когда я очнулась, ты принялся раздевать меня до конца. Сделав это, обмыл прохладной водой с гелем для душа и шампунем помыл голову.
-Зачем?
- От тебя воняло. – Ты подхватываешь меня на руки, цепляя с собой полотенце, и несёшь в комнату. Как вещь швыряешь на кровать, принимаясь обтирать полотенцем. Твоя забота странная, но приятная.
В кухне засвистел чайник. Ты оставил меня, направившись туда. Вернулся уже с двумя чашками. В одном определёно было моё кофе. Тяну руки к приятной жидкости. Однако подняться не могу. Ты обречённо вздыхаешь, ставя одну кружку на тумбочку возле кровати, приподнимая меня в сидячее положение. Суёшь в руки кружку.
- Фуу… - Это зелёный чай! Я его трезвая не переношу, а пьяная точно опять с унитазом здороваться буду.
- Пей! – Ты приказываешь. И почему я тебя слушаюсь? Глотаю пару раз, и становится полегче. Ты же мне назло подносишь к губам ароматный кофе. Завидую тебе. И кружке, к которой прикасаются твои губы. Боже! Я по пьяни схожу с ума!
Допив, пытаюсь поставить кружку на тумбочку, однако теряю равновесие и падаю лицом тебе в промежность. Ты грустно вздыхаешь, отбирая у меня кружку, и ставишь на тумбу. Ёрзаю лицом, от чего ты немного вздрагиваешь.
- Приятно? – Теперь мой черёд задавать этот вопрос. Ты улыбаешься. Но не так, как обычно. Просто…улыбаешься. Эта улыбка завораживает, и я поднимаюсь, садясь на твои колени, целую тебя в шею. Ты ставишь кофе на тумбу, слегка придерживаешь меня руками за талию, видимо боишься, что я могу свалиться.
Твоя кожа горячая и приятно пахнет. Я, скорее всего, оставляю засосы, плохо контролируя себя. Но ты не отстраняешься, позволяя это делать. Позволяешь расстегивать рубашку, спускаться губами по твоей груди, ласкать живот, расстегивать джинсы.
Не удивительно, что у тебя там всё стоит. Оттягиваю трусы за край, разглядывая ещё немного мутным взглядом твоего дружка. Ты облокотился руками назад, наблюдая за мной с лёгкой улыбкой.
Я окончательно сползла на пол, пристроившись между твоими ногами, сильнее раздвинув их. Хихикнув, как дура, чмокаю тебя в головку члена, лизнув живот. Потом стала лизать её, постепенно оттягивая трусы. Я никогда не испытывала удовольствия, беря у кого-то в рот. Но сейчас. Казалось, что я доставляю удовольствие и себе. Подняла на тебя глаза. Ты закинул голову назад и тяжело дышал. Какой же красивый…
Ускоряю темп, и ты хватаешь меня за волосы, не в силах сдерживаться. В горло бьёт горячий поток твоего семени, а из твоих губ вырывается стон. Ради этого стона стоило унижаться. Глотаю всё до конца, напоследок чмокнув тебя в головку. Ты мутным взглядом смотришь на меня, вдруг притянув ближе, и впиваешься в губы. Тону в этом поцелуе, хватая тебя за шею, прижимаюсь к груди, снова залезая тебе на колени. Чувствую ткань джинсов между ног и твою плоть, ту сжимаешь мои ягодицы, притягивая ближе. Боже, как ты целуешься…
Скорее всего, я уже вся теку, причём давно. Ты начинаешь поглаживать меня там двумя пальцами, не позволяя сесть на тебя. От возмущения кручу бёдрами, прикасаясь клитором к твоему члену, от чего завожусь сильнее. Хочется плакать как ребёнку, которому не дают покататься на качели. Кусаю тебя за губу, требуя отпустить бёдра и позволить действовать. Но…
Ты прекращаешь поцелуй и поднимаешь меня с себя, улыбаясь. Укладываешь в кровать и накрываешь одеялом.
- Спокойной ночи.
Последнее что произносишь ты, выходя из комнаты, и закрываешь дверь. Слышу, как хлопает входная дверь. Теперь всю ночь буду мучиться от желания. От безысходности запускаю руки под одеяло, гладя себя внизу. А что ещё делать?

Просыпаюсь от привычного звона будильника. Вспоминаю, что было вчера. К сожалению, помню всё. До мельчайшей подробности. И то, что всю ночь думала только о нём. Кажется, он начал добиваться своего. И мои чувства уже начали проявляться.
На тумбе стоит кружка с почти не отпитым кофе. Ставлю её в микроволновку, когда нагрелась, пью из неё. Он касался её своими губами…
От отвращения к самой себе швыряю её в стену. Она разлетается на кусочки, окрашивая светло-бежевую стену в грязно-коричневый. Падаю на пол, прислоняясь спиной к стене, и начинаю рыдать в голос.
Ну почему это всё происходит со мной?
Когда успокоилась, закурила сигарету. Теперь ненавижу кофе. К первому уроку я уже опоздала, пойду на второй. Кое-как напяливаю форму, хватаю портфель и ползу на остановку. Болит голова и хочется утопиться в ближайшей луже. Весна… не вижу ничего хорошего в ней.
Все заинтересовано оглядываются на меня. Ещё бы! Вчера мне, кажется, ногой по башке заехали. Подходят Наруто с Саем, что-то спрашивают. Саске повернулся ко мне, разглядывая лицо. Но меня они не интересовали. Я смотрела в окно, изучая облака. Будет дождь.
За все уроки я ни разу не посмотрела на него. Хотя точно уверена, что он смотрел на меня. Я чувствовала его взгляд на себе. Выхожу из школы. Дождь. Я была права. Ну и пусть.
Медленно выхожу под струи воды. Меня окрикивают. Этот голос. Его голос. Срываюсь со всей силы и убегаю как можно быстрее. Подальше от его голоса, запаха, прикосновений, глаз. Туда, где его нет. Не хочу его видеть.
Спотыкаюсь и падаю в лужу. Ну вот, теперь не только мокрая, но ещё и грязная. Снова начинаю плакать. Никогда в жизни столько не плакала. Сижу в луже и как дура рыдаю. Вдруг на меня перестаёт капать. Поднимаю голову и вижу его. Он держит надо мной зонтик, сам намокая. Ничего не говорит, просто смотрят.
Он решил меня морально уничтожить, точно. Я ведь знаю, что всё, что он делает, что бы сломать меня. Он ничего кроме желания не испытывает ко мне. Но почему…так хочется, чтобы он снова меня поцеловал?

- Будешь бегать под дождём - заболеешь! – Господи, ты притащил меня в кафе и учишь жизни. С меня капает, как с бездомной собаки, и волосы слиплись и висят как сосульки. Почему ты всё равно на меня так смотришь? – Хочешь с температурой валяться?
- Зачем ты меня сюда привёл?
- Выпить горячего чаю и согреться. Дождь заодно переждать. – Ты снова улыбаешься. Но уже привычной улыбкой, особо ничего не значащей и ничего не выражающей. Мешаешь ложкой в чашке и облокотился щекой о кулак. Такой красивый. Ненавижу…
Из моей кружки поднимается приятный пар, пахнущий клубникой со сливками. Потрясающий аромат! Отпиваю из кружки и невольно улыбаюсь.
- Вкусно!
Ты тоже улыбаешься, но на этот раз другой улыбкой. Той самой, что заставляет моё сердце выскакивать из груди.
- Кушать хочешь?
- Нет. – Хочу тебя. Всего и без остатка. Я такая же плохая, как и ты? Наверно…
Ты провожаешь меня до автобуса, вручая зонтик. Пытаюсь вернуть его назад, но ты не даёшь, притянув меня ближе, и целуешь, тут же отскакивая, оставляя мне зонт, и убегаешь под дождём. А я мокрая еду в пустом автобусе в обнимку с мокрым зонтом. Замёрзшая и по уши влюблённая…


4


Выходные. Это дни, когда можно сходить с друзьями в кино, кафе, просто погулять. А что ели друзей нет?
Вот мне и приходится сидеть дома и смотреть телек. Я съела уже две плитки молочного шоколада, выпила почти весь запас кофе и пересмотрела все передачи, которые только можно. Но всё равно хочется плакать. А вечером ещё на работу идти.
Ненавижу его! Всё в нём ненавижу! Ну почему, почему именно я?
Хочу, чтобы он сейчас обнял меня, поцеловал, хочу зарыться пальцами в его волосы, вдохнуть его запах. Хоть я и знаю, что он это делает специально, но… Те поцелуи и ласки в доме Саске, как он отхаживал меня после работы, как пошёл за мной с зонтиком, как проводил до автобуса… Его поцелуй… У меня до сих пор горят губы, и я чувствую его прикосновение.
Почему он такой жестокий. Ведь одно крыло он мне уже сломал. Интересно, а бабочка может летать с одним крылом, или – это конец? Наверно падать больно…
Закутываюсь в одеяло в тщетной попытке забыть его.
Звонок в дверь. О боже! Надеюсь это не он.
Да, моя тщетная надежда не оправдалась.
- Почему в выходной дома? И… - он осмотрел меня с ног до головы и состроил смешную гримасу. – В таком виде, будто ты с похмелья.
- Чего припёрся? – Совершенно не хочу его видеть. Я и так еле держусь, а тут он.
- К тебе. – Не спрашивая разрешения, Гаара прошёл в квартиру, разуваясь.
- А прошлый раз даже не разулся. – Заметила я, вспомнив, что он как-то попал ко мне прошлый раз, хотя квартира была заперта. – Как ты ко мне попал?
- У тебя было открыто.
- Не может такого быть! Я запирала дверь! – Моему возмущению не было предела! Нет, ну вы только послушайте! Открыто было!
Собаку лишь снисходительно улыбнулся. Он прошёл на кухню, и уселся за стол как у себя дома.
- Не угостишь кофе?
Вот блин! Ну почему я должна его терпеть у себя дома?
- А уйти не соизволишь? – Я стала руки в боки, уже провожая его взглядом. – К тому же кофе нет, я весь выпила.
Я так и стояла, прожигая его взглядом, а он преспокойно разглядывал кухню.
- Чего тебе надо? Поиздеваться пришёл?
- Нет, ты просто отлично делаешь минет. – Без какого-либо оттенка заметил он. Я от возмущения чуть не взорвалась. Урод, гад, сволочь! Ненавижу! – Да не злись ты так. Я ведь правду говорю.
Он поднялся со стула, приближаясь ко мне. Я стала пятиться, но наткнулась на стену. Гаара прижал меня к ней и наклонился так, что наши губы были на одном уровне.
От его жара я чуть не растаяла. Ноги подкосились, и Собаку подхватил меня, притягивая к себе. От его крепкого тела у меня по коже пошли мурашки возбуждения. И я сделала ещё одну ошибку. Не дождавшись пока он сам меня поцелует, с диким желанием впилась в его губы. Он не отстранился, напротив глубже погружаясь в поцелуй. Я почувствовала, как он положил руки мне на попу, как участилось его дыхание. Его тело стало ещё горячее, а кое-что было полностью в боевой готовности. Я гладила его по плечам, спине, талии, снова зарываясь пальцами в волосы. Я не могла остановиться.
Так мы как-то добрались до кровати. Он повалил меня, принявшись раздевать. Всё было как во сне. Я не понимала, что происходит, но это определённо было приятным.
Когда он сам разделся, я, наконец, смогла рассмотреть его. Идеален! Широкие плечи, крепкий торс, сильные руки, классная попа и сильные ноги. Он был прекрасен.
Гаара навис надо мной, снова начиная дразнить ласками, но тело ещё помнило тот день, когда он издевался надо мной, и реагировало с невероятной скоростью.
- А ты быстро завелась. – Он провёл пальцами по моему животу, опускаясь вниз, гладя мою киску. Я стала извиваться от удовольствия уже не в силах сдерживаться. Он лишь ехидно заулыбался, отстранившись, и лёг рядом, положив голову на кулак. Я не понимала, что происходит. Почему он прекратил. Но заметив, что он сам хочет меня не меньше, чем я его, стала действовать. Я больше не могу, я хочу его! Повалив Гаару на спину, я села сверху, уже было добившись своего, но он перевернул меня, поднявшись.
- Что ты делаешь? – Я откровенно возмущена!
- Растягиваю удовольствие. – Он стал на пол, скрестив руки на груди и улыбался.
- Это можно делать и по-другому. Но если ты не хочешь, так и быть. – Я принялась икать свои вещи и одеваться. Но видимо воздержание в сегодняшние планы Гаары не входило, и он, схватив меня за руку, повалил на кровать животом.
Я перевернулась, уже было начав возмущаться, но он снова навис сверху, страстно целуя. Всё ещё возмущённая я пыталась его отпихнуть, но безрезультатно. Он ласкал мой язык, покусывая его, одной рукой завёл мою ногу себе на пояс, прижимаясь ко мне всем телом. Я горела. И готова была уже на всё. Его сильные и страстные прикосновения, тяжесть его тела, ощущение горячей кожи, всё это было сейчас так реально и близко, что я не верила в это. Не может всё это быть настоящим…
Он начал медленно входить, оторвавшись от моих губ, и наблюдал за моим лицом, постоянно меняющим выражения. Он смотрел, как я открываю рот от нехватки воздуха, как зажмуриваю глаза от накатившего удовольствия, как кусаю губы от нетерпения. В это время он начал двигаться, медленно и мучительно. Такого у меня никогда не было. Я кончила буквально через минуту. А потом ещё раз, уже вместе с Гаарой.
Но этого мне показалось мало, и, спихнув его с себя, стала на четвереньки, призывно качая попой. Он намёк понял и пристроился сзади, водя головкой члена по моим половым губам. Под очередной мой стон он вошёл.
Само осознание того, что именно он во мне уже доводило до исступления, а соответствующие ощущения просто сводили с ума.
Собаку взял меня по бокам за бёдра и стал медленно двигаться, то ускоряясь, то снова замедляясь. Я поднялась корпусов вверх, запрокинув руки, и ухватилась за его шею. Прислонившись спиной к его груди, дала прекрасную возможность ему ласкать мою грудь.
Мои стоны, его громкое дыхание, его мимолётные поцелуи в шею или в плечо, казались чем-то сумасшедшим и не реальным. Опустив одну руку вниз, он стал удваивать ощущения, массируя мой клитор, покусывал меня за шею, доводя до исступления.
Вот его движения стали быстрее и глубже, а я была готова кончить. Пара резких толчков, и мы повалились на кровать.
Потом был ещё раз, когда я была сверху, и ещё, когда он, и снова, снова, снова…
Я не пошла на работу. Не отвечала на звонки, перекрывая криком наслаждения вибрацию телефона. И в тот момент, мне было совершенно плевать на то, что будет потом…
- Я люблю тебя, Гаара…

Проснулась я от движений по комнате. Открыв глаза, увидела уже одетого тебя. Ты искал что-то в штанах.
- Уходишь?
Ты повернулся, и на твоём лице появилась ехидная улыбка. Нет, даже не улыбка. Усмешка победителя.
- Ты проиграла. Я сломал твои крылышки. – Ты говорил это, наклонившись ко мне. Твои губы практически прикасались к моим и от это становилось ещё страшнее. – Или ты не выкрикивала каждый раз, когда я входил в тебя снова и снова, что любишь меня?
Сердце остановилось. Остановилось и упало, разбившись на тысячи осколков.
Ты отстранился, наконец, вытащив из кармана то, что искал и швырнул в меня пачку денег.
- Это за работу. Ты действительно профессионал. Может как-нибудь ещё зайду к тебе… как клиент.
И ушёл… Хлопнула дверь, оставив меня наедине с унижением, болью и злобой. Злобой на саму себя. Я не могла дышать, рыдания душили, а слёзы заливали глаза. Да, я – проститутка, и никак иначе ко мне относиться нельзя. Я была для него лишь игрушкой. Подобно коллекционерам, пришпиливающим красивых бабочек к рамкам и выставляющим их на обозрение, ты играл со мной. Так и я, подобно этим бедным существам, оказалась прикована любовью к тебе….
Звонил телефон, но я его уже не слышала. Уже ничего не хотела слышать. Но в ушах стояло лишь проклятое: «Это за работу. Ты действительно профессионал. Может как-нибудь ещё зайду к тебе… как клиент».



Категории: Гаара
комментировать 5 комментариев | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 4 марта 2013 г.
Наши дни (13-15) Нова Наэр 10:40:25
 ­­

Подробнее…
13. Поддаваясь страсти.


В такие моменты я жалела, что не курю. Сейчас бы затянуться крепким дурманящим дымом и почувствовать облегчение. Но нет. Вот ведь незадача. Остаётся лишь смотреть с грустью в окно, пытаясь разобраться в самой себе. Что мне нужно? Если бы я знала…
В душе царила пустота. Она правила там безраздельно, всепоглощающе…
Есть два парня. Есть я. Чего хотят они, я не знаю. Но и чего хочу я, тоже не знаю. Однако с одним мне комфортно, а к другому просто необъяснимо тянет. Я эгоистка.
Если посмотреть на это всё со стороны, то я эгоистичная тварь. Многие девушки с ума сходят, умереть готовы, чтобы просто обратить на себя внимание Саске, а я носом верчу. Но как иначе? Я десять лет на него угробила, и только после того как я бросила его, Его Светлость снизошёл до меня и решил вернуть. Зачем?
Меня никак не отпускал этот вопрос. Зачем он хочет меня вернуть? Чтобы переспать? Опробовать, так сказать, то, что столько лет выдерживалось на полке? Его жадность обуяла, что кто-то получает то, в чём ему отказывали? Но я то тут причём, если у него не лады с самоконтролем? Он просто как маленький ребёнок, уверен, что все игрушки принадлежат только ему. И я одна из них. А ведь на самом деле, всё не так! Именно из-за его эгоизма, его чрезмерной гордости я и ушла. И снова вернуться в это? Нет, увольте.
Хотя я увидела нового Саске. Ещё более нахального, дерзкого и впервые почувствовала возбуждение от его прикосновений, голоса, взгляда. Что это? Он снизошёл до меня или принял за равную? Скорее второе, ведь кто ещё его бросал когда-либо? Верно, такого не было никогда. Значит, решил играть в серьёз, и всерьёз заинтересовался мной? Ну что же, мой дорогой, я тоже хочу с тобой поиграть. Чувства к тебе остыли, хоть и небольшие отголоски ещё всплывают, однако я уверена, что переживу нашу маленькую игру без потерь. Как интересно… Мне всё больше и больше хочется попробовать тебя. Уверена на вкус ты будешь как дорогое превосходное вино. И я хочу тебя.
Но не стоит забывать о Гааре. Вот эти отношения тайна покрытая мраком. Мы не встречаемся, не влюблены, не привязаны. Мы просто занимаемся сексом. Часто. Превосходно. Но более ничего. И меня всё устраивает, но вот эта неопределённость как-то раздражает. Потихоньку это раздражение усиливается, и я боюсь, что скоро этим лёгким отношениям придёт конец. С ним хорошо. Просто отлично, но как-то странно. Я боюсь этих отношений…
Я повернулась к кровати, оторвавшись от вида из окна. Уткнувшись лицом в подушку, Гаара сладко спал. Во сне он был похож на ребёнка, такого милого и нежного. Пряди его алых волос свисали со лба на лицо, придавая ему ещё более детский вид. Так странно. У нас с ним было полное совпадение как физическое так и характерами. Мы идеально подходили друг другу, но… Нет любви. И я не тешу себя детскими иллюзиями, что вот-вот скоро мы влюбимся и заживём одной большой семьёй. Я не люблю его. Он не любит меня. Просто мне комфортно и хорошо с ним, а ему со мной. Даже если у Гаары есть симпатия ко мне, которая напоминает влюблённость, это скоро пройдёт, я уверена. Он не из тех парней, что быстро влюбляются и грезят лишь одной девушкой. Он наиграется, насладится нашими отношениями до отвала и уйдёт. А я не буду плакать. Может я первая уйду, кто знает…
Я ласково поцеловала его в плечо, и Гаара сонно что-то пробурчал, переворачиваясь. На его лице красовалась довольная, тёплая улыбка. Сейчас он был таким красивым и милым, что я тоже не удержалась, улыбнувшись. Он потянул меня к себе, сжав в объятьях и крепко, ласково поцеловал. Так целуют после долгих отношений, когда человек стал тебе уже родным. Так приятно, чувствовать его тёплую кожу под собой, ощущать его руки на своей спине, губы на шее, и сходить с ума от этого блаженства. Как же мне с ним хорошо…

Более странно чем сейчас, набирая номер Саске, я не чувствовала себя никогда. Не то что бы у меня от страха тряслись руки или я была в панике и стеснялась, просто было как-то не по себе. Словно я звонила совершенно незнакомому человеку в первый раз и не знала что буду говорить.
- Не ожидал твоего звонка. Что-то случилось? – привычные надменные нотки в голосе. Он хотел меня позлить. Ну что же, удачи. Она тебе понадобиться.
- А должно что-то случиться? Не ты ли хотел снова быть со мной? Тогда с чего такой вопрос? – Я отвечала ему под стать, решив играть в игру на уровне мастера. И я намеревалась выиграть.
- Вот этого я вообще не ожидал. - Голос на том конце стал растерянным, однако Саске быстро взял себя в руки и тоже полностью включился в игру. – Не хочешь встретиться?
- Иначе бы я и не звонила.
- У меня?
- Уже еду.
Я повесила трубку, не дождавшись ответа. Буду вести себя как и он. Нагло, эгоистично и по хамски. Я буду диктовать условия, а он буду им следовать. Пришла пора поменяться ролями.

Здесь было всё так же, как и в последний мой визит. Идеально обставленная квартира с идеальным интерьером, и идеальным хозяином. Саске ходил по своим владениям как большой чёрный кот, в мартовский период. Его намерения были написаны на лбу, словно вывеска с фонариками. Однако он не решался переходить к делу, или даже начинать. Саске чувствовал угрозу исходящую от меня. Угрозу своей гордости. Он подсознательно боялся того, что я могу переиграть его, и пока держался на расстоянии.
- А ты сильно изменилась. Не только внешне. – Саске наконец решил сдвинуться с мёртвой точки и, развалившись на диване пристально изучал меня своими чёрными глазами. Я довольно усмехнулась, перекинув ногу на ногу. Из-под платья выглянул край чулок, которые я одела специально – неотъемлемая часть моего боевого обмундирования. Это подействовало, так как Саске подобрался, тоже скрестив ноги. Кажется, кому-то в штанах становиться тесно.
- Твоя заслуга. Ты сделал меня такой, - я провела по плечу пальцами, спускаясь на грудь, и как бы невзначай погладила её. Саске сглотнул, на секунду отвёл взгляд, но тут же снова вернул его на место. В низу глубокого разреза платья был виден кружевной чёрный бюстгальтер, который я купила специально для сегодняшнего вечера. О, это того стоило! Почему-то соблазнение Саске было для меня делом чести. И мне нравилось это делать! Видеть как всегда властный, холодный парень тает на глазах, уже не в силах скрывать бесовкой блеск в глазах и бугорок, оттопыривающий штаны. Я расплылась в безжалостной, самодовольной улыбке, обнажая зубы. Саске перевёл взгляд на моё лицо, долгое время не сводя глаз с моих губ. – Хочешь?
Похоже, мой вопрос застал его врасплох, однако он прекрасно понял, о чём я. Какое-то время ответа не было, и я, устав ждать, сделала первый шаг. А за ним и последующие.
Не особо волнуясь о том, видно ли моё бельё, я залезла на колени Саске, плотно прижавшись к его достоинству. Он сдавленно вздохнул, однако тут же прижал меня ещё сильнее, сжав мою попу ладонями. Я вспыхнула мгновенно, прильнув к нему теснее грудью. Он поцеловал ложбинку между грудей, и стал подниматься выше. Я чувствовала как бешено бьётся его сердце и от этого возбуждалась ещё сильнее. Да! Именно этого я и ожидала! Этих бешеных эмоций, ощущений! Сумасшедшего возбуждения, которого не было даже с Гаарой.
Долго я мучила его, не позволяя целовать меня в губы, но это того стоило. Боже, как жадно он целовал меня, как страстно ласкал мои губы, полностью пропадая в возбуждении. Мне это тоже нравилось, однако само то, что Саске сейчас не в силах себя контролировать, сводила с ума больше чем что-либо! Однако постепенно включаясь в игру, я принялась ёрзать на нём, намекая, что мы слишком одеты. Саске был не глуп и сразу сообразил, что пора переместиться в спальню.
Он положил меня на край кровати, медленно, чувственно снимая с меня одежду. Он стягивал вещи одну за одной, и в конце я осталась лишь в чулках. Саске пошло улыбнулся, разглядывая меня голую, и не спешил раздеваться сам. Мне это не понравилось, и я не особо стесняясь, поднялась и принялась раздевать его сама. Он явно удивился, всё же новая я была ему не привычна и отсутствие у меня стеснения его явно поразило. Однако, мешать он мне не стал и блаженно наблюдал как я наслаждаясь стягиваю с него вещи, проводя руками по идеальному торсу. Когда я добралась до трусов, то решила чуть над ним поиздеваться. Нет, минет я делать не собиралась. Его я никогда не делала и делать не собиралась. Это пока для меня было табу. Всё же к такому я была ещё не готова.
Однако погладить уже каменного «дружка» Саске я была в силах. Почему-то в этот момент я почувствовала себя королевой мира. Я видела, что он полностью под моим контролем, и наблюдать как его щёки розовеют от удовольствия, было просто чем-то нереальным. Он был моим.
- Хорошо? – спросила я шёпотом, покусывая мочку его уха. Он лишь простонал в ответ, притянув моё лицо, и впился поцелуем. Очевидно, что говорить он сейчас был совершенно не в силах.
Убрав от себя мою руку, он поднял меня и снова повалил на кровать, принявшись целовать каждый сантиметр моего тела. Он так увлекся моей грудью, что я чуть не кончила только от этого! Боже, как он издевался надо мной! Как он смаковал, облизывал, посасывал её! Такого со мной не было никогда! Я была полностью готова к самому акту, но Саске не спешил. Оказывается, выдержка у него была железная. Он спустился в самый низ, еле касаясь языком лизнул меня там. Я выгнулась, ухватившись руками за простынь. Саске закинул мои ноги себе на плечи, продолжая ласкать меня языком, порой впиваясь поцелуем или нежно покусывая. Я сходила с ума, стонала, кричала ,выгибалась, не в силах терпеть. Он был великолепен – это факт. Что бы не было, кто бы что не говорил, но Саске – идеален! Пусть его характер полное дерьмо, но если убрать эту маленькую оплошность, то он нечто, что невозможно повторить или воссоздать. Он был единственным в своём роду, и мало кто мог переплюнуть его.
Если честно, я потеряла счёт оргазмам. Кажется, их было пять. И это только от языка! Что же будет дальше? А дальше был он. Не знала и даже не думала что эта часть может быть идеальной. Словно нарисованный. Идеальные пропорции, нежно розовый, такой горячий! Я первый раз в жизни наслаждалась видом этой части тела! Саске устроился между моих ног, наваливаясь грудью на меня, и поцеловал в основание шеи, около ключицы. Я ахнула, и моё тело стало дрожать от возбуждения. Такое бывает, если я возбуждена до предела. Саске это почувствовал и стал ещё более нежно целовать меня, постепенно, медленно входя. Если честно, я готова была его убить, за то что он издевается надо мной, но услышав его тихие, сдавл